Дамы и господа! Добро пожаловать на ролевую
D. Gray-man. The hidden side of war!
Присоединяйтесь к нашему небольшому миру,
Вас ждет коварная обольстительница,
имя которой приключение.
Гостевая
Список ролей
Правила
О мире
ЧаВо
Сюжет
Акции

Рейтинг форумов Forum-top.ru

D. Gray-man. The hidden side of war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Новая сказка » Все имеет смысл


Все имеет смысл

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s1.uploads.ru/t/QRzjE.png

Место: Главное управление Черного Ордена, лазарет. После освобождения Астрид.
Участники: Kanda Yu, Astrid Rouvelier
Детали: Мало что остается, когда тебя создали для  борьбы в вечной войны. Мало что остается, когда тебя избрала Чистая сила. Ни шанса, ни малейшей возможности вернуться назад или выбрать иной путь. Ни шанса на то, чтобы жить мирной жизнью, даже если у тебя было подобие семьи, причем весьма именитой. И тогда ты становишься солдатом. Хочешь этого или нет. Ну или просто очередным орудием в руках власть имущих. Вот только что делать, когда ты не знаешь иной жизни и предназначения? Или что делать, когда ты теряешь то, чем жил многие годы? Тогда остаются только вопросы без ответов. И мысли, множество мыслей, с которыми ты не можешь совладать. Действительно стоило ли то, что ты делал? Правда ли важна твоя жизнь и имеет ли смысл, то, что происходит сейчас?

0

2

[AVA]http://sa.uploads.ru/KLye8.jpg[/AVA]
Война. Война никогда не меняется. С самой зари люди воевали. Друг с другом, с окружающим миром, с Темной материей… Война стала постоянным спутником человечества, почти синонимом, а сражения стали ежедневной обязанностью. Неважно с кем, с другим человеком, с судьбой, с самим собой. Главное – быть готовым сражаться. До последней капли крови, стиснув зубы и кулаки воевать, отгрызая себе по кусочкам заслуженное счастье. Или не очень заслуженное, но такое манящее теплом и уютом. Ради этого позабудешь про все на свете. Про грязь под ногами, про холод ливней, про бьющий в лицо ветер, про рвущую на части боль… К этому стремятся все, хоть и по разному. И воюют тоже все, но в меру своих сил. И когда одни, сдавшись, лежат в болоте собственных грехов, другие продолжают идти вперед. И их война все еще продолжается.

Канда смотрел в небо. Такое чистое и невыносимо синее. Оно отражалось в его глазах, делая их еще ярче. Это небо Канда видел уже не первый раз, но, все равно, любовался им так, словно видел впервые. Яркое-яркое. До невозможности прекрасное и глубокое. Небо влекло к себе. Оно слепило своим величием и казалось необъятным. Хотелось вечно лежать вот так и смотреть в его голубую высоту. Жаль только, что вечность понятие растяжимое и у жизни тоже есть свои планы.

С этого голубого неба опять падали лепестки лотоса. Почти так же, как и в тот раз. Долгие десять лет назад, когда он впервые увидел и эти лепестки и это небо. Когда он впервые убил. Собственными руками, пачкаясь в его крови. В памяти на мгновение мелькнула старая, полустертая картинка воспоминания. И тут же сменилась другой, это более древней. Из совсем другой жизни. С полем полным лотосов. Прекрасные цветы уже увяли, готовясь к длительной зимней спячке. А среди их сухих стеблей стояла девушка, что там улыбалась и рассказывала о вечности и стойкости этого цветка. Растения, что умирает и возрождается, но непременно тянется к небу.

В очередной раз они розовым снегом кружились в воздухе, невесомо опадая на экзорциста. Во рту ощущался соленый металлический привкус, а губы стянула пленка запекшейся крови. Дышать выходило плохо, с большим трудом. Но все же легкие неустанно работали, втягивая и выталкивая воздух через приоткрытый рот. Так же работало и сердце. Медленно, словно устав стучать в широкой груди, но уверено. И с каждым его ударом новая порция крови выплескивалась из рваной раны на боку. Она еще не успела затянуться, как множество других, более мелких порезов, и теперь из-за нее вокруг мечника рос и расплывался кровяной ореол. Надо бы подняться и подлатать себя, пока совсем не сдох от потери крови, но было так напряжно и лениво двигаться. Особенно не хотелось отрывать взора от неба. Им все закончилось когда-то. Им же и началось и сейчас…

«- Нет», - оборвал собственную мысль Канда. Его израненное тело вздрогнуло и, неохотно, но все же послушалось. – «К черту эти мысли. К черту идиотский Орден. К черту это небо. К…»

Юу привстал на локтях и тут же закашлялся, орошая губы новой порцией крови.

- Блядство, - едва слышно прохрипел мечник, садясь и прикрывая рукою рану на боку. Канда был жив. Снова. Хотя с такими ранами, как у него не выживают. Никто не выживает, кроме Канды Юу. Нещадно болел бок, да и все тело ощущалось ватным и не своим. Другой, на его месте, выл бы от боли, лежа по уши в грязи и своей же крови, но точно не занимался изощренным мазохизмом – пытался подняться на ноги.

В этот раз сражение было тяжелым. Акума навалились со всех сторон и им не было конца и края. Искатели, которые на тот момент были рядом, уже через минуту рассыпались серым прахом.

«- Надо же», - иронично, но не злобно, а скорее уставши, хмыкнул парень. – «Целую минуту смогли продержаться в этой мясорубке».

Необходимо было скорее добраться до города. Или до лагеря искателей… Млять, да хоть до какой-то живой души! Было бы совсем неплохо встретить какого-то простачка у которого можно было бы разжиться водой и чистыми тряпками на бинты.
Канда облизал пересохшие губы. От одного упоминания о воде захотелось пить. Он потерял много крови и сейчас организм спешно пытался исправить это досадное упущение, требуя взамен много жидкости. Вот только воды не было. Был только вкус крови на губах, ощущение мокрой и грязной одежды, общая слабость и много боли. Настолько много, что она почти уже перестала ощущаться, маяча где-то на задворках сознания.

Парень огляделся. Он был все на том же поле, где сражался перед этим. Вокруг валялись обломки акума, а местами даже громадными располовиненными куски. Все было испещрено воронками и бороздами, чернели следы от пожарищ, а порой пробегали даже маленькие огоньки, но тут же гасли, уткнувшись в мокрую зелень. В воздухе витал все тот же запах гари, влаги и крови. Он заполонил собой все и, казалось, уже давно впитался в саму кожу экзорциста, сопровождая его даже в мирное время.

Мечник на пробу сделал шаг. Пошатнулся, но не упал – уже не плохо. Осталось медленно, шаг к шагу дойти до Мугена и кряхтя, как столетний – ха, интересно, а сколько, в самом деле, его памяти лет? – старик поднять его. Почти теряя сознание и скорее падая, чем опускаясь на колени, но Канда все же ощутил в руке привычную рукоять Мугена. В этот раз вставать было куда проще. Может потому что теперь была опора в виде меча, а может потому, что амулет регенерации делал свое дело? Не важно, все не важно. Главное не терять своей цели и продолжать идти. Куда? Да хотя бы к тому краю поля. Если парень правильно помнит, то там должна быть дорога.
Юу не помнил сколько прошло времени и как он добрался до вожделенной дороги – удивительно, но она, в самом деле, оказалась в указанной стороне, прямо везенье какое-то – а там его уже встречали. Едва завидев ссутуленную фигуру экзорциста, ей наперерез кинули двое мужчин. Затуманенное сознание японца успело уловить знакомую форму искателей, прежде чем в его тело впились чужие жесткие руки, порождая новую волну боли.

- Идиоты уродс… - успел едва слышно выдохнуть парень, сраженный внезапной вспышкой мук, из-за неаккуратных действий искателей, прежде чем снова теряя сознание.

Следующее пробуждение было на порядок приятнее предыдущего. Над головой Канды раскинулся полог палатки. Он был тканевым и весьма потрепанным, но от чего-то знакомым.

«- Такие палатки стояли в лагере искателей», - вспомнил экзорцист. Стиснув зубы, он сел на лежанке. Его раны были заботливо перевязаны, и теперь бинты покрывали большую часть его тела. Фыркнул, вот же, ничему не учатся, мечник начала разматывать бинты. Начал с самых незначительных ранений, которые должны были давно затянуть, оставив после себя красноватые рубцы. Потом пропадали и эти рубцы, но Юу до них не было никакого дела. Не болит, не кровоточит – и ладно. Когда Канда хотел перейти к бинтам на самом тяжелом ранении, в его палатку зашли. И тут же, всплеснув руками, принялись причитать и браниться. Вошедшей оказалась женщина. Мечник часто видел ее помогающей медсестрам в Главном управлении Черного Ордена. Злиться и ругаться с ней, не было никаких сил, а потому Канда просто зыркнул на нее из-под спутанной челки и перестал заниматься «порчей собственного здоровья».
Было бы еще интересно узнать, какое сейчас время и сколько он провалялся тут, но от Этой вряд ли дождешься хоть чего-то. Главное, что его вещи лежали тут же. Что меч, что изодранный в хлам плащ экзорциста. Отстранить скандальную медсестру и свесить ноги с койки, было не сложно. Сложнее было встать на ноги. У Канды это вышло с трудом, но вышло ведь, так? Вот он уже стоит с Мугеном в руках, а в уши ввинчиваются упреки в его сторону.

«-Еще немного и до головной боли не далеко».

- Тч, - фыркает в сторону женщины Канда еще раз. Накидывая на плечи плащ и более не слушая ни слова, он покидает палатку.
Снаружи было пасмурно и сыро. Раннее утро клубилось туманом по земле, заставляя ноги скользить по влаге росы. Дул холодный ветер. Он ворошил распущенные волосы, шевелил полы не запахнутого плаща и холодил своим прикосновением кожу. На горизонте медленно поднималось солнце, припорошенное стаей облаков.

Лагерь спал. По крайней мере, большая его часть. Только часовые стояли на постах.

- Прямо военное время, - хмыкнул под нос экзорцист, направляясь к большому шатру, в котором, не смотря на такой час, горел свет. Там он нашел руководителя лагеря, у которого и узнал подробности боя и его результаты.

Как оказалось, в отключке Канда провел более суток, оправляясь от ранений. Большинство из них уже затянулись, но самое серьезное еще давало о себе знать, болью выстреливая в бок. Потому японца отправили назад в Черный Орден, залечивать ранение и восстанавливать здоровье.

- Восстанавливать форму экзорциста мне будут дольше, чем заживать раны, - бурчал мечник, но ослушаться прямого приказа Смотрителя не смел.

Благодаря вратам Ковчега уже к вечеру того же дня японец вошел под каменные своды Главного управления. Внутри ничего не изменилось с его последнего визита. Все те же стены, все те же люди и все тот же кабинет Смотрителя, куда надо занести папочку с отчетом. Ничего нового.

Комуи встретил Юу обеспокоенным и сонным, словно не спал несколько ночей к ряду. Китаец то и дело бросал на Канду странные взгляды, но понять их причину мечник не смог. Тогда не смог. Списав странное поведение Ли на усталость и волнение из-за множества жертв, экзорцист отправился в свою комнату.

Точнее собирался туда отправиться, вот только проныра Комуи предугадал его планы. Смотритель успел вызвать грозу всея Ордена – суворую женщину – Матрону. Она радушно ждала его прямо за дверью в кабинет Смотрителя и так же пугающе радушно настояла на посещении Кандой лазарета. Отказ, само собой, был не только не принят – даже не услышал. А угроза оттащить за ухо была очень даже реальной. Юу еще помнил, как не так давно эта титаническая женщина уже доставляла его лекарям подобным образом.

Разумеется, мечник отправился за ней вслед, разумеется, он согласился войти в медпункт и подождать Матрону там, разумеется, он вошел, вот оказалось, что там уже был другой посетитель. Вернее посетительница.

0

3

Новая жизнь началась откровенно не так, как она себе представляла. Быть точнее, все случилось совершенно не так. Сначала все состояло только из постоянных экспериментов, вечного нахождения в комнате взаперти, а иногда у нее были весьма неприятные посетители. А потом... потом она начала пытаться сбежать и ни одна попытка не стала удачной. Зато у нее были занимательные отношения к некими людьми, которых называли Вороны, а также она познакомилась с несколькими людьми из высшего руководства. Другими словами, все напоминало просто тихий ужас, а котором она желала забыть. Но... Но не все происходит не так, как хочется. Например, был человек, который был ей родственником, которого она не любила. Рувелье-старший собственной персоной, который имел огромное влияние в Ордене, а также не меньше опыта в запугивании. Пожалуй, его она опасалась даже больше, чем опыты, которые на ней проводили.
А потом. А потом случилось очень странно. Рувелье-старший неожиданно принял решение освободить ее. Эта новость была весьма странна для нее. Так просто ее отпускали с единственным условием помогать некой организации, которую они называли Черный Орден. Только вот ничего хорошего в нем она не видела. Во внешнем мире у нее не было ни друзей, ни знакомых. А единственный человек, который более-менее к ней человечно отнесся был некий рыжий парень, с которым она познакомилась еще во время очередного побега и который пытался ей помочь, пускай и не совсем удачно.Только потом она узнала, что это был историк. Человек, который изучает и записывает все, что может быть странно или полезно в этом мире. Таковым феноменом была и сама Астрид.
Девушку считали чем-то вроде объекта исследований, ну а так же своеобразным детектором лжи. Правда, распознавать ложь она по идеи так и на научилась. Конечно, освобождение имело и некоторые ограничения. Ведь руководство тут же столкнулось с несколькими проблемами, одной из которых была полнейшая асоциализация блондинки и неумение воспринимать окружающих людей не как врагов. Эту проблему следовало решить путем знакомства девчушки с окружением, ну а также с постоянным надзором, ведь некоторые опасности внешнего социума давали о себе знать практически сразу. Первым городом, с которым она ознакомилась был сам Ватикан. Надо сказать, что его архитектура заставила ее откровенно открыть рот от удивления, однако, этого явно было недостаточно. Ведь такое количество людей и сторонних эмоций за раз едва не привело к небольшой катастрофе, так что девушку быстро забрали назад в Ватиканское управление.
На этот раз была новая попытка. В этот раз выбрали Лондон. Она не могла передвигаться самостоятельно, так что смена управления и тем самым города была только как прицеп к милейшему дядюшке, которому внезапно что-то понадобилось в Главное Управление. Это был уже не первый раз, когда она знакомилась с Ковчегом и Белым Городом. Также ее постепенно вводили в курс дела, к примеру, она имела общее представление чем занимаются экзорцисты и что такое Черный Орден, но так и не могла понять чем плохи Нои. Аргумент того, что она убивают и используют людей на Астрид не возимел никакого эффекта, ведь сам Орден занимался ровно тем же, пускай и не в таких громадных масштабах. А вот Ковчег действительно вызывал у нее благовейное восхищение. Правда, опять же все не прошло гладко.
Пускай она и привыкла к постоянному присутствию слежки в своей жизни, а сейчас это был некий товарищ из Воронов, с которыми у нее были особые отношения, но это никак не влияло на ее реакцию на окружение. А Лондон...Лондон ей не понравился. Серый, промозглый и непонятный. Он не восхитил ее совершенно, по сравнению с той же Италией.
Кроме того, руководство столкнулось еще с той проблемой, что иммунитет Астрид был совершенно не готов к тому, чтобы близко знакомиться с внешней средой и пару раз она уже лежала в лазарете с диким жаром, а еще раз с подвернутой лодыжкой, так что теперь каждый выход в город сопровождался еще и походом в лазарет в добровольно-принудительной основе. И вот сейчас она откровенно возмущалась этому факту, когда Ворон, сказавший называть себя Леон, благополучно конвоировал ее по коридорам Ордена в лазарет. Девушка же с интересом глазела по сторонам, как и редкие прохожие глазели на нее саму: блондинка в одежде кирпичного цвета, сопровождающая Вороном в церемониальных одеждах и шляпе. День прошел не без проблем. Девушка едва не попахал по какую-то железную штуку, которая могла двигаться без лошадей. Как оказалось, это называлось машина, но работала она на пару. Леон, который на тот момент был одет в одежду приличного гражданина Лондона, едва успел выдернуть ее из под колес, оставив девушку удивленно хлопать глазами и пялиться в том направлении.
- Это ведь не обязательная процедура, почему я каждый раз должна ее проходить?!-возмущалась Рувелье, когда ее добровольно-принудительно притащили в лазарет и посадили на кровать. Белый и красный цвет.. Они вызывали у нее уже откровенную дрожь.
- Ваш организм не приспособлен еще. - произнес мужчина, в то время как девушка заметила что дверь приоткрылась, хотят тут никого не было, - Вы провели 20 лет в закрытом помещении, поэтому просто не можете справиться с проблемой внешнего характера. -его тон был размеренно-спокоен. - Но это не значит, что мне стоит тут сидеть и ждать невесть чего- нахмурилась Астрид, собираясь резко встать, но движение руки Ворона заставило ее резко повернуться. - Ведите себя спокойнее, пожалуйста, и сидите на месте. - девушка откровенно фыркнула.
- Ваш дядя дал четкие распоряжения по этому поводу. Если вы собираетесь их нарушить, то мне придется применить меры, коих, я уверен, что вы не хотите, а также придется доложить инспектору о вашем несоответствующем поведении-тон Леона стал неожиданно жестким. Девушка отвернула голову, но на ее глаза попался вошедший. Это был японец, чья одежда выглядела так, словно из нее пытались сделать лапшу. "Ох, так это он вошел?"- Астрид удивленно взглянула на брюнета. -Вот ему помощь точно нужна-резко обратилась она к Ворону. Тот медленно повернул голову , смотря явно на вошедшего, в воздухе повисла небольшая пауза, а аура Ворона заставила Астрид удивленно на нее уставится. Его реакция была очень странная. Настороженность? Страх? Но чего?
- Я попросил бы вас реагировать менее громко на мои слова для отсутствия агрессивных ситуаций-наконец-то сказал Ворон,обращаясь к девушке, его рука вновь дернулась так, словно он хотел поправить свою одежду, но Рувелье от этого просто движения вздрогнула. Слишком уж знакомым оно было, а места, в которые когда-то попали церемониальные иглы неожиданно заныли. Астрид подняла руку и потерла плечо, послушно заткнувшись и уставившись себе в колени. Ее рука сжала алую ткань одежды. Вообще, выглядела она далеко не так, как все в Ордене. Волосы были аккуратно уложены, а одежда скорее по цвету напоминала Ватиканскую: алое платье под горло в закрытыми рукавами и длиной в пол. Она тихо тыцкнула, уставившись в высокое окно и скрестив руки на груди. В воздухе появилась почти материальная вибрация от страха, исходящего от девушки. - Мисс Рувелье...-в голосе Ворона впервые прозвучала угроза, видимо этот феномен он заметил раньше, чем черноволосый. Однако, ничего объяснять ему, конечно, никто не собирался.

+1

4

В лазарете и правда уже был посетитель. Даже двое. Светловолосая девушка и Ворон. Кроме того, что это Ворон Канда не смог бы ничего про него сказать. Ни лица, ни волос не было видно. Да и пол определялся только по телосложению и мужскому голосу, шедшему из-под шляпы.

Оба посетителя явно спорили, но Канде было на это как-то глубоко плевать. Он чеканным шагом вошел в помещение и замер у одной из коек, в раздражении пнув ее сапогом. Кровать с мерзким скрежетом на добрую ладонь сдвинулась в сторону.
Громкий звук перекрыл на мгновение слова спорщиков и японец не слышал о чем они говорили. Вот только то, что они замолчали, насторожило экзорциста и он повернулся в их сторону. Ворон восковым изваянием замер на месте. Так могли только они. Когда свосем не понятно, что они хотят сделать в следующий момент: продолжить так стоять еще три часа, развернуться и уйти или пригреть тебя своими горячо любимыми огненными талисманами.

Канда цыкнул сквозь зубы и вразвалочку уселся на кровати, не стесняясь своего потрепанного вида и разошедшегося еще больше плаща, ничуть не скрывавшего бурые бинты на торсе. Муген привычно уткнулся острием в пол, а на его навершие легли обе ладони мечника. Еще не хватало уложить подбородок сверху на них и глаза закрыть для полной картины «ожидаю, пока этот блядский осмотр произойдет и меня отпустят восвояси».

Но нет, голова японца оставалась все так же высоко поднята, а взгляд устремлен вперед. Чуть правее и ниже лиц живописной композиции из Ворона и его добычи. Прямо на окно. За ним бушевала типичная для данной местности погода. Хмурость, мрякоть и туманы. Изредка в окна бился ветер, принося с собой желтую крошку листьев. Осень вступила в свои полные права и позаботилась о том, чтобы сначала выкрасить листву в различные оттенки желтого, алого и оранжевого. А теперь так же активно заботилась о том, чтобы оставить деревья и вовсе без одеяний.

Когда особо сильный порыв ветра прилепил к стеклу мокрый кленовый лист, Канда перевел взгляд обратно на парочку. Ворон явно делал все возможное, чтобы привлекать как можно меньшее внимание. Чего не скажешь о девчонке. Яркое, слишком яркое для здешних бледных стен платье, недовольное шипение разозленного зверька и такие же дикие глаза. Не говоря уже о вовсе странных взглядов.
Японец не слышал о чем конкретно говорили они, перейдя на почти шепот, но по интонацию улавливал. Судя по тону и эмоциям девушки, ей очень не нравилась ее компания.

«-Разумеется, а кто ещё может любить этих чертовых ищеек Ватикана? Верные цепные псы, готовые умереть по первому слову хозяина», - Канда презрительно скривился. У него с Воронами били свои счеты. И не любили Вороны и Второй экзорцист друг друга очень даже заслужено.

Взгляд вновь привлекло шевеление со стороны. Воздух на мгновение показался каким-то тяжелым и шестое чувство экзорциста так и завопило о том, что стоит быть готовым для…

Канда резко поднялся на ноги. Койка снова противно скрипнула металлическими ножками по полу. И в этот же момент дверь распахнулась и в помещение вошла Матрона. Тяжелая атмосфера пропала. Экзорцист теперь даже не мог понять, что его так насторожило.

- Я попрошу не портить казенное имущество, господин Канда! – повысила голос вошедшая медсетра. Женщина недовольно посмотрела на мечника, а затем перевела взгляд на других посетителей. – А, госпожа Рувелье. По какому поводу снова у нас? Что-то случилось или стандартный осмотр?

На этих словах мечник не мог не замереть. Знаменитая фамилия не прошла мимо его ушей, привлекая внимание к ее обладательнице. Грозный взгляд перетек на Матрону сказавшую эти слова, а затем обратился к парочке. Сразу стал понятен Ворон приставленный к какой-то девице, а за мужчиной он взглянул и на саму девушку.

«-Вот значит как?», - внутри медленно закипало раздражение. Все больше и больше скручиваясь в тугие жгуты. Губы презрительно искривились в усмешке, почти оскале, а пальцы крепче сжали рукоять.

Канда выразительно фыркнул, пряча в этом звуке ругательство, и отвернулся в сторону. Это же надо было попасть в одно помещение с кем-то из этой проклятой семейкой.
[AVA]http://sa.uploads.ru/KLye8.jpg[/AVA]

+1

5

Конечно, она предполагала, что Ворон в любой момент может наказать ее за несдержанные эмоции,полномочий у него на это хватало. Только вот резкий грохот заставил Рувелье-младшую резко обернуться в сторону звука от неожиданности даже переключив свое внимание от надсмотрщика. Черноволосый незнакомец, чья одежда была далека от идеала мечты портного стоял на ногах и смотрел по сторонам. Чуть прищурив глаза, девушка заметила полыхание его ауры словно вспышки пламени, она даже сказала бы ослепляющие. Ворон заметил прищуренные глаза девушки и кашлянул, невзначай призывая к осторожности. Непонятно чем бы оно закончилось, если бы не раздался хлопок двери и в зал не вошла пожилая женщина с выражением лица такого упорства, что сам дядюшка бы позавидовал. Астрид уже была с ней знакома и даже чуть поежилась. Она видела, что черноволосый парень с длинными волосами забеспокоился, словно увидели или почувствовал что-то. Но судя по ауре не совсем мог понять что.  Раздражение, настороженность, злость. Примерно такая палитра была того, что она увидела. Хотя, могла и ошибаться. Эти вспышки света заставляли глаза немного слезиться и блондинка с раздражением потерла глаза, что не могло ускользнуть от цепкого взгляда Ворона.
А вот женщину, похоже, не слишком волновало то, что теперь тут стоит и один из надзирателей. Фамилия девушки вызвала со стороны парня еще одну вспышку алых эмоций. Но Астрид даже не стала спрашивать почему, так как заметила, что подобная гамма часто появлялась у людей при одном упоминании фамилии ее любезного дядюшки.
- Его спросите, стандартный осмотр, непонятно зачем, только... Зачем он мне нужен каждый день -хмуро огрызнулась девушка, за что был награждена безмолвным взглядом из под шляпы, но этого взгляда вполне хватило, чтобы прикусить язык, поэтому блондинка лишь мрачно отвернулась, изучая стенку. - Полагаю, что состояние второго пациента больше нуждается в осмотре, чем мое....-она хотела было продолжить, но была прервана Вороном.
-....что решать далеко не Вам, Астрид Рувелье. -хоть голос и был практически без эмоций, но что-то заставило ее передернуть плечами и благополучно заткнуться, что было весьма сложным маневром. Неожиданно ее внимание привлекло какое-то марево возле дальней кровати. Девушка повернула туда голову. Оно выглядело как темное облако, от которого за милю несло страданием болью и...сожалением. Будь это запахом, что было бы что то неприятно тошнотворно-сладкое, что заставило Рувелье чуть поморщится, изучая буквально пустое место, ведь там никого не было.
Женщина же уже успела подойти к ним и с внимательностью хищника осмотреть новоявленную пациентку, которая как столб смотрела на пустое место. Матрона нахмурилась. Естественно ,это выглядело странно. Но откуда девчонке было знать, что именно на этой кровати не так давно скончался сильно раненный человек? - Что-то не так? - спросила женщина у девушки, заставляя ту подняться. Астрид с трудом отвлеклась от увиденного. - Галлюцинации? -голос резкой иглой впился в ее мозг, заставляя немного поморщиться.
- Н..нет, все нормально. - было видно, что девушка не совсем умеет врать. Женщина вопросительно вскинула бровь, смотря на Ворона, похоже у той было еще немало вопросов, но задавать их при втором пациенте она не считала нужным. Астрид же ощутила неприятную подступающую тошноту. Там, где было марево явно лежал когда-то человек. И вряд ли он выжил. Она сжала в кулаки немного дрожащие руки, пока ей не кивнули снова сесть на койку, пока женщина направилась к предыдущему пациенту.  Ворон немного придвинулся ближе к своей подопечной, внимательно изучая ее и сбавив тон голоса так, чтобы черноволосый его не услышал. - Вы что-то видели, госпожа Рувелье?-голос явно намекал на то, что врать сейчас не следовало.  - Да какая разница видела я или нет?! Отстаньте от меня- в ее голосе появилось явное раздражение, а аура блондинки слегка полыхнула, задевая всех остальных. Если Ворон, похоже, привык ее трюкам и просто невзначай сдвинул рукав, намекая чтобы та угомонилась, то вот Матрону задело куда сильнее. - Не повышайте тон в госпитале, госпожа Рувелье!- но тут же словно осеклась , приходя в себя и переводя взор на пациента.
"Вдох, выдох, вдох, выдох... Астрид, спокойно, если не хочешь снова познакомиться с талисманами или того хуже церемониальными иглами"-блондинку передернуло от одной мысли. Та еще дрянь была эти иглы... Один раз уже немного перебушевала и получила ими, лечилась весьма долго и не слишком приятно. Рувелье подняла руки и устало потерла лицо, не слишком беспокоясь о том, что прическа растрепалась да и рукав платья торчал не слишком то аккуратно. Не слишком то данное освобождение было похоже на оное, разве что границы клетки стали куда больше и правил прибавилось, вместе с красками аур. Так и хотелось просто заставить всех забыть о ней и пойти по своим делам. "И получил по основанию шеи тут же, конечно. Чертовы красноперые...."-мрачно зыркнула она на своего наблюдателя, взгляд , правда, тот ей вернул с процентами.

+1

6

[AVA]http://sa.uploads.ru/KLye8.jpg[/AVA]
Пока Матрона была занята своей знатной – еще бы, кто бы не знал семью Рувелье – пациенткой, Канда думал было тихо слинять из лазарета. Вот только острый и быстрый взгляд старшей медсестры показал, что женщина все еще помнит про молодого человека и точно просто так не отпустит.

«- Вот черт!» - цыкнул зубами мечник с тоской прикрывая глаза. А все могло бы быть так хорошо. Он мог бы уже давно заниматься умиротворяющей медитацией и привести, наконец-таки, расшатанные после сражения нервы в порядок. Но вместо этого его терпение на прочность испытывает эта… женщина…

Почему-то даже в мыслях Канда не мог бы назвать Матрону никаким другим матерным или не очень словом. Словно медсестра могла читать мысли и потом мстительно продлила бы осмотр давно закрытых ран на еще более длительный срок. Да, звучит глупо и суеверно, но вот проверять это на себе экзорцист не хотел.

Из собственных мыслей парня вывел вопрос, очень знакомый вопрос Матроны. Вот только этот вопрос был озвучен не ему.

- Галлюцинация?

Это слово кипятком ударило по нервам. Ошпарило одним своим звучанием. В голове завертелись мысли, воспоминаний, а потом и вовсе перед глазами на миг мир превратился в одно большое озеро лотосов. Они были везде, покрывали собой пол, кровать, залазили листьями на стены. Их лепестки разносил невидимый ветер, превратив комнату в бело-розовый ад. Личный ад Канды, полный боли, горя и страдания. Полный сожалений и упреков. И заполненный кроваво-алым цветом и замаранными по локоть руками.

Японец скрипнул зубами, цепляясь за рукоять Мугена, словно утопающий за соломинку. За то единственное, что связывает его с реальным миром. Иллюзия ушла, подавленная мощной силой воли экзорциста, но вместо нее пришла дикая злость и раздражение. Пальцы, сжатые на мече побелели от силы, которую прикладывал мечник, удерживая свое оружие. Ему срочно требовалось выбраться отсюда. Куда угодно, хоть на свежий воздух, хоть на следующую миссию, хоть на другой конец мира. Только бы не находиться в этих каменных стенах с этими отродьями дьявола и их слугами.

Но вспышка гнева накрывшая его почти тут же сошла на нет, позволяя ослабить хватку и сделать глубокий вздох. Вместо жгучей ненависти пришло глухое раздражение. Уже почти привычное и родной, только куда более сильное. А с ним и усталость. И судя по тому, что происходило в лазарете, не у одного него был плохой день.

Матрона тоже явно погорячилась и теперь ощущала себя слегка недовольной своей несдержанностью.

- В любом случае, мне надо вас осмотреть. И выдать вам дополнительные витамины для укрепления иммунитета, - женщина поправила и так идеальную прическу и отошла к столу. Пошурудела на нем, потом по ящикам за ним, после чего с недовольной гримасой обернулась обратно. – Кажется, закончились. Я сейчас принесу. А вы подождите тут. И да, Канда, вас это тоже касается. Причем в первую очередь, - грозно закончила медсестра уже стоя у двери.

- Тч, - многословно выдал мечник в ответ на фразу, обращенную к нему. Словно он малый ребенок и будет убегать прочь, боясь уколов или еще чего. Женщина уже почти вышла за дверь, когда вспомнив что-то, повернулась обратно.

- А лучше я сразу вам выдам весь список необходимых медикаментов. Так будет проще и легче. Возможно, отпадет необходимость так часто посещать осмотры. Вы, да-да, Вы, я на Вас показываю, - Матрона указала пальцем на Ворона. – Идемте со мной, поможете донести. Не заставлять же больных самим ходить на склад за лекарствами.

Тон у женщины был очень строгий, не терпящий возражения. А зная ее характер, то и сам Рувелье тут же зайчиком поскакал бы выполнять указания старшей медсестры.

+1

7

Таблетки... Снова таблетки. Судя по выражению лица блондинки данный факт ее ничуть не радовал. Да и количеству препаратов, коими ее теперь пичкали мог бы позавидовать и коматозник. Но говорить мысли вслух она не спешила. Хотя бы потому, что выражение лица управляющей медицинским крылом говорило само за себя. Заикнись она о том, что они ей не нужны, то наверняка бы застряла тут на пару часов в милейшей компании красноперого.
"Вот ведь"-но не без злорадства блондинка отметила про себя легкую ауру возмущения в купе с раздражением у своего надсмотрщика. Еще бы. Хищника забирали от добычи и давали пинка как какой-то курице в кладовой. Но и спорить он не смел. Так как препараты нужны были как раз таки его подчиненной.
"Что, сложный выбор?"-словно говорил ее ехидный взгляд, направленный на мужчину в балахоне.
Тот, похоже, напрягся, но все-таки не смог спорить с заведующей клиники. В особенности, решающим фактом было то, что лекарства предназначались все-таки его подопечной, а значит это также входило в круг его интересов. Мужчина внимательно посмотрела на блондинку.
- Оставайтесь здесь. И без фокусов. - после чего развернулся и направился следом за женщиной, провожаемый острым взглядом Рувелье.
"Вот ведь..."-мрачно тыцкнула про себя племянница Малькольма, терпеливо выжидая, когда голоса в коридоре затихнут, как и шаги. Конечно, от нее выжидали неповиновения, поэтому и следящий вел себя подобным образом, явно опасаясь и за сохранность своей головы в том числе. Все-таки дядю девушки тяжело было назвать человеком преисполненным великодушием.
Блондинка перевела взгляд на черноволосого парня, который продолжал сидеть на месте с таким выражением лица, что будь рядом молоко, оно тут же бы прокисло, аура же была смесью из таких оттенков, что ими вполне можно было написать картину психологической неуравновешенности, но сама девушка, похоже, особого интереса у него не вызывала. Ну что же... Тем и лучше. Астрид не собиралась сидеть на месте, пока ее снова собирались напичкать очередной порцией весьма неприятных лекарств. А идти через дверь было не самым умным способом выхода отсюда. Так как вполне можно было нарваться на того же Ворона. А там мало ли какая у него могла быть реакция.
Взгляд быстро скользнул по комнате и уперся в большие окна. Кажется, тут не должно было быть слишком высокого... Ну ей так казалось.
Девушка вскочила на ноги и стремительно подошла к окну. Одна часть его совершенно не открывалась, зато вторая вполне. И она могла туда пролезть. С небольшим усилием девушка дернула раму, заставляя ту распахнуться и впустить в комнату свежий воздух, пускай и сырой. Дождя еще не было, но был уже туман. И довольно широкий подоконник, на который она вполне могла встать. Девушка не слишком изящно села на подоконник, перекидывая ноги через него и осторожно заглянула вниз. Ох черт... Тут была высота достаточной, чтобы при падении нельзя было бы и костей собрать. Зато широкий парапет змеился вдоль серой стены, и по нему вполне можно было пройтись.
Блондинка неуверенно перенесла вес, опуская ногу на него, но тем не менее крепко удерживаясь руками о подоконник. Высота заставляла голову кружиться, а неожиданный порыв ветра заставил ее ногу соскользнуть и не держись она о подоконник, то уже улетела бы вниз.
Девушка резко  охнула и подалась назад. Все-таки вся ситуация сыграла с ней злую шутку. Ее тело было совершенно не приспособлено к физическим нагрузкам, от слова совсем и удержать равновесие было весьма сложно.
Девушка ощутила как ее сердце начало биться быстрее, а ногти впились в подоконник, но неудачный шаг на такой высоте вполне мог стоить ей жизни
. - Вот черт...-мрачно выругалась Рувелье, перенося вес снова на пятую точку и уже с явным выражением лица унылости садясь на поверхность. К тому же, платье, будь оно неладно, тоже мешало ей, конечно, можно было его снять, но как ей вбили в голову приличные девушки так не поступают. Рувелье прикусила губу, лихорадочно думая и даже, похоже, несколько забыв о людях в коридоре.

+1

8

[AVA]http://sa.uploads.ru/KLye8.jpg[/AVA]
Канда задумчиво глядел сначала на то, как Ворон вертя носом от Матроны до своей подопечной и обратно, раздумывал, как поступить.

«Наверняка прикидывает что лучше, оставить кровинушку Рувелье в одной комнате с проклятым Вторым или оставить ее без лекарств. Кстати, а нахрена козе баян? В смысле на кой черт этой девахе лекарства? Больной вроде не выглядит», - раздумывал мечник, пока за Матроной закрывалась дверь, оставляя двух пациентов наедине в пустой комнате медблока. С одной стороны удивительное дело, что оба пациента, тем более разного пола, оказались тут, но с другой старшая медсестра и не знала о том, кто уже ждет ее в этом помещении. А отказать в помощи больным она никак не могла. Не только из-за чертовой врачебной клятвы. Такой уж характер был у женщины. В чем-то даже пугающий.

Японец невольно потер ухо, словно оно еще помнило о том, как за него ухватились цепкие женские пальцы и тащили на себя, вместе с головой, к которой это самое ухо крепилось.

Однако мечник не мог поспорить с тем, что что-то в этой медицинской тишине было. Не было ни шума голосов, ни топота множества ног. Тишина, спокойствие и типичный для всех больниц запах. Он чему-то напоминал ему то, что он привык ощущать со времен своего пробуждения. Вот только тут и сейчас это ощущение было скорее умиротворяющим, чем раздражающим.

Канда прикрыл глаза и оперся подбородком на руки, сложенные на рукояти Мугена. Было в этом что-то медитативное. Он сейчас мог бы вполне спокойно сесть медитировать, он почти уже собрался это сделать, когда раздался шорох одежды и легкие шаги. Экзорцист, не раскрывая глаз, нахмурился, пока не понял, что шаги идут не в его сторону. А в противоположную. Следом за этим скрипнуло дерево и в комнату ворвался бушующий за окном свежий осенний ветер. Он прошелся по помещению, прошуршал шторами и запутался в волосах, всколыхнув челку. Мечник ошарашено открыл глаза, глядя с чего бы этой бахнутой открывать окно и.. и что, млять?

Второй с неприкрытым изумлением уставился на то, как Рувелье вскарабкалась на подоконник и питалась толи спрыгнуть вниз, толи пройтись по узкому парапету до следующего окна.

«Мда, спрыгнуть у нее пока получается лучше», - Канда скептически оценил попытки девушки поставить ногу на парапет и не слететь при этом вниз. Судя по тому, что выходило, она явно впервые пробует такой способ покидать помещения. На какое-то мгновение японец даже заинтересовался с чего бы родственнице Рувелье захотеть покончить с жизнью таким оригинальным способом. Все же эта чертова семейка занимала в Ватикане не последнее место, не говоря уже о том, что стояла у истоков создания Черного Ордена. Тут тебе и Вороны-телохранители, и почет и уважение…

Мечник даже почти презрительно фыркнул, пока в голову не пришла другая, совершенно дикая, но так похожая на правду мысль… Рувелье были известны не только тем, что  они были среди создателей Ордена, но еще и тем, что без зазрения совести отдавали своих женщин ради зверских экспериментов с Чистой силой. Да и Вороны не были только безмолвными болванчиками-телохранителями. Очень часто они были еще и надзирателями, не брезговавшими применять силу. О последнем Канда знал из самых последних рук – прямо на своей шкуре. Вот от такого хочется не только сбежать, скорее предпочтешь смерть, чем быть забавной зверушкой на поводке.
Вот только пока мечник рассуждал об этом, а блондинка пыталась не слететь с подоконника, дверь в палату отворилась, тихо скрипнув петлями.

+1

9

Блондинка прикусила губу, нервно смотря вниз. Это было опасно. Это было безумно опасно. Или стоит рискнуть и выполнить этот головокружительный трюк? Вдруг ей повезет и она не сорвется вниз, а сможет пройти вперед и залезть в ближайшее окно, а там только и ищите ее по всему Ордену. А если повезет еще больше, то она и вовсе сможет выйти через главный вход. Обычно, как она заметила, люди предпочитали не задавать лишних вопросов людям в красной одежде, в коей сейчас была и она. Астрид сделала глубокий выдох, холодный воздух трепал край платья и обдувал бледное лицо, словно предупреждая ее этого не делать. К слову, именно данная концентрация и сыграла с девушкой злую шутку, так как сосредоточившись на скользком парапете она не заметила то, как сначала раздались голоса, а потом дверь в комнату начала зловеще открываться. Первой зашла врач, а уже за ней и сам Ворон, который нес несколько пузырьков. А потом произошло сразу несколько вещей. Девушка повернула голову, чтобы увидеть две застывшие фигуры у двери, при чем аура одной неожиданно полыхнула такой опасностью, что она на миг потеряла концентрацию и нога, которая снова была уже на парапете поехала резко вниз заставив блондинку сильно удариться спиной о подоконник и едва не полететь вниз, не успей она снова вцепиться ногтями в многострадальный подоконник. Картина, открывшаяся им была воистину прекрасна: черноволосый парень, пытающийся то ли медитировать, то ли просверлить дырку в полу взглядом. И девушка, сидящая на подоконнике в классике картин самоубийц.
- Что вы делаете?!-раздался возмущенный голос Матроны, сопровождающийся круглыми глазами от самой Рувелье. Так как на том месте, где только что было ее плечо была воткнута игла. Астрид резко побледнела, переводя взгляд с иглы на Ворона,ощущая как откуда -то изнутри начала подниматься чистейшая паника, а руки заходили ходуном на дереве подоконника. Опасность. Да, она видела, она чувствовала ее, она начала терять концентрацию и теперь ее поймали. Рувелье отвлеклась на столько, что не заметила, как новая волна ее собственной ауры начала распространяться неприятным ядовитым облаком страха по всем в комнате. Он словно парализовывал, лишал возможности думать, вызывая исключительно одного желание-бежать как можно дальше. Не подскользнись она вторично, то наверняка бы была пришпилина как мотылек булавкой. Пару раз она уже сталкивалась в церемониальными иглами и ощущения были далеко не из приятных. Леон же, который тоже оказался под воздействием ее способностей, но не так сильно, едва не сделал шаг назад, но судя по всему чертыхнувшись, что было вообще не слишком похоже на Воронов, сделал шаг вперед, доставай еще одни иглы. - Астрид Рувелье, немедленно слезьте с подоконника, иначе...-девушка испуганными глазами уставилась на церемониальные иглы, после чего взгляд светлых глаз снова метнулся на подоконник. Однако аура Ворона мелькнула таким всполохом, что не подчиниться ему было бы чревато еще одной отсидкой в камере. Лекарства, которые Ворон держал в руках, теперь благополучно были в руках у Матроны.
Девушка неуверенно повернулась на поверхности, опуская ногу на пол. Рука же Леона была в такой позиции, что становилось ясно, что он готовился к очередному замаху. Красноперых вообще было сложно подавить действиями ее способностей. - И возьмите себя в руки-снова нотка угрозы с ясным намеком на то, что способности девушки сейчас прекрасно всем чувствовались.
Матрона же, словно опомнившись, резко повернула голову к Леону, словно осознав, что он только что едва не прибавил ей работы. - Вы собираетесь калечить пациентов прямо в моем медпункте?-похоже, женщина умела невообразимо быстро брать себя в руки.
- Я прошу вас не вмешиваться, - похоже, Ворон не ожидал подобного вмешательства от медперсонала.
- Вы только что кинули в пациента иглой, едва не прибавив мне работы-тон голоса Матроны становился все холоднее. Астрид же, пока Леон несколько отвлекся, медленно опустилась на пол, стараясь скрыться за ширмой, чтобы унять дрожащие руки. Только вот приступов ей не хватало сейчас, ногти больно впились в ладони, стараясь удержать себя в равновесии. Но стоило ей двинуться, как еще одна игла вонзилась на уровне ее лица рядом в стену. - Госпожа Рувелье, не делайте глупостей и прекратите ...вести себя непозволительным образом- Ворон снова отвлекся от заведующей медпунктом, переведя взгляд на свою жертву.
- Я...я поняла-хмуро произнесла Астрид сквозь зубы. То, что он готов ее истыкать иглами как ежа она практически видела по сполохам на его ауре. Талисманы связывающие он не рискнул использовать, так как девушка находилась возле открытого окна и просто могла туда вылететь.
"Легко сказать, шаг в сторону, шаг вперед-наказание"-с досадой подумала девушка, смотря на мужчину исподлобья. Однако нависавшая неприятная атмосфера в комнате понемногу начала таять. Астрид даже и забыла, что тут есть еще один свидетель происходящего. 
- Сядьте на кушетку, разговор отложим на потом, без свидетелей. - Ворон как-то странно покосился на черноволосого парня, внимательно наблюдая за тем,чтобы Рувелье подчинилась его приказу. А то,что это был именно он не стоило сомневаться. Девушка обхватила одну руку другой и мрачно взглянула в лицо Леона. Ох как же ей хотелось сейчас сделать ему больно... Так, чтобы на всю жизнь гад запомнил. Чтобы лежал на полу, корчился от боли и на своей шкуре узнал что такое опыты обожаемого им Ордена. Мужчина словно заметил ее взгляд и сильнее напрягся.

Отредактировано Astrid Rouvelier (09-12-2017 05:39:48)

+1

10

[AVA]http://sa.uploads.ru/KLye8.jpg[/AVA]
В вернувшихся людях не было ничего неожиданного. Они все же ходили на склад, а не на другой конец страны. Но вот стоило двери отвориться, открывая вошедшим вид на окно, как умиротворенная атмосфера в палате заполнилась опасностью. Вокруг словно разом все закрасилось черный, а чутье мечника заставило его подобраться.

Ритуальную иглу, воткнувшуюся в дерево оконной рамы видели все. То как она появилась из складок одежды и была запущена умелой рукой только Канда. Уже не раз, видимый характерный жест – результат долгих и упорных тренировок. И он говорил о метавшем куда больше, чем его форма или телосложение. Воин, безжалостное орудие, в руках Ватикана. Полностью подчиняющееся приказам и заветам.
Мечник скривился, словно выпил залпом чашку уксуса. Он терпеть не мог Воронов. Во всех их проявлениях. А таких, как этот  - особенно. Они для него были словно тонкое напоминание о тех временах, когда эти бездушные марионетки наблюдали за его попытками произвести синхронизацию с Чистой силой. Раз за разом поднимая его и лужи его же крови, чтобы снова попробовать дозваться до этой ебаной Чистой силы, чтобы снова быть проткнутым нею же и снова задыхаться от боли, захлебываться соленой кровью…

Канда повел плечами, стряхивая с них мрачные лоскуты воспоминаний десятилетней давности. С тех пор Вороны ни с чем хорошим у него не ассоциировались. Мерзкий, паршивый отряд цепных псов, продавшихся жирным шишкам. Делающие за них всю работу. И если судить по сложившейся сейчас ситуации, не только ему одному так не нравятся эти краснобалахольщики.
Раздражение и злость внутри парня нарастали. В то время, как затянувшаяся немая сцена разрядилась криком Матроны, японец уже стоял на ногах, крепко сжимая меч.

-Спрячь иглы, падальщик, - негромко, слегка хрипло произнес экзорцист. Канда не собирался защищать кого-то в этой палате. Особенно девушку с фамилией Рувелье. Эта чертова семейка сама виновата в своих бедах, так пусть сама же и разбирается с ними. Но вот терпеть разъяренного противника рядом мечник не собирался.

Уже начавший ставить претензии своей соратнице Ворон осекся на полуслове и скосил глаза за мечника. Словно прикидывая, а не использовать ли подготовленные оружия на экзорцисте, вместо беззащитной девушки.

Несколько долгих, безумно долгих мгновений между ними шла безмолвная битва взглядов. Они мысленно схлестнулись в поединке и разошлись. Победителем остался Канда, так что красноперый передумал нападать на мечника, а словно отыгрываясь, повернулся к подопечной.

Неизвестно чем бы кончилась эта ситуация, если бы вовремя не смешалась старшая медсестра. Ситуация разрядилась, словно тетива на арбалете. Только вхолостую щелкнув, озвучивая свою досаду низким звоном. В воздухе осталось только горькое послевкусие конфликта и приторного страха. Оно расходилось от девушки в красном платье, зацепляя своими щупальцами Матрону и, совсем немного, Ворона. Канда только презрительно фыркнул на это.

Ворон нехорошо поглядывал на мечника. Так, будто ожидал от него какого-то сумасбродства, вроде благородных позывов и кидания грудью на защиту девичьей чести. Но этого он бы в любом случае не дождался бы. Японец только фыркнул и выразительно показал краснобалахольщику неприличный жест, после чего развернулся к медсестре.

- Матрона, или вы меня сейчас осматриваете, или я ухожу так. Не вижу смысла находиться дальше в этом цирке.

Женщина в ответ нахмурилась еще сильнее. По ее лицу пробежала тень, а глаза быстро пробежались от одного «больного» до другого.

- Хорошо, - в конце концов, выдохнула медсестра. – Пожалуйста, снимите плащ, чтобы я смогла вас осмотреть. И оставьте уже в покое меч! Уверяю, тут он точно ни к чем, - на последних словах Матрона выразительно посмотрела на Ворона, словно намекая, что игры и талисманы в своей палате они тоже не потерпит.

Ведомый просьбой и желанием скорее отсюда смыться, Канда стянул плащ, вернее то, что от него осталось и отдал свою тушку в руки женщине. Та довольно быстро справилась с налипшими бинтами, разрезав их ножницами, осмотрела ранения, недовольно хмурясь и бурча под нос про чью-то небрежность, что когда-то будет стоить ему жизни. Экзорцист на это только отворачивался, как кот, которого тыкали носом в его проделки.

В какой-то момент парень столкнулся взглядом с Рувелье. Мысли сразу же перескочили на кровавое прошлое ее семьи. Если судить по тому, как отреагировал красный надзиратель на бунт девушки, то он точно не ее телохранитель. А значит, что это очередная отданная Богу женщина. И если стать святой ей уже не светит, то какая же именно ей уготована участь? Что уже запланировали хреновы умы из Ватикана? Не может же это быть новым проектом по экзорцистам. Пора бы уже понять, что насильно указывать Чистой силе кого выбирать, а кого нет невозможно. Но если они начинают все с начала, то… То это ахуеть, как не смешно, ты слышишь это ублюдок, что придумал это все? Демиург хренов, неужели тебе так нравится играться и жизнями людей и природой, что ты выдумываешь нам такие жестокие судьбы?

Канда только сильнее нахмурился, а после и вовсе зашипел, ощущая, как Матрона не щадя антисептика плеснула его на рану. Боль и пощипывание быстро унялись, а вот гнев нет. И хмурый взгляд японца перевелся на Ворона.

+1


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Новая сказка » Все имеет смысл