Дамы и господа! Добро пожаловать на ролевую
D. Gray-man. The hidden side of war!
Присоединяйтесь к нашему небольшому миру,
Вас ждет коварная обольстительница,
имя которой приключение.
Гостевая
Список ролей
Правила
О мире
ЧаВо
Сюжет
Акции

Рейтинг форумов Forum-top.ru

D. Gray-man. The hidden side of war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Закрытые » Don't try to stop me!


Don't try to stop me!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://orig10.deviantart.net/81ad/f/2015/089/2/2/sanctuary___interior_by_merl1ncz-d8mbo84.jpg
Место и время: Лаборатория при Ватикане.
Участники: Astrid Rouvelier, Lavi, Ayame Yashiro.
Описание: Ватикан - слово, наводящее ужас или ненависть на любого члена Черного Ордена, которому хоть раз приходилось сталкиваться с его представителями. И многие хотели бы больше никогда не пересекаться с ним. Но что делать, если ты провел в нем всю свою жизнь и не видел ничего кроме? Ответ прост - бежать, выбираться оттуда любыми способами.
Однако, в этот самый момент придется столкнуться с теми, кто решил добровольно посетить это место. И причиной визита являешься ты.

0

2

Снаружи здания было прохладно и свежо, а солнце проглядывало сквозь хмурые, но слишком легкие тучки, еще не готовые ронять капли дождя. Поэтому, на душе хоть было пасмурно, но все же легко, как в этом небе. Следуя за очередным ученым, Аяме часто поднимала взгляд на это небо или старалась его отвести от высокого готического здания, которое источало запах воска, жженных трав, пепла и чего-то еще, что было сложно описать. Но вид и атмосфера этого места, кажется, не пугали сопровождаемого, мужчину или парня лет за тридцать, похожего на молодого специалиста, который еще не столько с опытом, сколько с рвением выполнял свою работу, а посему с каким-то садистским энтузиазмом внушал девушке, как ей повезло попасть сюда с ним, пусть даже в роли его телохранителя, она же сможет хоть одним глазком посмотреть, что это за место и какие великие дела в нем далеются.
«Повезло ли?» - Этот вопрос мучил Аяме всю дорогу в течение дня, а по ночам снились кошмары из детства. «Тоже мне, везение...» - Она лишь фыркнула в сторону и продолжала следовать тенью, все больше погружаясь в воспоминания, связанные с Ватиканом.
«Как же его звали? Как звали?» - О Ватикане экзорцист знала одно — это те самые люди, не люди, а призраки, которые стояли за ее спиной за стеклом и смотрели, как раз за разом она пытается активировать Гром и Молнию, чтобы хоть раз попасть по мишени. Они стояли и тихим холодным шепотом отмечали ее провал, будто это не они, а что-то злое внутри шепчет, как в книгах ужасов — дух, которым ты одержим, который питается всеми негативными твоими эмоциями, поглощает и порабощает тебя. Глядя на свои ладони, она вспоминает, какой тогда болезненной была отдача от ударов, как разряд Грома ломал одну руку, а Молния покрывала ожогами другую. Но тренировки продолжались, пока были патроны, пока рука могла двигаться. Имело значение, было ли у господ время наблюдать. И даже посиневшие, покрытые мозолями, ссадинами и кровью руки никогда не вызывали сочувствия. Шепот не менялся. Его мог разразить только голос того человека.
-Ну, чего встала? - От попыток подобрать правильный набор букв, который сложил бы имя, оторвал голос ученого, который уже проходил в здание. Не проронив ни слова в ответ, Аяме зашла следом.
Двери закрывались медленно, разрывая луч, который все еще пробивался внутрь и сокращался, с ужасным, отвратительным скрежетом. Его тепло девушка ощущала спиной, по которой побежали мурашки, стоило этому теплу исчезнуть.
Каждый шаг отдавался эхом, помимо которого стояла полная тишина, ее не нарушал ни тот парень, ни тем более Яширо, не имеющая особо прав разговаривать с человеком, которого охраняет. Пока он не обратится к ней, рот должен быть на замке. Сохранять это молчание уже входило в привычку, хотя именно сейчас это давалось тяжело. Тяжелый каменный потолок находился высоко, но давил на голову, будто заставляя ползти на коленях, а холод стен сжимал ребра. Поначалу и в Ордене все ощущалось также,.. За небольшим исключением.
Детские крики часто отражались от тех стен. Аяме вспоминала, что нередко это были ее собственные. Когда другие уже смирились, она твердила о том, как ненавидит этих людей. Не Орден, не экзорцистов, не искателей, не ученых, которые иногда говорили с ней, не медсестру, которая обрабатывала раны и забинтовывала руки, а именно тех, кто смотрел. Просто смотрел. Они никак не реагировали на слезы или ярость, у них не вызывало дрожи в голосе и истошное верещание от боли. Максимум, чего можно было добиться: «Активируй еще раз.» Однако, однажды было исключение. Всего однажды и больше никогда, потому что достучаться Аяме ни до кого с тех пор не пыталась. Она помнила это так, будто челюсть все еще сводит от этого удара по лицу. Она даже хорошо помнила голос, который сказал: «В следующий раз, когда ты провалишься, тебя не будут просить. Тебе не понравятся мои методы.»
На этот раз, погружаясь в омут мрачных мыслей, телохранитель старалась не отставать, даже если не видела смысла спешить или вообще находиться здесь, ведь чем глубже они заходили, тем больше ей казалось, что она может обратно не выйти, она чувствовала уже почти физическое отторжение от этих помещений, а этот странный запах почти вызывал тошноту. Хотя, каким-то мерзким и неприятным он не был, его вряд ли можно было сравнить с теми запахами, которые окружают тебя в разгар кровопролитной битвы во время миссии: от запаха свежего мяса до гниющей и тухлой плоти. Он был то ли медицинским, то ли пыльным, то ли даже... Парфюмерным? Как одеколон? Но нет. Тоже не то.
Когда нервы уже начинали сдавать, и вдруг стало безразлично, идти ли дальше или возвращаться на улицу, ученый снова заговорил, и его слова отчасти даже обрадовали:
-Дальше можешь не идти, лучше постой здесь или пройдись где-нибудь, я смогу тебя вызвать в любом случае.
Кивнув в ответ, Аяме повернулась боком и прислонилась спиной к стене. Парень же усмехнулся и завернул куда-то, быстро скрывшись из виду.
Вокруг было тихо, слишком тихо. И долго так Яширо не простояла, решив немного побродить, раз разрешили. Нужно как-то убить время, дабы пребывание здесь не казалось бесконечно долгим. И пока промежуточной целью являлась попытка скрыться от запаха и заодно поискать хоть какой-нибудь источник звука. В тишине и полумраке собственные мысли могли свести с ума.

+1

3

Вагон первого класса быстро мчался, оставляя за собой поле за полем, город за городом. Иногда в окно начинали мерно стучать капельки дождя, иногда луч солнца падал на рыжую шевелюру, иногда тучи находили на небосклон так плотно, что купе темнело, как в ночь. Младшему Книгочею, впрочем, ничуть это не мешало заниматься любимым делом - спать. Парню предстоял неблизкий путь в лаборатории Ватикана – мрачное место, где Лави до этого уже успел побывать. Каждый камень в том огромном строении словно источал страдания и безысходность. Стены и потолки тяжело давили, пусть лаборатории и были просторны. Часто по коридорам разносились крики – какие бы заглушающие звуки покрытия не ставили ученые, им было не сдержать вопли боли подопытных. По дорогим коврам, на которые падал свет от хрустальных люстр, ходили безэмоцианальные халаты, без личности и собственной воли – ими управлял Ватикан, как марионетками, а им и не в домек было. Ими крутили, как хотели, а ученые, ничуть не в лучшем положении, чем подопытные, этого не понимали, считая, что следуют своим, данным Богом, путем, во благо всего мира, играя важнейшую в истории роль. На деле же единицы были достойны для записи в их, Историков, Архивы.
Лави любил ученых. В общем и целом. Ученые – люди всегда умные, образованные, часто интеллигентные. С ними всегда можно углубиться в спор и иногда они могут даже выиграть его, приведя такие доводы, что даже Книгочей ничего не может им противопоставить. У ученых всегда на примете есть пара особенных книг, которые обязательно нужно прочесть в этой жизни и которые прекрасно дополняют знания Книгочея. В Европейском подразделении Черного Ордена ученые к тому же еще и веселые и добрые ребята. С ними весело просто поболтать за чашечкой кофе, или за обедом, потому что кроме обеда у них времени на разговоры нет. Дела с учеными подчиняющихся напрямую Ватикану обстояли в корне иначе – эти «халаты»(Лави иначе их в принципе не называл, потому что до людей они не дотягивали), одним своим присутствием доводили до нервного тика. Весь их бледный напыщенный вид кричал об их важности, мнимой, конечно. Каждое слово сквозило пустым превосходством. Любой жеcт говорил о никчемном раздутом самомнении.
Да, они были умны. Да, они помогали миру. Но ничуть не больше, чем кто-либо в Черном Ордене! А белый выглаженый халат и ровный голос стоял так отчетливо перед глазами, и от него шел такой резкий запах мужского одеколона, что Лави дернулся во сне.  Наверное, пелена Морфея сковала его мозг, поэтому он не видел лица, лишь размытое пятно, и не помнил ни единого слова, хотя мужчина говорил всего секунду назад. Однако от смысла утерянных слов рыжего парня пронзил ужас и он вновь дернуля, просыпаясь.
- Аааа, черт, - пробурчал он, потирая левый глаз и поправляя повязку.
Образ из сна, наконец, стал четким и Лави вспомнил, как зовут ученого, что он сказал ему и Деду, как он, Лави, тогда отреагировал. Выпив напоследок предложенного чаю, они спокойно удалились.
- На войне, как на войне. Ты запомнил слова того ученого, Лави?
Парень кивнул словам своего учителя и они, как всегда, отсраненно сели на поезд вроде этого.
Подперев щеку рукой, Лави глядел в светлеющее окно. Интересно, почему ему приснился этот сон, и почему сказанные, но не услышанные слова привели его в такой ужас? Стоило ли Книгочею что-то ожидать, или это просто нервы и недосып сказывались на сновидениях юного экзорциста?
В дверь купе коротко постучали. Лави повернул голову.
- Господин экзорцист, мы почти прибыли. У вас все хорошо? – голос проводника звучал максимально вежливо и учтиво.
- Да, все хоршо, спасибо, - легко отозвался парень. На миг его лицо осветлело.
Проводник за дверью коротко поклонился, словно важный пассажир мог его видеть, и удалился. Лави снова погрузился в раздумья. Сейчас он снова едет в Ватикан, вновь слушать рассказ об интересном эксперименте. На этот раз ему даже позволено было с ней, насколько Книгочей знал, это была девушка, побеседовать. В прошлый раз этим занимался Дед, оставив ученика скучать в коридоре. Через несколько недель тот прошлый эксперимент совершил попытку бега и его поймали, но, не расчитав сил, убили. Тогда Лави подумал лишь о том, что хорошо, что они успели с ним повидаться. Теперь ученик Книгочея не был уверен, что может смотреть на жизни свысока… А в прочем, это не имело никакого значения, пока Лави своими глазами не увидел этот неудавшийся эксперимент – возможно, эта девушка будет дикая и жестокая, и Лави сам не захочет желать ей лучшей судьбы.
Выйдя из вагона и пересев на уже поджидающий экипаж, Лави дорогой читал газету. Ничего нового или интересного, но время скоротать помогло. Оставив газету в экипаже, Книгочей направился прямо к огромным дверям огромного здания. Ничего в нем не изменилось с прошлого раза его прибывания здесь, разве что набегающие легкие тучки, не дававшие свету проникнуть в крепкие окна, добавляли еще больше мрака и какой-то сырости.
Книгочей старался идти подальше от стен, по середине коридора. Старые стены из крепкого камня всегда хранят много воспоминаний, но этих воспоминаний о мольбах о помощи и проклятиях мира касаться не хотелось. Пустующий коридор навевал мысли о пыле и паутине, но их, как на зло, здесь не было, приходилось идти дальше, признавая, что крыло не вымерло. По пути попадались несколько дверей. За одной из них острый слух различил чье-то бормотание, но Лави не стал прислушиваться, быстро проходя мимо. Наконец, показался последний в его маршруте поворот. Парень так долго шел по этому лабиринту из темных стен, что его любопытство начало выплёскиваться через край, подгоняя ноги. На скорости он не заметил одинокую фигуру за поворотом и слегка налетел на хмурую девушку.
- Ой! – как-то весело вскликнул Лави, отстраняя от себя экзорцистку. Новенькую, видимо. – Привет, ты откуда? Прости, не заметил. Я Лави, очень приятно...
Несмотря на дружелюбную улыбку парня, девушка явно не обрадовалась их встрече. Ситуацию усугубляло и то, что Книгочей продолжал держать ее за плечи на вытянутых руках, с интересом рассматривая. Взгляд его светлел с каждой секундой, в темных зрачках зарождался «Страйк!». Только вот давящее чувство, исходящее от многострадальных стен, не давало покоя, и Лави посмотрел наверх, хмурясь, и впоминая, что, вообще-то, он пришел по делу.
- Ладно, мне пора.

Отредактировано Lavi (18-05-2017 16:28:27)

+1

4

У нее получилось! В этот раз у нее действительно получилось вырваться из своей тюрьмы.  Девушка сама не верила своему счастью. Надо сказать, что это была третья ее попытка сказать оревуар тому месту, где ее держали. Как же она ненавидела эти стены... Кто бы знал. Она знала каждую трещину в своей комнате, каждый угол. И у нее периодически появлялось желание засунуть туда весь ученый состав, который за ней следил на последующие лет 20. Или просто их убить. Да, убить, почему бы и нет? Это было бы даже гуманнее, чем то, что делали они с ней. Потом откачивая, правда, лекарствами и держа словно кактус в теплице, взращивая гибрид непонятно кого и непонятно чего. Она боялась, что повлиять на ученых у нее не получится, слишком нестабильной была данная способность. Дождаться, когда смотрящий доктор зайдет к ней, чтобы осмотреть, задать стандартные вопросы, стандартно померить пульс, спросить про ауры и потом уже заставить его немного...задуматься. Это было сложно. Но, как оказалось, выполнимо. Врач задумался, несколько растерянно смотря куда-то на уровень выше ее головы. А дверь, как она знала, осталась открытой. Чтобы в случае чего врач мог выбежать оттуда. Они еще не знали все ее способности, чем она прекрасно и воспользовалась. А вот дальше оказалось труднее. Надо было накрыть всех, кто попадется, а это заняло у нее немалое количество энергии, вдалбливая в голову каждого,чтобы он не смотрел в ее сторону, при это расширяя свою ауру до предела.
И вот она! Пройдя через всю ненавистную лабораторию ей удалось обнаружить искомое: небольшая решетка, похожая на вентиляцию, коей и была. Она заставила рассказать про нее несколько сеансов назад одного врача. И вот теперь собиралась ей воспользоваться, взяв небольшую отвертку со стола. Ох уж этот ученный хлам, и отвинтив небольшие шурупы . Благо дело вход в вентиляцию находился под столом, что сделало определнный плюс в адрес ее сокрытия от глаз. Но надо было спешить.Так близко к цели она еще не была, запах свободы уже манил ее на столько, что она едва не потеряла концентрацию. И вот решетка поддалась! "Есть!"-подумала девушка. Она крайне надеялась на то, что через вентиляцию ей удасться попасть наружу, туда, откуда выходит воздух, а там она уже смогла бы разобраться что и как делать. А также надо было торопиться. Действие ауры уже ослабло, а значит они уже могли заметить ее пропажу.
Девушка благо дело обладала весьма щуплым телосложением, поэтому без труда пролезла в металлическую коробку, после чего немного чихнула от пыли, но резво поползла вперед. Правда, несколько передумала, обернувшись и, скрючившись, вернула решетку на прежнее место. Тут было безумно темно, а источника освещения у нее с собой не было, поэтому оставалось лишь лезть вслепую.
Конечно, звук, который она издавала был прекрасно слышен, но она надеялась, что сразу на это внимание не обратят. Голова кружилась от успеха. Если у нее все получится, то она сможет вдохнуть свободна! Наконец-то она сможет ощутить не просто экспериментом, а весьма живым человеком, у которого есть эмоции и желания.
Ее белая одежда, в которую ее одевали: шорты и футболка,были целиком покрыты уже многолетней пыль, которая осела и на ее же светлых волосах, превратив из в грязно пепельные. И вот первая развилка. Астрид рассеяно коснулась рукой металлической поверхность. Она читала книгу , в которой было написано о каких-то странных животных, кротах, они всю жизнь жили под землей и были абсолютно слепы и именно его она сейчас напоминала.  - Ладно, пускай будет лево-проговорила девушка, разворачиваясь, но сделав пару шагов поняла, что ошиблась, руки неожидано провалились в пустоту, а в следующий момент девушка в криком и офигевшим взглядом полетела по покатому металлическому спуску, она только успела заметить квадрат света, из которого и вылетела с грохотом, яркий свет ослепил ее глаза, а в следующим момент она рухнула просто вниз, надо сказать, что с весьма большой высоты, но ее падение что-то смягчило, вернее кто-то. Астрид тихо охнула, ощутив небольшой хруст под собой и тихо надеясь, что это не ее спина. Видок у Рувелье был весьма оглушенным, но тут она поняла, что не просто лежит на предмете, а что это были весьма живые люди. Девушка изменилась в лице и резким рывком встала на ноги, слегка пошатнувшись и несколько нервно повернула голову на лежащих объектах. Темноволосая девушка и рыжий парень. Оба в какой-то странной... форме. Но не похожи на Вороной или врачей. "Надо действовать быстро"-Астрид нервно посмотрела по сторонам, несколько озадаченно зависнув взглядом на высоком потолке и витражных окнах, словно впервые их видела, как оно и было. Но действовать надо было быстро
-Скажите где выход?- быстро произнесла она, переключая реальный мир на мир аур, чтобы в случае опасности побежать прочь. Она надеялась на то, что такой вопрос в лоб сможет вызвать моментальную реакцию с ответом. И они не сразу заметят ее внешний вид. А надо сказать, что в этих больших коридорах было довольно прохладно. "Я пока не вижу опасности, кроме шока и растерянности"- блондинка еще раз нервно обернулась, прислушиваясь не поднимется ли тревога. Но тут же вспомнила о правилах приличия, сверяясь с окном - Добрый день - ее голос звучал весьма нервно и быстро, словно у человека, который очень сильно спешил. В случае нападения она прихватила с собой отвертку, которая теперь торчала у нее сзади из-за ворот шорт.

Отредактировано Astrid Rouvelier (22-05-2017 17:26:04)

+2

5

Блуждая по коридорам в поисках хоть чего-нибудь или кого-нибудь, Аяме прислушивалась к каждому шороху, но пока удавалось уловить только какие-то разговоры или чириканье птиц, кажется, в самом здании. И не удивительно, за большим помещением тяжело следить, и маленькие птички легко могли попасть сюда через открытое окно, разбитый витраж или даже через ту огромную дверь. Пытаясь уловить взглядом крохотный источник звука, девушка поднимала голову и всматривалась в высокие потолки, постоянно держа ухо в остро. Оружие, которым она пользовалась имело свое влияние на ее организм — дальнозоркость и острый слух были обязательны и неизбежны. Возможно, именно поэтому девушка услышала что-то еще, что заставило замедлиться и всмотреться в потолки и стены пристальнее.
«Не похоже на птенца, какой-то шорох. Может, попал в какую трубу?» - Яширо перебирала возможные варианты происхождения очень глухого стучания, но по мере приближения звук замедлялся, а потом вдруг начал затихать, будто отдаляясь.
«Да, наверное, так и есть. Может, какой-то зверек? Вряд ли белка... А вот крысы — это возможно.» - Неожиданно для себя она усмехнулась, отметив в голове: «Да, было бы забавно. Одни крысы уживаются с другими. Анекдот.»
Стоило на секунду потерять бдительность, чтобы не услышать чей-то ускоренный шаг — один из минусов острого слуха. Зацикливаясь на чем-то тихом, начинаешь игнорировать привычные слуху звуки. В Аяме врезался какой-то высокий рыжий парень, который тут же уберег ее от почти совершившегося падения, так как от неожиданности девушка чуть не отскочила в сторону. Он придержал ее за плечи и почему-то принялся внимательно ее рассматривать, заглядывая в лицо. Также юноша извинился и представился за то время, как сама она уже успела удивленно на него уставиться. Особое внимание привлекла повязка на глазу. Все еще переживая по поводу собственных травм, Аяме имела привычку замечать чужие, зацикливаться на них и сочувствовать. И во всем она винила войну, в которой все члены Ордена так или иначе рисковали своими жизнями.
-Все нормально, - экзорцист задумалась и заморгалась уже спустя пару секунд смотря парню в след, одергивая плечи, которые недавно крепко сжимали.
«Странный, где-то приблизительно мой ровесник. Форма классического типа, слишком упрощенная. Загара нет, черты лица европейские. Скорее всего, из Главного Управления...» - Пока Яширо пыталась понять, что здесь делает еще один экзорцист, до нее начало постепенно доходить то, что если они столкнулись в этом коридоре, и сейчас он повернул туда, откуда она сама пришла, значит он направляется туда же, куда она только что сопроводила ученого. Вздрогнув и мотнув головой, тут же нахмурившись, экзорцист из Североамериканского подразделения поспешила нагнать нового знакомого.
-Эй! Погоди! - Она ускорила шаг, быстро поровнявшись с рыжим парнем, и игнорируя все нормы приличия (т. е. забыв представиться), решила с ходу задать интересующий ее вопрос:
-Обычный экзорцист не имеет допуска в лаборатории. Как так вышло, что ты так спокойно...
Но договорить она не успела, поскольку крышка вентиляции с грохотом отворилась и на экзорцистов кто-то рухнул. Да, именно кто-то — единственное, что Аяме успела уловить за долю секунды, поэтому рефлекторно еще в процессе падения на пол, потянулась правой рукой к Грому, любимому револьверу, который в отличие от Молнии всегда был заряжен на случай противника, не являющегося акума, а последних здесь быть не могло.
Увы, в плече что-то оглушительно хрустнуло и отдало в голову, отчего красивый маневр не удался и пришлось помешкать с выниманием кольта из кобуры. Благо, девушка, свалившаяся на лопатки темноволосой, какое-то время оценивала ситуацию, поэтому времени для Аяме хватило, и как только та поднялась, она направила на нее ствол, щелкнув его рычагом, моментально приподнявшись и встав на одно колено. Не смотря на боль в руке, придерживающей левую руку, в которой и находился Гром, экзорцист была спокойна, разве что  удивлена, но со стороны выглядело это так, будто она не человека на прицеле держит, а просто медленно поднимается на ноги, не моргая и не отводя глаз от лица блондинки.
Вопрос, как и общий внешний вид, Аяме полностью игнорировала, с ходу громко фыркнув в сторону Лави:
-Если у тебя при себе голем, то самое время им воспользоваться. А ты... - брюнетка кивнула в сторону свалившейся с неба девушки и сдула челку с лица, улучшая себе обзор, - лучше не двигайся.
Обычно она также любила хвалиться тем, что стреляет не хуже, чем Билл Хикок, но не в этот раз. Да, левая рука держала кольт прямо, но по правой шли судороги, видимо, от вывиха.

+2

6

Держа девушку за плечи, Лави начинал различать какой то шорох. И он вел сверху. Но чуть дольше, чем они были. Интерес заставил парня почти бегом пуститься по коридору, оставив экзорцистку позади - все равно она явно не была предрасположена к разговорам, раз даже представиться не соизволила. Однако очень скоро Лави нагнал крик, и он с интересом остановился. Шорох приближался, но в данный момент парень предпочел остановить свое внимание на темноволосой девушке. Она весьма безтактно начала свой вопрос, как вдруг шорох перерос в грохот и на нее свалилась груда испачканой ткани, волос и очень бледной кожи.
Лави инстинктивно потянулся к Молоту, но, увидев перед собой хрупкую девушку с испуганным взглядом, он невольно поднял руки, показывая, что не собирается причинить ей вред.
Явно сбегающая девушка была куда вежливее экзорцистки. Поздоровавшись, она спросила о выходе.
"Такая простая," - хмыкнул Лави, уже собираясь начать диалог со сбегающей подопытной, но нацелившаяся на девушку револьером экзорцистка помешала.
- Если у тебя при себе голем, то самое время им воспользоваться, сказала она Лави, не оборачиваясь, и добавила для подопытной: - А ты лучше не двигайся.
Впрочем, грозныое предупреждение светловолосый девушка пропустила мимо ушей, скорее с интересом, чем с опасение, глядя на оружие. Похоже, она попросту не знала, с кем и чем связалась.
- Послушай, - Лави уверенно и спокойно подошел к экзорцистке. Кажется, у нее болела рука, она была сильно напряжена и слегка дергалась из стороны в сторону.
Парень не совсем  понимал, от кого сейчас ждать больше проблем, и потому помедлил, прежде чем обратиться в экзорцистке.
- Опусти пистолет. Смерть одного из подопотных Ватикана победе в войне не поможет. А девушка нападать не собирается, - Лави глянул на светловолосую, очень худую девушку лет двадцати, внимательно высматривая все черты лица, ловя каждую эмоцию. - Так ведь? - вкрадчиво уточнил он.
Экзорцистка рядом фыркнула, не двинувшись с места и не опуская руку. Все это сильно напоминало одного конкретного японца, и Лави просто силой опустил руку девушки. Кажется, он только сильнее повредил ее, Лави заметил изменение в каменном лице, но вместо извинений вкрадчиво зашептал:
- Да, если мы не пoзовем на помощь, нас посчитают соучастриками. Да, Ватикан вполне может сильно наказать за такой проступок, но, послушай, прошу! От любого человека больше пользы на свободе, чем за клеткой, ты то должна понимать.
Лави отпустил руку девушки, вновь поворачиваясь к подопытной. Почему-то, та не сделала и попытки убежать. Лави напрягся, всмотрелся в напряженное бледное лицо, и почувствовал такой покой, и такое доверие к этому ангельскому существу, что мозг практически перестал работать.
- Ооо, - протянул он, на последнем издыхании строя логическую цепочку. - Скажи, а откуда именно ты сбежала?

Отредактировано Lavi (21-05-2017 22:43:21)

+2

7

Ситуация начинала выходить из под контроля почти сразу. Это было видно по аурам. Если красноволосый не проявлял агрессию, то аура девушки сразу полыхнула некой долей агрессии вкупе с недоверием. А это было абсолютно не на руку беглянке. К тому же она наставила на нее предмет странной формы. "А это еще что?"-блондинка скользнула взглядом по металлу. Она видела его впервые. Но если им угрожали, а это была именно угроза, то наверняка он мог сулить очередную порцию боли и неприятностей. Надо было срочно решать что делать. Она немного нервно обернулась на слова рыжего. Подопытный Ватикана... Так вот как ее тут называют. Это раздражало. И бесило, а также вызывало ассоциацию с тем, что и для этих людей она может быть не больше, чем вещь. Рука девушки нервно сжалось, а на лице появилась небольшая злость. Конечно, о кем еще могут волноваться эти люди. Как же это ...бесило. Они ничем не отличались от тех людей в белых халатах, которые столько времени мучили ее и вот теперь эти два человека пытаются преградить ей путь к столь желанной свободе. Но ведь у нее был небольшой козырь в рукаве... Просто надо немного доверия, возможно, жалости и рассеянности, чтобы она ее отпустили. И доброты, да, точно, доброты. Было очень сложно представить в себе эти чувства. Она не двигалась, внимательно смотря на двух людей, в то время, как ее аура, которая, конечно, была им целиком невидна, стала расширяться пока не коснулась их собственной.
Доверие, доброта.. Доверие, доброта. Она направила всю свою волю именно в эти чувства, буквально закусив губу до боли. Для этого требовалась немало концентрации. Первым, похоже, сдался парень. Астрид ощущала как ее собственный пульс подскочил от напряжений, но она постаралась отодвинуть это чувство на задний план, чтобы не потерять контроль над аурой, которая теперь коснулась и девушки. Она была наиболее агрессивна и на нее требовался "заряд" куда больший, чем на парня.
- Не называйте меня подопытным, это неприятно-неожиданно резко произнесла блондинка, в ее голосе слышалась нескрываемая злость. - У меня имя есть. Астрид. - представилась она, переводя взгляд фиалковых глаз с одного человека на другого и сдерживаясь, чтобы не показать свою нервозность, хотя она была разве что не на лбу у нее написана.  - Что такое пистолет?- она направила палец на оружие, которое держала темноволосая. Теперь уже в голосе эксперимента было слышно небывалое любопытство,но она не упускала возможности озираться испуганно по коридору. - А вам больно, -неожиданно выдала она, обращаясь к черноволосой, ведь аура той полыхала темными сполохами, что свидетельствовало о болезненных ощущениях. Уж их она прекрасно знала. Сколько раз видела подобные на себе самой и это было неприятно.
- В смысле откуда я сбежала? Полагаю, оттуда, где провела 20 лет своей жизни-не удержалась она. Все-таки те четыре стены и потолок она еще не скоро забудет, она въелись в ее память как раскаленная игла плавит масло и там остается. "А что такое голем? Кажется, это такие штуки с крылышками, я видела у одного из ученых такой"-задумалась блондинка. Она тратила время, драгоценное время. Она даже не стала спрашивать откуда они узнали кто она. Все и так было написано на ней, вернее, одето, белая одежда говорила о себе сама. Но вот вариант парня ей помочь. Она видела интерес, а значит на этом можно было сыграть, теперь в ауру она добавила еще чуток и усиленного интереса к себе лично. Четыре эмоции подряд. Ох, черт, это было сложно, но она пока справлялась, не смотря на то, что по лбу ее потекла тонкая струйка пота. Девушка сделала нервный шаг назад, но смогла взять себя в руки. Нельзя было поддаваться панике. Они знают кто она, они хотят вызвать подмогу, но этот парень явно против. Если удастся убедить его, если удастся хотя бы на немного склонить его на свою сторону...Она ощущала, как внутри нее начало зарождаться чувство паники, а руки стали дрожать мелкой дрожью. Она сглотнула, ее рука нервно сжалась на отвертке, которая была заткнута за шорты. Ее единственное оружие , помимо собственного умения. - Вы хотите мне помочь?-спросила она рыжеволосого. Похоже, что она не так часто общалась с людьми на сторонние темы, если вообще общалась с кем-либо, помимо ученых, которые могли только восхищаться ее способностями и требовать еще большего.

0

8

Поведение «эксперимента» было странным по мнению экзорцистки. Она явно не понимала угрозы или просто напросто игнорировала ее. Видимо, ей нужно было показать, что ослушаться приказа, а это был именно приказ, со стороны Аяме было нельзя. И только темнокожая девушка хотела нажать на курок, дабы прострелить блондинке, например, руку или коленную чашечку, как ее поспешили остановить сначала словами. И это не было похоже на просьбу. Возникало ощущение, будто этот Лави старше ее по званию или имеет перед ней привилегии, даже если обычные экзорцисты были между собой равны. Об этом и говорило то, что он мог спокойно посетить лабораторию, до которой Аяме сопровождала ученого.
Однако, слушаться «товарища» она не собиралась, лишь фыркнула, снова прищуриваясь и останавливая выбор на коленке — весьма болезненное место, с такой травмой убежать точно не выйдет, не то, что с повреждением руки, за которое Яширо очень хотела отомстить. Плечо ужасно болело, но хуже всего было то, что Лави силой опустил обе ее руки, что отозвалось ужасной болью, от которой даже зазвенело в ушах, поэтому на его слова:
-Смерть одного из подопытных Ватикана победе в войне не поможет. А девушка нападать не собирается.  Да, если мы не пoзовем на помощь, нас посчитают соучастниками. Да, Ватикан вполне может сильно наказать за такой проступок, но, послушай, прошу! От любого человека больше пользы на свободе, чем за клеткой, ты то должна понимать.
Аяме отреагировала не свойственной даже для нее агрессией:
-Я и не собиралась ее убивать! - Громко, она почти прокричала, но далее говорила в пол голоса, все еще не так равнодушно, как обычно: -О, да. Я как никто другой понимаю, что такое Ватикан и что такое «клетка». Именно поэтому я не собираюсь рисковать своей шкурой! Хочешь потерпеть наказание? Бери ответственность на себя, а меня в это не впутывай. Возможно, и от меня было бы больше пользы на свободе. Да только такой «принц» как ты на меня не сыскался.
Брюнетка обиженно, почти исходя на слезы потирала плечо, но держалась, дабы не показывать, что реагировала она больше на физические ощущения, нежели на слова парня.
Кстати, у того происходило довольно любезное знакомство со сбежавшей странной девушкой, и Аяме не могла не заметить, как эта теплая атмосфера отражается и на ней, будто бы успокаивая. Однако, логически оценивая ситуацию, экзорцист пыталась бороться с очень навязчивым чувством. Для начала, она решила убрать револьвер обратно в кобуру, но нелепый вопрос заставил затормозить на секунду, спустя которую оружие все-таки отправилось на свое место и пристегнулось.
 - Что такое пистолет? - Похоже, в отличие от Аяме, этой девушке не приходилось иметь дело с оружием ни разу в жизни, на что первая даже как-то обиженно усмехнулась.
«Кому-то явно повезло не знать что это, а уж тем более — никогда не пользоваться пистолетом.»
Свободной теперь рукой, она расстегивала закатанный рукав, чтобы скрыть бледнеющую руку, но, видимо, внимание она все-таки случайно привлекла. Раздражение вспыхнуло с новой силой. Когда вопрос касался ее состояния, Аяме была слишком импульсивной — ей никогда не бывает больно, она ничего не боится, для нее не существует невыполнимых задач, она никогда не проваливается на заданиях. Любое опровержение хотя бы одного пункта из перечисленных взывало не то что к негативной реакции, а к перманентной ненависти. Именно поэтому на следующий вопрос, она ответила также грубо, но все равно поддаваясь влиянию нахлынувшего чувства, говорила она спокойно:
-Он не хочет тебе помочь, потому что либо ты отправляешься обратно, либо это у него, а не у меня, возникают неприятности. Думаю, что такое «неприятности» ты знаешь. И как наказывает Ватикан — тоже.
Ни чуть не боясь пересекать границу между ней и Лави, Аяме схватила экзорциста за руку, крепко ее сжав, и попыталась убедить его в своей правоте, говоря уже совсем мягким голосом:
-Жалко, что поделать. Но это не котенок, это не щенок, это — незнакомый человек, находящийся здесь под охраной, возможно опасный и что похуже — она может быть психически нестабильна. Не получая результата, Ватикан избавляется от человека, как от мусора. Видимо, у них были причины на то, чтобы держать ее здесь двадцать лет. - Постепенно отпуская руку Лави, Аяме продолжала смотреть ему в глаза, переходя на откровенно просьбу: - Сам подумай. Ей будет все равно, как они обойдутся с тобой или со мной, ведь она будет свободна. Даже не так. Возможно! Будет свободна. Никто не даст гарантий, что она не вернется сюда. А вот что нас обвинят в измене — это гарантия стопроцентная.
Яширо наверняка не знала, как поступают с изменниками. Но Ватикана боялась как огня, вспоминая реакцию на то, что она пострадала на миссии так, что ее всю зашивали-перешивали и бинтовали так, что она не могла ни есть, ни пить, ни встать, а именно — ей просто продолжали поступать задания, которые она должна была выполнять, а если не отправлялась на них, то ей грозились отвезти ее туда насильно. Это не было «клеткой», о которой Лави говорил пару минут назад? Было бы от нее больше пользы, если бы она умерла на миссии? Тогда это никого не волновало, ведь любой, кто был совместим с чистой силой, должен был оправдывать свое звание экзорциста. Да, сейчас стало легче, но от оков Яширо по-прежнему не избавилась, как и любой из экзорцистов. Условия содержания лишь поменялись, но суть оставалась та же.

+1

9

Экзорцист изо всех сил пытался ясно и критически оценить ситуацию, но теплый успокаивающий туман в голове сильно мешал. Кажется, Лави сделал темноволосой девушке чуть больнее, чем планировал. Она буквально зашипела на него, выплескивая злость и обиду как от физической, так и от душевной боли.
- Возможно, и от меня было бы больше пользы на свободе.
Лави нахмурился, видимо, та тоже ранее была какой-то марионеткой Ватикана, и сочувствовать ее явно не учили. Возможно, она, как и Линали, прожила всю жизнь в Ордере, с тем только отличаем, что у нее не было тех, кто бы смог поддержать и успокоить. Девушка решительно не желала помогать подопытной, назвавшейся Астрид, приводя весомые аргументы к тому, что это приведет к большим проблемам, которые она не желает переживать. К тому же, их и впрямь могли обвинить в измене.
Лави вздохнул и решил для начала уладить все проблемы с экзорцисткой.
- Да, ты права, проблемы могут быть как у тебя, так и у меня. Но ты ведь можешь не ввязываться во все это, верно? Сделать вид, что ничего не было и мы с тобой и Астрид, - Лави качнул головой в сторону светленькой девушки, - никогда не встречались. Я уверен, своей травме ты сможешь найти объяснение, или вовсе не акцентировать внимание. Это даже не будет ложью, ты просто немного недоговоришь. Да и к тому же, скажи мне, чем ты будешь отличаться от всех тех, кто в свое время не помог тебе? Да, тебе не повезло. И я искренне сочувствую и хотел бы помочь, но сейчас ее дальнейшая жизнь, - Лави указал пальцем на Астрид, понимая, что сильно распылился и пора бы унять эмоции. - Зависит от того, насколько сильно Ватикан смог искалечить твой мозг.
Лави ненадолго умолк, наблюдая за реакцией девушки и пытаясь определить, выбрал ли он правильную тактику. Потом вздохнул, опуская голову. и тихо добавил:
- Просто помоги мне. Мне и ей. Это не так уж и сложно.
Отвернувшись от девушки и предоставив ей возможность хорошенько все обдумать. он подошел к Астрид, попутно продумывая план, что делать, если его слова экзорцистку не убедили. Хотя на ярую сторонницу Ватикана она не была похожа.
- Астрид? Астрид Рувелье, да? Приятно познакомиться, меня зовут Лави и я тут специально из-за тебя. О твоих способностях мне известно, и мой учитель считает, что их можно направить в нужное русло. И если ты сможешь показать себя в Ордене с лучшей стороны, Комуи, главный смотритель Центра, сможет тебе помочь. Ты фактически станешь свободной! - Лави особенно выделил последние слова. Конечно, он немного лукавил - никаких гарантий на то, что Ватикан послушается Орден и простит все беглянке, не было.
Однако молодой Книгочей чувствовал интуитивно, что девушка сможет оставить свой след в истории, и хотел это запечатлить. А делать это лучше всего находясь рядом.
- Астрид, и еще, пожалуйста, - Лави не был уверен, но предположение было стоящим, - пожалуйста, убери этот туман из моей головы, я не могу соображать. И, если хочешь сбежать отсюда, живой, постарайся не делать глупостей.
Повернувшись к экзорцистке. парень спросил:
- Ну как, что ты решила, поможешь нам? И, кстати, я все еще не знаю твоего имени.
Парень стоял, в любой момент ожидая. когда нахлынут со всех сторон вороны. Если они решатся бежать с Астрид, нужно делать это быстро. А еще неплохо было бы знать, куда именно - здание огромное, и Лави знал только одну его часть хорошо. И там был только один выход, хорошо просматриваемый и охраняемый. Через него было не пробраться. Им придется либо прыгать в окно прямо сейчас, привлекая много внимания, либо искать иные путь бегства, рискуя наткнуться на патруль. Хотя, возможно, если Астрид умела пользоваться своими способностями, она смогла грамотно уйти, и этого еще некоторое время будет оставаться незамеченным. И, возможно, благодаря ее способностям они так же незаметно могут уйти.
- Скажи, насколько сильно ты можешь контролировать людей?

0

10

Девушка с подозрением смотрела на спутников, которых повстречала в этих странных коридорах. Она видела эмоции, которые охватывали их и видела как влияет на них, пускай и делала это с большим трудом. Блондинка сильно напряглась на слова темноволосой о том, что с ней могут сделать. О да, она прекрасно знала как поступает Ватикан с своими потопытными, а если они им становились не нужны, то те просто утилизировались. Напрямую Астрид об этом никто, конечно, не говорил, но она прекрасно видела те небольшие облачка-ауры, которые темной дымкой оставались на том месте, где душа покинула тело несчастного. И это этого видения ее обычно тошнило. Это было словно смрад от разложившегося тела. Хорошо, что другие этого не видели. - И поэтому вы хотите , чтобы они продолжали то, что делали со мной?-неожиданно тихо произнесла блондинка, обращаясь к девушке с пистолетами, на ее бледном лице отразился неожиданный гнев перемешанный со страхом. - Вы ничуть не лучше их-этот голос эхом раздался по коридорам. У нее было мало времени, совсем мало времени, драгоценные секунды, которые она тратила на то, чтобы вести сомнительный разговор с сомнительными людьми.
Хотя, надо сказать, что парень вел себя очень сдержанно и даже приветливо. Его аура излучала исключительно дружелюбие с некой долей заинтересованности. Золотистые игры любопытства блестела ярким светом, привлекая своим теплом так, что девушка даже немного прищурилась Слова парня о том, что прибыл он сюда из-за нее девушку насторожили, а рука сильно сжала отвертку в руке. Нельзя было доверять, нельзя было доверять никому. Но вот аура парня, его энергия не изучала ничего враждебного. Возможно, это было единственным, что заставило блондинку не убежать сразу от них сломя голову и попытавшись пырнуть хотя бы одного из них. "Он знает мое имя, знает кто я и пришел сюда из-за меня, но он не собирается сделать мне ничего плохого"-глаза девушки смотрели словно вскольз красноволосого, касаясь взглядом чего-то, что было ему недоступно. Упираться было бессмысленно. Все данные на нее, а так же про ее способности были у врачей и наверняка у этого некого Лави. Убрать туман из головы... Это было просто, но не безопасно. Она не смогла бы среагировать сразу, если вдруг на нее случилось бы нападение. Во взгляде Астрид блеснула глубокая подозрительность, словно она сомневалась, что слова рыжего окажутся правдой.  - Зачем мне помогать Ордену? -неожиданно спросила она, смотря в лицо парня, однако ауру свою немного сбавила, оставив ее чуть больше, чем надо, но перестав ею касаться энергий парня и девушки. - Мне всю жизнь говорили, что я кому-то что-то должна, меня совершенно не спрашивали ХОЧУ ли я этого?!-неожиданно в голосе девушки промелькнула злость. Злость и глубокая боль,обида, что ее использовали не больше, чем глупую игрушку, которую можно сломать и выбросить на обочину дороги, забыв, что такой человек вообще существовал. - Никто никогда не будет свободен...-неожиданно произнесла Рувелье и отвела взгляд в стенку. И правда, все то, что она видела и слышала за это время-это лишь то, что если не ты используешь, то тебя используют. - Какая разница жить или умереть?-тихо спросила эксперимент, потирая тонкие шрамы на запястьях, они зажили, но были вполне видны белыми линиями. Это был не самый удачный суицид на тот момент, надо сказать. Но за него ее держали в полусне почти неделю.  - Я могу управлять людьми, но не сильно. Зависит от силы воли-пробурчала блондинка, не сильно довольным тоном. Ей не нравилось, что парень знает так много о ней.
Неожиданно пронзительный звук ударился о высокие стены, словно завывала какая-то тварь. По факту это была сирена тревоги.
Девушка испуганно задрала голову на источник звука и попятилась назад, тяжело и часто дыша, ее руки начали дрожать, а аура, зацепившая немного парня, так и несла страхом, от которого подкашивались колени и леденела кровь в жилах, заставляя сердцебиение учащаться.  - Нет, я не хочу...-пробормотала девушка, начав пятиться в сторону коридора с широко раскрытыми от страха глазами. Похоже, что контроль девушки желал лучше и вот-вот мог сорваться.

+2

11

От слов, которые произносил Лави, становилось очень больно. Он пытался убедить, но получалось будто бы с точностью наоборот. Но под влиянием чего-то скорее подавляющего, чем располагающего, Аяме просто опустила голову, задумываясь над тем, насколько она верна своим убеждениям в данной ситуации. Она очень долго ждала подобных слов по отношению к себе, но люди вокруг нее были также несчастны и им должно было разбираться со своими проблемами, а на войне ты в первую очередь думаешь о своей шкуре. Даже спасение товарищей в первую очередь было в твоих интересах. Это, как и сейчас, не давало гарантий, но заставляло верить в долг, в котором друг не останется, если ты поможешь ему.
Но на все эти мысли находились слова, которые вызывали с точностью обратную реакцию: -Чем ты будешь отличаться от всех тех, кто в свое время не помог тебе?
«И правда, чем?» - Аяме прикусила губу, вспоминая о том, как она чувствовала себя, когда ее оставили совсем одну. Поведя пальцами по лицу, едва касаясь шрама на щеке, она подумала о том, как бы все обернулось, если бы ее напарник все-таки помог ей тогда, не смотря на ее поступки и... «Нет, я извлекла ценный урок из этого. И никогда его не винила. Он мог пострадать из-за меня, как и я сейчас из-за нее.»
Но к просьбе Лави она все-таки решила прислушаться. Снова опуская руку и поднимая голову, она вдруг осознала значение происходящего диалога, когда с тихого шепота блондинка чуть ли не сорвалась на крик, вызывая тем самым поглощающее удивление и даже шок:
-И поэтому вы хотите , чтобы они продолжали то, что делали со мной? Вы ничуть не лучше их !
«Не лучше их?» - Аяме стояла и смотрела на ее, широко распахнув глаза. В груди будто образовалась огромная черная дыра, которая поглощала все слова, которые дошли до в свое время также измученной девушки. «Насколько Ватикан искалечил мой мозг? Действительно. Да я же монстр какой-то, да? Хватит говорить со мной так, будто я не человек, сука. Помочь? Помочь ей? Помочь ему? Ха! Они все помогают друг другу, когда дело касается их, но как жаль, что я никогда не входила этот круг избранных.»
Пока даже не ярость, а источающая холод ненависть распространялась по сознанию, заточенному в этом здании, как в теплице, ускоряющей этот процесс, Историк сумел намекнуть на направление способностей подопытной, а сам эксперимент лишь подтвердил это, а заодно яростно удобрял своими словами чувство, которое все больше захватывало Аяме от каждого произнесенного слова: зачем, хочу, никто никогда, жить или умереть... Умереть... И тут темнокожая обратила внимание на то, как блондинка то ли стыдливо, то ли обращая внимание на это, потирает немногозначные шрамы на запястьях. От одного их вида экзорцистку просто скривило. Не смотря на вывих, она крепко сжала кулаки, заставляя свой разум подавить «болезнь», которая уже была готова отразиться на судьбе подопытной.
-Ну как, что ты решила, поможешь нам? И, кстати, я все еще не знаю твоего имени.
Только сейчас Яширо решила отреагировать на происходящее и ответить на поставленный вопрос:
-Если ей наплевать, сдохнет она или нет, ей это удастся и без моей помощи. - Девушка усмехнулась и выпрямилась, поправляя пояс, и отошла в сторону, больше не преграждая путь. - Чем я отличаюсь? Я не Ватикан, я куда хуже для таких, как ты. Если ты такая жалкая, что готова умереть, то давай, беги. Я даже не прикоснусь к тому, кто хочет покончить с собой. Я не вижу ценности в жизни человека, который сам ее не ценит, а потому даже пальцем не пошевельну для твоего спасения. Особенно после таких слов. Я нихрена тебе не обязана, чтобы обвинять меня в том, что я не собираюсь потакать твоим желаниям, принцесса. А что до тебя, - Аяме осторожно сложила руки на груди, стараясь лишний раз особо не шевелить плечом. - Мое имя тебе не понадобится, ведь я никогда тебя не видела.
Она успела беззлобно улыбнуться парню до того, как завыла сирена. И то ли Аяме стояла так близко стене, что смогла почувствовать проносящийся по коридорам холод, очень похожий на то, что она испытывала пару минут назад, то ли это было очень сильное воспоминание, которое приучило ее бояться даже не этого звука, а его последствий. Тем не менее, страх становился все сильнее, но больше нее на него реагировала блондинка, которая уже вся затряслась, ее будто парализовало от этого звука — вряд ли она передумала бежать.

+1

12

Улыбка девушки, такая естественная и добрая, так не вязалась с ее словами, злобно выплюнутыми блондинке, что Лави сам, совершенно непонимающе, улыбнулся, и затем едва заметно качнул вихрастой головой.
«Спасибо».
Завыла сирена.
Девушка рядом задрожала так сильно, что Лави видел, как трясется каждый ее мускул под тонкой кожей. У нее начиналась паника, а за ней недалеко и взрыв неконтролируемых способностей.
Лави схватил неудавшийся эксперимент за руку.
- Скорей!
Он протащил блондинку за собой несколько метров, дальше она бежала уже сама. Но прежде, чем побежать, Лави еще раз обернулся на безымянную азиатку, просто что бы удостовериться, что она не предаст. Он нахмурился, заметив в темных глазах ужас.
«Что тут вообще происходит?» зло подумал он.
Сирена  всегда неприятна. Она предупреждает об опасности и вся сама словно состоит из опасности.  Она воет хуже бешеных животных, хуже раненых людей. Воет так, словно сам воздух кричит о помощи, и даже если ты знаешь, что опасности нет, наверняка уверен, что все будет хорошо, а сирена так, фикция, проверка, тебе страшно. На один краткий миг ноги подкашиваются, деревенеют, липкий страх проскальзывает по позвоночники и… все. Разум берет вверх над инстинктами, мышцы расслабляются, приходят в норму. Никто и не замечает, что ты испугался. Да ты порой и сам не замечаешь.
Да, сирена – это страшно, и каждый имеет право на свой личный страх, но не такой, как у той экзорцистки. Не ужас в глазах от того. Что только она знает.
«Я еще выясню, в чем дело» - пообещал себе Лави. «А пока Астрид больше нужна моя помощь».
Она бежала медленно, явно не привыкла. Да и кто бы дал бегать. Что бы однажды она вот так, приспособившись, сбежала?
- Я могу взять тебя на руки, - предложил Лави девушке. – Или садись мне на спину, так будет быстрее.
Парень ожидал протеста или чего-то еще, но девушка, почти без сознания от страха, молча подошла к спине. Подхватив ее за ноги, Лави скрипнул зубами. Слишком легкая. При ее росте и телосложении – отвратительно легкая. Парень побежал так быстро, как только мог. Нужно было найти лестницу или окно. И постараться не нарваться на отряд воронов. В общем то он всегда мог бы что-то придумать в свое оправдание. Не понял. Не знал. Поддался действию эксперимента. Запаниковал. Да мало ли вариантов, Лави привык продумывать все наперед. Но сейчас ему и впрямь хотелось помочь. Он очень сильно хотел найти окно. Он бы выпрыгнули, он бы вызвал змея и след их простыл. Кто потом докажет, что он забрал с собой Астрид?
Вот только окна все не было. Зато Лави увидел огромные двустворчатые двери. Подбежав, легко толкнул ногой, открывая вид на лестничную площадку.
- Да! – тихо порадовался он, сбегая вниз по лестнице.
Мерной и скорой дробью отдавались эхом его шаги. Только его.
- Не бойся. Все будет хорошо, - успокаивал он то ли себя, то ли Астрид.
«Зачем я это делаю? Чернила могут быть и о мертвом эксперименте» - твердил Лави, все больше понимая, как сильно плошает.
«Это там чьи-то шаги??»

0

13

Ее силы были на исходе, в том числе и те, которые давали возможность повлиять и на парня в том числе. Однако, он и так ей помогал, а она ему доверилась, возможно и зря. Но его аура... Нет, она не могла врать, он действительно собирался ей помочь, хотя она и видела небольшие оттенки сомнения. "Но я ничего не теряю, возможно..."-большее недоверие у нее вызывала девушка, однако, та,похоже, потеряла интерес к их парочке еще и знатно разозлилась увидев ее руки. Чуть остановившись, Астрид взглянула на незнакомку. - Поверьте, смерть была для меня более желанной свободой, нежели то, что они со мной делали- ее голос звучал резко и твердо, однако в следующий момент она уже запрыгнула на спину рыжего. Ее жутко возмутил факт того, что та, которая имеет хотя бы право передвижения пытается читать ей лекции на тему свободы выбора, жизни и гуманности. Это злило. Астрид сделала несколько больших выдохов, чтобы успокоиться.
Все будет хорошо... От этих слов ее буквально передернуло. Обычно так ей говорили перед особо болезненным этапом пыток, от чего руки девушки чуть задрожали, а ногти впились сильнее в спину. Как же она хотела верить, что все действительно будет так. Вот и дверь. Она виднелась, она манила, буквально чуть ускориться и можно было вырваться из этих ненавистных стен, пропитанных ее криками и смертью. Глаза блондинки загорелись от радости, но тут же она увидела их.. ауры. Ауры ее преследователей. Не успела она и глазом моргнуть как раздался голос.  - Вот она!-чей то бег, и перед ними появилось трое человека в длинных алых плащах, чьи лица закрывал головной убор. - Нет!-только и успела выдохнуть блондинка прежде чем увидела ненавистные талисманы, которые тут же рванули к ней и рывком оплели ее, скидывая с плеч парня и заставляя больно удариться о кафель. В один момент все вокруг снова испытали дикий ужас, а вместе с этим и горьковатое отвращение, она пыталась влиять на них, но , похоже, потратила и так слишком много сил.  Она пыталась сопротивляться, но тут же понимала, что тут простой физической силой не обойтись. Трое в алом так и застыли, а следом за ним выбежали несколько человек в более-менее официальных костюмах, она бы даже сказала рясах, а потом и двое врачей.  Она их не знала, но их аура вызвала у нее глубокое отвращение, вызванное на ее же лице. - С вами все в порядке?-поинтересовался один из двух врачей, наиболее высокий и темноволосый, в то время как его коллега в очках приблизился к девушке пользуясь тем, что она не может двигаться.
- Ну-ну,Астрид, не стоит сопротивляться, дорогуша. - в его руке мелькнул небольшой шприц. - Сделай что-нибудь !-закричала в отчаянье Астрид, обращаясь к рыжему парню и пытаясь скинуть с себя оковы. - Не сопротивляйся, небольшой укольчик и все. Тебе надо отдохнуть - ох как же она ненавидела эти приторно-добрые голоса врачей, рука врача крепко ухватила ее за плечо , а в следующий момент в руку впилась тонкая игла, впрыскивая большую дозу лекарства в Рувелье. Гнев в глазах той начал постепенно угасать, сменяясь на рассеянность, а потом и сонливость. Она затуманенным взглядом посмотрела на рыжего, начиная заваливаться на бок. -Правильно, спи.-пробормотал доктор, кивнув Воронам и вставая на ноги.   - Забирайте-сделал он знак людям в красном и те без лишних вопросов подхватили блондинку, которая еще пыталась что-то говорить, умоляюще смотря на Лави, но в следующий миг, похоже, просто отрубилась. "Как же все глупо"-подумала она прежде чем уснуть, сквозь сон ощущая как ее поднимают.
- Простите за этот инцидент, она порой бывает не слишком контролируема, она не слишком на вас повлияла? - произнес врач тоном, словно говорил о каком-то стороннем предмете, девушку в это время уже уносили из коридора.

+1

14

Резко выскочившие Вороны заставили рыжего парня резко затормозить. Не успел он сделать и шага, как целый рой талисманов окружил их. Дальше Лави не совсем понял, что произошло: его буквально оторвало от девушки, отбросило на несколько метров и только многолетние тренировки и мышечная память помогли ему устоять на ногах. Обернувшись и найдя взглядом корчившуюся от боли девушку на полу, Лави скрипнул зубами и не осознавая, что делает, дернулся на помощь Астрид.
- Да что вы делаете!? - дико закричал он, натыкаясь на множество сильных рук. - Она не выдержит такой нагрузки, вы!...
Возможно, Книгочей младший еще много что мог бы добавить, но благо пыл его охладили двое людей в привычной белой форме врачей. Парень вспомнил, что он здесь делает, кто он, и как себя нужно вести. Справившись с эмоциями, он расслабил тело, давая понять тем, кто его держит, что больше сопротивляться он не будет.
К девушке подошли врачи, показали шприц. та дернулась, завыла и зашептала просьбы о помощи. Лави чуть наклонился.
- Ничего не бойся, я разберусь, - твердо сказал он, опираясь на колени руками в дружелюбном жесте. но не заходя за линию, образованную Воронами в алых рясах.
Ему бы стоило больше сказать девушке. стоило бы успокоить, хотя бы сделать вид, что он пытается ей помочь, иначе, он знал, она больше не доверится ему. Но как это сделать, не вызывая подозрений? Да и, раз на то пошло, стоила ли эта девушка такого риска? Безэмоциональный Книгочей твердил в голове, что она не имеет никакого значения. Она - лишь неудавшийся эксперимент. Тем не менее, Лави еще не растерял свою человечность.
- Я тебе помогу, только дождись! - одними губами выразительно проговорил он, сдвигая брови на переносице и упрямо смотря зеленым глазом.
Мутный взгляд девушки говорил не о многом, и Лави даже не был уверен, поняла ли она его, но все ранво стало легче. Выпрямившись, Лави изобразил, как влияние ауры девушки ослабевает и он приходит в себя. Выпрямившись, он еще раз нахмурился, прижимая руки в лицу, часто моргая и смотря в пол, словно его что-то сильно ударило по голове. Рассеянным и неосмысленным взглядом он окинул помещение, ни на мгновение не задержавшись на комочке кожи, костей и светлых волос на полу. Потом, прикрыв глаза, какое-то время стоял, чуть покачиваясь, словно осмысливая все то, что произошло, и на голос доктора повернулся все так же растерянно, но с натянутыми нервами лица - вот, смотрите, как я напряжен, как пытаюсь сохранить невозмутимость,хотя ничего не понимаю.
От всего этого фарса сводило скулы и голос в голову истерично смеялся.
- Простите за этот инцидент, она порой бывает не слишком контролируема, она не слишком на вас повлияла? - извиняющимся деловым тоном осведомился доктор, как ни в чем не бывало. Видимо, часто такое случалось.
"Если бы не вся эта ситуация, я бы тебе нос сломал..." - меланхолично подумал Лави,  растерянно улыбаясь.
- Н-нет, все в порядке... Вот только, я не совсем понял, что произошло, - "сознался" юный Книгочей. - Я шел в эксперементальному образцу по особому заданию, а потом эта девушка... И...
Лави замялся, еще раз неуверенно улыбнулся, и спросил:
- Можно мне позвонить?
Астрид Рувелье, эксперементальный образец, за записями о котором Лави отправил Старик-Панда, тем временем подняли на руки и унесли. Лави заметил краем глаза, отметил каждую новую царапину на бледном теле, мысленно отметил, где завтра будет синяк. В голове пробежала веселая мысль о Смотрителе. -
- Мне нужно связаться с Европейским отделением.

+1


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Закрытые » Don't try to stop me!