Дамы и господа! Добро пожаловать на ролевую
D. Gray-man. The hidden side of war!
Присоединяйтесь к нашему небольшому миру,
Вас ждет коварная обольстительница,
имя которой приключение.
Гостевая
Список ролей
Правила
О мире
ЧаВо
Сюжет
Акции

Рейтинг форумов Forum-top.ru

D. Gray-man. The hidden side of war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Закрытые » Когда ветер молчит


Когда ветер молчит

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s9.uploads.ru/nGU6X.jpg

Штиль, ветер молчит
Упал белой чайкой на дно
Штиль, наш корабль забыт
Один в мире скованным сном©

Место: Корабль. Где-то в Индийском океане
Участники: Рина Кросс, Эддард ван Хален
Детали:
Путь в Главное Управление Черного Ордена с Индии лежал через океан. Штиль, ни одного дуновения ветра. Продержаться в живых, с ограниченным запасом еды и пресной воды.

+1

2

Звук тишины лишь изредка прерывало легко потрескивание бортовых досок и шум плещущейся воды за бортом. В остальном же на палубе корабля стояла гробовая тишина. Матросы пытались укрыться в тенях от мачт, а двое пассажиров сидели на ступеньках около капитанского мостика. Они явно отличались от загрубевших и смуглых пиратов, выглядя белыми воронами. Но "гостей" это явно волновало меньше всего. Жажда сводила с ума всех, и в этом маленьком аде все были едины.
Нэд тряхнул головой. Ему нужно было оставаться максимально сосредоточенным на задании, ведь пока его цель не будет доставлена в Орден, парень не мог расслабляться. Взглянув на белобрысую девушку, сидящую рядом, он тяжело вздохнул. Вспомнилось, как месяц назад, его вызвал к себе Рувелье и поручил доставить дочь Кросса в Орден, любым доступным способом, но обязательно живой. У Кросса была дочь, хотя кого это могло удивить, удивительным было бы отсутствие детей у этого любвеобильного маршала. Как всегда Малькольм не скупился на средства и разрешил использовать любые доступные методы. Это было весьма кстати, так как Рина Кросс, была явно не в восторге от идеи быть куда-то доставленной. Причем даже не смотря на отсутствие боевых навыков, девушка отбивалась из последних сил. Эддард давно привыкший к тяжелым заданиям поразился, насколько может быть настойчивым человек. Все подходило к тому, что нужно было вырубить объект и доставить связанной. Но тут немаловажную роль сыграли родители девушки. Узнав, что за ней пришли из Ватикана, они чуть ли не сами принудили пойти дочь с посланцем. Не сказать, что это решение далось им просто, но разумность его была неопровержима.
"Как забавно, что люди готовы отдать своих детей тем, кого бояться. А бояться они защитников этого мира", - Ворон устало потер переносицу. Дурные мысли. Такие мысли до добра явно не доведут. Надо отвлечься. Он расстегнул сумку, которую носил с собой и достал специальную бумагу, перо и небольшую чернильницу. Лучше всего его могло отвлечь нанесение боевых рун. Воронов конечно снабжали печатями, но парень и сам знал, как их создавать. А тут хоть какое-то, но занятие.
На этом их приключения в Индии не закончились, ведь нужно было ещё найти корабль до Англии. Доброй половине кораблей нужно было отплывать в другую стороны, а оставшуюся часть капитанов распугала сама Рина, крича и проклиная всех. Люди знали, что она дочь влиятельных людей и боялись за свои жизни, поэтому придумывали различные причины, чтобы не брать путников с собой. Единственных кого смог найти Нэд, были пираты, которые причалили в нескольких километрах восточнее порта. Но так как лучшая выпивка и шлюхи были именно в порту, команда не удержалась, чтобы инкогнито не пробраться в порт, где они могли отдохнуть. Капитан был не прост, он наотрез отказывался брать женщину на корабль. Золото его тоже мало волновало. Но через некоторое время Нэд узнал, что капитану очень хотелось увидеть свою семью в Эссексе, но там он был преступником и путь на большую землю ему был закрыт. Эддард пообещал прощение Папы Римского, отмаливание всех грехов, что в каком-то смысле значило полную амнистию. А значит старый пират сможет увидеться с семьей. Капитан взял путников на борт, хоть команда и была очень недовольна.
Нэд поднял глаза, оторвавшись от своего занятия. Его внимание привлек пират, который гладил свой кинжал и бормотал:
- Древний бог жаждет жертвы. Мы не можем придать его, мы его рабы, а бог голоден. Да-да, моя милая, мы сделаем все, чтобы удовлетворить его. Сделаем.
Кинжал был покрыт какой-то фиолетовой субстанцией, с зелеными гравировками. Нэд бы сказал, что это декоративная вещь, если сам не видел, как пират ловко обрубил им конец веревки. Этот тип был опасен, но Ворон не мог начать действовать, ведь устрой он на корабле резню, они бы точно никуда не доплыли бы. Но он будет приглядывать за этим пиратом.
Сначала Нэд запер Рину в каюте, выделенную путникам, решив, что так будет для всех безопаснее. Но Кросс постоянно орала и проклинала всех на свете таким отборным набором мата, что даже у матерых пиратов порой уши начинали закручиваться в трубочку. Через несколько дней их настиг шторм, сила которого была ужасной. Корабль мотало из стороны в сторону и в какой-то момент старое судно не выдержало. Одна мачта была сломана, а борт корабля пробит, команда смогла наспех залатать посудину, чтобы та не утонула, но большая часть запасов вместе с частью экипажа, кормила рыб на дне. А потом штиль, мертвый. Ни дуновение ветра, и все они застряли тут, посередине воды, без понятия смогут ли добраться до земли. Пираты сразу же решили выкинуть бабу с корабля, но Нэда такой расклад не устраивал, и они вместе с капитаном смогли остановить пиратов. Но надолго ли? Недовольство на борту росло, и по выражению лица капитана было понятно, что мертвецам прощение Папы Римского не нужно

+2

3

- Вы меня отдаете? ЕМУ?!- глухой стук ладонь по столу разнесся в кабинете генерал-губернатора Индии одиноким выстрелом. А после него почти оглушающая напряженная тишина, в которую постепенно возвращались остальные звуки: скрип пера по дорогой бумаге с родовым гербом в каждом уголке, взмахи веера, ленивое пение птиц за окном и жужжание насекомых. Эта комната была лишена эмоций, в ней не было плача матери, которая должна была отдать свою единственную дочь на служение непонятно куда, отец не пытался ее защищать и обжаловать решение, а дедушка Рины совершенно спокойно продолжал работать с бумагами под ее настойчивым взглядом изумрудных глаз. И все дальнейшие слова главы семейства были острым лезвием, вонзающимся в сердце его бывшей наследницы.
- Это будет лучшим выходом для тебя.- начал мужчина деловым тоном, не отрываясь от работы,- После того спектакля, который был устроен в фойе, ты уже не можешь быть той кем была раньше. У наших врагов теперь есть доказательства, для них приоткрылась тайна твоего происхождения и ты потеряла свою ценность, стала обузой. Ты ведь это понимаешь? Ты ведь умная девочка, да и помощь Ватикана нам не помешает. Поэтому собирайся, ты пойдешь с этим парнем, а дальше сама решай, что делать.
Рина не верила, не осознавала; все происходящее начало окутываться какой-то дымкой без ярких образов, звуков и запахов. Сколько времени прошло с того момента, как она осмелилась оторвать свои руки от теплого и гладкого письменного стола дедушки? Ее пустой взгляд блуждал по знакомому темно-зеленому ковру на котором она часто игралась с куклами в детстве. А вот там, возле окна, девочка когда-то прожгла доски пола и теперь там стоял небольшой журнальный столик, на который облокотился мужчина носящий долгих восемнадцать лет титул отца. И он даже не поднял на девочку, которой читал книжки на ночь и называл доченькой, своих карих глаз. Библиотека с сотней книжек, из которых она делала домики, цветы из сада, в котором прошло ее детство, и безразличные глаза матери в которых читалось смирение. А раньше в этом доме для нее было так много места и так много любви.
- Вы меня отдаете...- одними губами прошептала девушка, и белая пелена накрыла ее с головой. Что было дальше? Память отказывалась рисовать образы, только яркие вспышки злобы, которые выливались на окружающих, сменяющиеся полной безразличностью.
Совсем как море, как бездонный синий океан...

Рина сейчас готова была сжечь все книги, в которых автор боготворил морские путешествия, описывал их с азартом и пользовался множеством красочных эпитетов. Индийский океан встретил англичанку скрипящим кораблем, где в трюме воняло дешевым пойлом, отходами и мужским потом. На палубе удавалось спастись от смрада, но никак не от взглядов матросни, которые пожирали девушку глазами и если бы не служитель Ватикана они бы непременно осуществили свои гнусные желания и ей не помогла ни магия, ни все чертовы Боги этого презренного мира. Она была одна в целом мире, который, казалось, извергнул ее в пучину ада, вначале испытав штормом, а теперь штилем.
Кросс сидела на ступеньках, прислонившись спиной к поручням и прикрыв глаза. Они болтались на этой посудине посреди моря уже не первый день, и что-то внутри подсказывало, что не последний. Леди теперь жалела о том, что в первые дни отказывалась от еды, паршивой, но все таки сытной, которая наполняла ее энергией, ведь сейчас даже черствый хлеб был в радость. Но больше всего сводило с ума отсутствие пресной воды и это жуткое ощущение сухости во рту, когда язык приходится с силой отдирать от неба. Рина проклинала соль, которая делала ее волосы жесткими, оседала на теле, покрывая его неприятной липкой оболочкой, и прокралась даже в сны, делая их белым жестоким маревом, которое продолжалось наяву.
Жажда была настолько невыносимой спутницей, что англичанка готова была пить воду даже с лужи, будь она где-то на корабле. А ведь когда-то она и не могла предположить, что упадет так низко, почти на самое дно, где свет был непозволительной роскошью. Рина приоткрыла глаза и поправила упавшую с обнаженного плеча шелковую шаль, еще не утратившая своей былой красоты, и теперь выглядящая на девушке в простецком платье нелепо. На палубе ничего не изменилось с последнего раза, когда безразличный и уставший взгляд зеленых глаз обследовал ее на наличие угроз. Надолго ли? Ученая тяжело вздохнула, краем взгляда замечая Ватиканского пса. В душе вновь заскрежетало то гадкое чувство ненависти и в то же время зависимости направленное на одного человека. Кросс взглянула на своего ката с презрением и неосознанно сильней сжала зубы. Сейчас, когда парень был занят рунами, было так легко выхватить кинжал и вонзить его в столь нежную и незащищенную ничем шею, которую не скрывал в это время ни ворот красного плаща, ни рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. И кровь распустилась бы алым цветком, молниеносно покрывая выраженные мышцы плеч и спины, вскоре растекаясь по полу и проникая сквозь доски на нижние палубы. Девушка тряхнула головой, с небрежно собранными гребнем волосами, отгоняя эту мысль дальше в глубинку своего сознания. Ей нужно было выжить. Но, пока что ни время, ни обстоятельства не были на ее стороне. Только цепной пес Ватикана, для которого она была глупым заданием, даже не человеком.
- Ты хоть что-то знаешь об этих символах, пес?- Она обращалась к нему небрежно, только на "ты" и обязательно называла псом. Рина осторожно подалась вперед, не отводя взгляда от острых черт его лица, которые неумолимо приближались. Но ей было все равно, что это напыщенный индюк думает и остановилась только тогда, когда к лицу соседа оставались сантиметры, призывая его отвлечься от своих дел. Его тело было еще одним жарким солнцем, от которого хотелось вернуться в укромный уголок, пахнущее солью и слабыми нотками церковных благовоний.
"Ты все еще кому-то молишься? Кому?..."
И даже если бы весь мир вдруг погрузился во тьму ее собственной ненависти и высокомерия, она не перестала бы его ненавидеть.
[AVA]http://savepic.ru/11422757.jpg[/AVA]

+1

4

- Ты хоть что-то знаешь об этих символах, пес?
Ворон на секунду оторвал глаза от того, что делал и взглянул на свою подопечную. В её фразе было смешано все, издевательство, злоба, презрение. Сколько всего может быть намешано в человеке, сколько всего сказано одной лишь фразой. Что он мог ответить? Да, он знал, что делал и знал, что означают эти символы. Обладал ли он познаниями в магии, как её отец? Нет, не обладал, хотя очень хотел бы знать больше, чем знает сейчас. Но Нэд сильно сомневался, что Рина сама обладает этими знаниями. Поэтому её презрение было лишь проблемой в её голове, а на такие вещи он не привык тратить своё время, поэтому задержав взгляд на девушке на несколько секунд, он продолжил свое занятие.
"Интересно, как бы я сам отреагировал, если бы меня насильно увезли бы из дома?". Ворону было сложно ответить на этот вопрос. Он уже успел забыть, что такое семья, и какого жить дома. Теплая кровать и ласка близких людей воспринимались сейчас как насмешка, что-то мифическое и далекое, маловероятное. Когда-то давно он тоже был любим родителями, но эти времена давно прошли и скорее вызывали отвращение нежели теплые эмоции. Он был вполне доволен своей жизнью сейчас, ну или просто не зацикливался на ужасах происходящих вокруг. Но чтобы было, сложись у него все, как у дочки Кросса? Наверное, он тоже был бы зол и обижен, хотел бы ударить своего тюремщика и убежать. Вздохнув, Эддард взглянул на подопечную и сказал:
- Ты можешь злиться и ненавидеть меня. Но в жизни не все складывается только так, как этого хотим мы сами. Иногда мудрее будет принять ситуацию и уже изнутри изменить её под себя, нежели сопротивляться.
Он и так сказал уже больше, чем следовало. Нет, не жалость вела Нэда к этим словам. Просто ему захотелось хоть как-то дать понять Рине, что её поездка в Черный Орден, это не казнь или пытки, а лишь новая глава в жизни. Шла война, и не было времени и сил уговаривать каждого. Либо человечество противостоит Ноям всеми силами, либо будет уничтожено. И при втором исходе вряд ли будет важно кто чего хотел. Свои желания нужно было оставить позади, закопать их и не доставать пока не придет нужное время. Да, возможно они не будут откопаны никогда, но по крайней мере ты сделаешь то что нужно, а не то чего желает твое сердце.
Внимание Эддарда опять привлек матрос с кинжалом. Этот сумасшедший встал на ноги и стал ходить по палубе, бормоча себе под нос что-то про то, что время почти настало, и гладь воды разобьет кровавый поток. "Ох не к добру это, этот малый уже на пределе". Ворон сложил бумагу и перо и положил в сумку, у него больше нет возможности терять концентрацию, ситуация могла выйти из-под контроля в любую минуту. Причем остальная команда тоже явно не была в восторге от происходящего вокруг и смотрела на пассажиров искоса, иногда о чем-то перешептываясь. Из-за штиля заняться было нечем, а жара сводила с ума, дикий коктейль.
Сзади подошел капитан и наклонился к ухе Нэда, прошептав:
- Ты же понимаешь, что в море все немного суеверные, и ты прекрасно знаешь, что нужно моей команде.
Эддард повернул голове и прищурившись грозно взглянул на капитана:
- У нас был уговор, двое садятся на корабль, двое с него сходят, иначе никак.
- Наш уговор и гроша не стоит, когда старая с косой стоит рядом, - капитан хищно улыбнулся – я не верю в приметы, но я верю в свою команду, и если что-то произойдет, я не буду вмешиваться, потому что быть третьим телом скормленным рыбам, я не намерен.
Он развернулся и ушел к штурвалу, сел рядом и начал вяло ковырять ногтем доску. Ворон тяжело вздохнул, понимая, что если не подует ветер в ближайшее время, прольется чья-то кровь.

+2

5

Пустой взгляд светло карих глаз, в нем не было ни заинтересованности, ни издевки. Он был бесцветным дополнением к, в общем-то, призрачному кату, невыразимцу черты лица которого со временем сотрутся из памяти. Ведь так было правильно. В итоге судьбы вершат не только правители великих держав, чьи лики украшают монеты и картины, а и обычные марионетки, возникающие из тьмы и в нее возвращающиеся. Эдакий взмах хрупкого крыла бабочки, который начал ураган. А теперь дочери маршала приходилось пожинать плоды этого бедствия, в коем-то веке ощущая его тяжесть на своей собственной шкуре, а не сочувствовать незнакомцам, которые в один миг лишились всего. У нее осталось только одно. Но слова утешения о том, что самый бесценный дар - это жизнь, никак не вкладывались в светлой голове. Королям и Королевам не нужно жалкое существование, не нужны подачки от судьбы, они рождены для того чтоб смотреть на все свысока и приумножать величие вверенной им Богу и людьми страны. И все эти фразы великих так долго вкладывающиеся в голову девушки стали бесполезными. Она никто, ее ера канула, так и не начавшись. Гнев и ненависть, всепоглощающим потоком нахлынули на Рину, облав даже щеки жаром и оставив на них легкий румянец.
- Ты разрушил мою жизнь,- сквозь зубы прошипела англичанка. - Мне следует это принять?
Поганому псу никогда не понять каково это падать с князей в грязь и каждая твоя мысль возвращает к этому падению. Кросс подтягивает ноги к груди и обхватывает их руками, совсем как маленькая девочка.
"Ничтожество",- шепчет тьма внутри, рисуя свой вариант развития прошлого. Где не было бы этого унижения, а только тоненькие ручейки крови в кабинете генерал-губернатора Индии. Вот они медленно стекают с темного и все еще теплого деревянного стола, за котором восседал, словно на троне, дедушка Рины. Но теперь его тело безвольно повисло, не содрогается в предсмертных конвульсиях, а с аккуратной полоски на горле валит темная и густая кровь. Окно все окрасилось багряным, будто кто-то плеснул на него и на портьеры краску, но металлический запах напоминает, что это не она. Вокруг маленькой и, казалось бы, хрупкой девушки все залито этим безумным цветом дорогого вина, а в ее руках еще горят печати заклинаний. Усмешка. Жестокая, но почему-то от нее невозможно оторвать зачарованного взгляда. Ее все жизнь считали не такой, возможно недостойной той великой чести, которая выпала на нее с рождения. И в тот миг все могло поменяться, страхи и опасения семьи могли стать беспощадной реальностью. Но... Она - монстр выбравший человечность.
Взгляду Кросс не было за что зацепиться, да и не стоило этого делать. Люди сходили с ума на этой всеми забытой посудине, а миру было все равно. Оказывалось, что жизни ломались намного проще, чем карточный домик. Достаточно одного дуновения ветра, а в их случае его отсутствия. Рина сама удивлялась, как она не сошла с ума, вот хотя бы как тот матрос, что постоянно бормотал про себя какие-то жуткие вещи, от которых по коже бежал холод. А может пойти на корм рыбам действительно лучший для нее выбор?
Капитан корабля, тот еще проходимец и пресмыкающееся, по крайней мере, дочь маршала была уверена, что добропорядочный человек не стал бы связываться с вороном. Но, он единственный кто к ним имел какое-то дело и похоже ему нужно было объявиться прямо сейчас.
"Я все слышу!"- англичанка не отводила строгого взгляда от мужчин, для которых она была разменной монетой. Моряк закончил свою речь и коротко поклонился леди, придерживая козырек шляпы. Маг мягко улыбнулась и сама себя одернула. Чертово воспитание и привычки! Девушка проводила морского волка взглядом и перевела взгляд на ватиканского пса.
- Похоже, я могу быть заданием, которое ты провалишь. Меня убьет либо команда этого корыта, либо море.- почему-то Рине было смешно, и уголки ее губ поползли вверх. Может лучше закончить все прямо здесь и сейчас? Возможно, это ее конец, сгинуть посреди этой соленой лужи и не оставить после себя даже следа. Жаль. Кросс было безумно жаль, что все амбиции и желания ей придется похоронить. Но, ей надоела эта неопределенность. Ноги затекли, но девушка все-таки поднялась на них, выпрямилась, превращаясь из серой мышки в достойную дочь своего рода.
- Пора с этим заканчивать.- англичанка спустилась со ступенек и направилась в сторону самого подозрительного субъекта на этом корабле.

+1

6

- Ты разрушил мою жизнь, мне следует это принять?
Эддард смотрел на свою "пленницу" и понимал, что это лишь маленькое избалованное дитя, которое сидело в своей теплой комнатушке и считала себя повелительницей, если не всего мира, то по крайней мере Индии. И сейчас это дитя сорвали с её трона, и очень неласковым способом объяснили, что она не принцесса, а лишь шестеренка в механизме войны. Она ничем не лучше и не хуже Ворона, Ватикана, Ордена и всех остальных людей. Она такая же как все, винтик в поезде священной войны, и если этот винтик не будет крепко сидеть на месте куда его вкручивает грубая отвертка конструктора, то он будет расплющен колесами об рельсы. И возможно, соседние винтики почувствуют, как тяжело им держится без той самой, уникальной и неповторимой Рины, но когда произойдет остановка на ближайшей станции, её просто заменят, и уже через несколько часов пути, никто и не вспомнит о принцессе Индии, которой кто-то разрушил её жизнь.
- Можешь принимать или не принимать, дело твоё. Ты можешь попытаться убежать от меня, или убить меня. Но когда плоть твоих близких будут разрывать Акума, уничтожающие твой город, семью, друзей, людей которых ты знала и любила, ты возможно поймешь, что твоя жизнь ничтожная плата.
Он отвернулся и взглянул за море. "Дурак, ну и чего ты вспылил?" Хотя Нэд произносил эти слова как можно спокойней, он даже сам почувствовал, как начинает злиться, что было недопустимо. На любом задании важнее всего рассуждать спокойно и трезво оценивать ситуацию. Но, Кросс, о боги эти Кроссы, они не могут дать спокойно жить, они просто легендарные занозы в одном месте. "Интересно у Ноев есть свои "Кроссы", которые не дают Графу спокойно жить? Было бы неплохо".
Но почему-то Ван Халену, хотелось помочь девушке выйти из тьмы, куда она отчаянно падала, купаясь в собственной обиде и злости на весь мир, и жалости к себе. Этот путь вел только к разрушению, как окружающих, так и самой себя. Но разве он, дитя тьмы, мог вывести кого-то на свет, мог ли он ей хоть чем-то помочь? Да и можно ли заставить принять эту помощь? Нет, это дурные мысли, Ворон на задании, он не должен отвлекаться от своей первостепенной задачи. Личное не должно становиться главным. Психологией девушки займутся в Ордене, куда более опытные люди.
- Похоже, я могу быть заданием, которое ты провалишь. Меня убьет либо команда этого корыта, либо море.
Нэд тяжело вздохнул, он уже представлял то, что сейчас вытворит Кросс. И его мучали лишь одно желание, врезать ей так сильно, чтобы она вырубилась дней на 5. Как же в этом мире станет тихо и спокойно, может небеса вздохнут с облегчением тем самым создав порыв ветра, который так нужен им. Ван Хален не мог понять, почему он все сильнее и сильнее заводится. Может это жара на него так действовала, а может и Рина, скорее всего именно она. Он ничего её не ответил. Как и не сказал, что если он доставит доказательства её смерти, задание будет считаться выполненным. По крайней мере Нои точно не доберутся до той информации, которую Мариан мог рассказать любимой дочурке. Но личное желание Эддарда было доставить девушку живой.
- Пора с этим заканчивать.
Он уже знал, что она будет делать и сидел в полу позиции, поэтому как только Рина встала и сделала шаг, он подлетел и схватил её за руку, грубо и жестко, давай понять, что ей не вырваться. Да и если даже она ухитрится, то у него есть несколько способов заставить юную Кросс несколько минут или часов посидеть смирно на палубе.
Нэд замер, ведь все моряки с палубы смотрели только на них. Похоже ещё одно движение или слово, и каждый из них лично бросится помогать бабе избавить этот мир от своей персоны. Если тишина была спутником путников эти дни, то сейчас тишина орала, разрывала ткань пространства и времени, она давила на уши, голову. Не происходило ничего.
- Похоже, все-таки ты мое личное дело.

+2

7

Рине показалось, что обжигающее солнце опустилось еще ниже, прямо на ее запястье и обожгло его своими полуденными лучами. Девушка чуть бы не вскрикнула от боли, но вовремя сообразила, что случилось, когда ее грубо дернули и вместо ожога на руке оказались просто чужие пальцы. Нежная кожа девочки, которая успела зазнаться и возомнить себя пупом земли, не плавилась как свеча, от чужого прикосновения, но ощущение в тот момент были именно такие. Кросс сильней сжала зубы, но почему-то на глаза защипало.
"Не плачь! Только не это!"- англичанка проглотила колючий комок, стоявший в горле, и схватила чуть приоткрытыми губами горячий воздух. Зря. Это совершенно не помогло прийти в себя, Рина просто глупо хлопала глазами в почти идеальной, давящей на уши тишине. Как же много совершено ошибок, которые скатывались снежным комом множась и разрастаясь. Мариан Кросс не должен был встретиться с ее матерью. Рина - рождаться. Орден и Граф -существовать. Свет побеждать тьму и наоборот. Ватикан не должна была заинтересовать ее семья. Магия не существует! Она не должна была встретить отца. Судьба - сузиться в маленькую точку не возврата, к этому кораблю, к этой звенящей в ушах тишине. Вся эта ситуация казалась англичанке чудовищной ошибкой, которая не могла случиться в ее жизни! Кросс была совершенно не готова к таким резким виражам в своей судьбе, с постоянной горечью во рту, без единого шанса на свободный вдох. Она устала, чертовски обессилела, и смерть казалась ей не такой уже и плохой перспективой. И Рина совершенно спокойно склеила лапки и пошла ко дну, к темно синей бездне прохладного моря, которая манила к себе за бортом корабля. И единственное, что останавливало девушку от этого - обжигающее солнце чужой ладони.
Тишина порвалась, как будто была какой-то пленкой или натянутой до предела струной, вместе с криком матроса, который несся на встречу путникам. Его лицо, и без того лишенного всякой привлекательности, искажала гримаса, оголенный торс был сплошь усыпан россыпью шрамов, под завязанным на голове платком красовались редкие каштановые волосы. Такой будет ее смерть? Девушка вздрогнула и по ее спине прошла дрожь, как будто повеяло холодом, она инстинктивно прижалась к ворону, но не смогла сделать ничего иного, застыв от страха. Разум упрямо блуждал в поисках выхода из этой ситуации и не находил, ведь он слишком привык к программе "Леди". Ей стоило бы защищаться, ведь она могла, но был ли в этом смысл? К первому рванувшему мужчине начали подключаться другие: кто просто поглядеть за расправой, кто разбужен, кому просто руки чесались. У них не было шанса. Разве что произойдет чудо.
Рине показалось, что вокруг них словно разверзлась земля, таким внезапным и громким оказался грохот выстрела. В изумлении девушка глянула на застывшую матросню, ни у кого из них не было огнестрельного оружие, все оно, вместе с порохом, хранилось в одной из замкнутых кают, а ключ был у старших по званию.
"Капитан"- пронеслось у леди в голове, и она перевела взгляд на мужчину, который ни от кого не скрываясь, держал в руке пистолет, из которого была выпущена пуля. Кросс ахнула, неужели пират оказался лучше, чем она о нем думала? Но он только покачал головой, будто читая ее мысли.
- Это должен был быть мой вам подарок, мисс. Чтоб вы не мучились,- морской вол опустил оружие,- Теперь же вы во власти этих ребят.
Что-то в сердце у дочери генерала екнуло, и она испуганно глянула на пса Ватикана. Неужели он умрет по ее вине?

+1

8

Ворон посмотрел на свою подопечную, на юную Кросс. Когда он схватил девушку за руку, она словно обмякла, словно вся решимость и злость куда-то делась, и на секунду Нэду показалось, что перед ним стоит ребенок, который хочет лишь того, чтобы его любили и защищали. Ребенок может напакостить или нагрубить, но все равно виновато потупив взгляд вернется к родителям. Возможно на плечи Рины хотели возложить слишком тяжелый груз. Дитя из знатной семьи, малыш Марианна Кросса, слишком много титулов и обязанностей, но слишком мало счастья. Ведь он помнил те времена, когда пиком радости было носиться по лужам и играть с друзьями. Но те времена были слишком далеки, слишком туманны. Ворон забыл, что значит любить и радоваться, он делал то что должен был, и начинал забывать зачем он это делает.
Мужчина разжал руку и отпустил Кросс. Вместо этого он положил руку на плечо, не сильно, пытаясь, хоть как-то ободрить девушку, чувствуя, как она прижалась к нему. Но его секундная слабость стоило очень дорого. Хоть он и контролировал взглядом палубу корабля, он не видел того, что происходит за спиной. Ван Хален лишь услышал щелчок. "Твою же мать" - пронеслось в голове. Он успел краем глаза увидеть, что капитан уже нацелился на девушку и собирался спустить курок. Ворон не успевал "убрать" подопечную с траектории выстрела, поэтому все что ему оставалось, это прикрыть её собой. Взрыв, резкая боль, пронизавшая сначала плечо, а потом все тело. Пуля попала в левое плечо и застряла где-то внутри. Он упал на колено, крепко выругавшись. Хотелось прибить капитана судна, но выстрел служил так же и сигнальным огнем матросам к действию. Похоже толпа озлобленных людей только и ждала этого момента, потому что завязалась драка. Он поднялся на ноги.
- Пригнись, - он с силой "посадил" Кросс на палубу, и мимо него пролетел камень брошенный кем-то.
Сначала на него кинулся именно тот матрос, что стоял рядом, достав откуда-то самобытную саблю. Обезоружить этого придурка не составило труда. Нэд с силой выкрутил руку нападавшего, тот от боли даже сел на палубу, и ударом колена отправил неудачника в нокаут. Второго подбежавшего пирата он с силой ударил рукой в горло, и тот кашляя и задыхаясь упал на землю. Ван Халену не хватало второй руки, которая болела и плохо слушалась, благо под действием адреналина чувства боли притупилось. Ворону так же не хватало своего скрытого клинка, который он оставил в каюте. Но даже с одной рукой и без оружие Нэд был прекрасно обучен и знал, как вести бой, поэтому бандитам надо было ещё постараться, чтобы достать их.
- Кровь, смерть, да, да, больше, ахахахаха, - залился страшным смехом пират с кинжалом, но сам в бой не вступал, лишь наблюдал и радовался.
Матросы решили объединить усилия. Напав втроем с разных сторон. Ворон пытался парировать удары, но он не мог свободно перемещаться по палубе, зная, что должен защитить Рину. И пока он отбивался от двух противников, не сразу заметил, как сбоку подлетел тот самый, что швырнул камень, с доской и с размаха ударил. Нэд успел блокировать удар рукой, но левой, раненой, поэтому блок лишь смягчил удар, но не заблокировал, и его голова встретилась с куском дерева. Эддард даже присел на колено, но пока матрос замахивался, чтобы добить противника, успел крутанув корпусом со всей силой ударить противника под коленную чашечку. Вопль был страшный, и пока товарищи соображали что же произошло, Ван Хален подскочил к ближайшему, выкрутил из руки шпагу, и с разворота эфесом ударил в лицо. Он слышал, как хрустит то ли нос, то ли зубы "влетели" в глотку бандита, но это так же не имело значение. Блокировав шпагой удар третьего, Ворон оттолкнул противника и сильно ударил ногой в живот.
Пятеро противников лежало и корчилось от боли. Сам же Ворон тяжело дышал, ощущая как немеет его левая рука и струйка крови течет по щеке, смешавшись с потом. Остальные пираты пока не решались нападать, то ли ища оружие, то ли собираясь с мыслями, нерешительно поглядывая на капитана. Ван Хален, получил сам возможность взглянуть на капитана, в глазах которого читалась нерешительность. С одной стороны старый моряк сам же дал добро на бойню у себя на корабле. С другой, видимо, уже начинал понимать, что может потерять такими темпами всю свою команду.
- С тобой все в порядке? – успел лишь бросить Нэд Рине, в надежде, что её ничего не задело. Он хотел осмотреть и убедиться, что с его "пленницей" все в порядке, но времени не было, так как на палубе оставалось ещё пятеро противников.
- Вы можете сдохнуть тут, как помойные крысы, - громко сказал Ворон. – Это ваше право. Может быть вы даже сможете убить меня. Но я заберу ещё нескольких с собой – обещаю. А можете бросить оружие, и оставить свои тщетные попытки убить нас, и дождавшись попутного ветра, приплыть в порт живыми.
Нэд говорил четко, чуть медленно, не делая резких движений, чтобы до каждого дошел смысл его слов. Он знал, что толпа тупа и бездушна, толпой все герои. Но начинать атаку должен человек, а человек труслив и слаб, а иногда разумен. И возможно, желание выжить пересилит.
- Нет-нет, мы же только начали. Он будет недоволен, если прольется мало крови. Я должен искупать его в боли и страдании, и тогда он спасет меня, спасет весь мир, освободит. Освободит от глупых страданий и мыслей, - сумасшедший все никак не мог успокоится. – Я должен убить всех, всех до единого, и тогда, я стану свободен.
"Черт!", - Ворон понимал, что один псих сейчас погубит их всех. И даже если Нэд сможет победить пиратов, не останется команды способный управлять кораблем, когда подует ветер, а значит они тут умрут. Из-за безумия и жажды жизни. Странный коктейль. И очень смешной. Умереть всем ради того, чтобы выжить.

+2

9

Глухой стук. Ворон упал на одно колено у ее ног, такой ранее привычный от других жест сейчас воспринимался англичанкой совсем иначе - она прижала ладонь к губам, чтобы подавить крик, с ужасом наблюдая как красный цветок крови расползается по белой рубашке парня. Непередаваемое чувство одиночества и испуга охватило девушку, последняя стена защиты и опоры вмиг упала, а Рина как всегда была не готова принять удар. Когда разъяренная толпа обрушиться на нее? Переживет ли маг, еще хотя бы пять минут или все закончится быстро? Кросс зажмурилась, желая спастись хотя бы от созерцания своей смерти. "Хватит,- кричало сознание дочери Мариана,- Прекратите!"
- Пригнись,- пес Ватикана с силой дернул аристократку за руку и она, не сопротивляясь, рухнула на палубу, больно ударившись коленями. Рина прижала руками уши, и не открывала глаз, молясь невидимым богам.
- Пускай все закончится, пускай все окажется сном,- словно древнее заклинание шептала она и крепче закрывала уши. Как должна вести себя девочка из приличной семьи в подобной ситуации? Об это не говорилось, ни в одной книге и ни один учитель этикета не мог бы дать совета. Все "правильно" заложенное в юной леди с молоком матери враз потеряло всякий смысл, превратилось в пригоршню пепла, за который Кросс судорожно цеплялась. Ей следовало бы отбросить прошлое, возродиться из этого пепла словно феникс, стать новым человеком, а не жалкой девочкой из большого дома. Рина часто себе представляла то, как она круто меняет свою жизнь, становиться отважным искателем приключений, сильным магом, ни от кого не зависящей женщиной, которой будут восхищаться еще многое годы после ее смерти. Но, на деле все оказалось намного сложней. В жизни нельзя щелкнуть пальцами и начать принимать сложные, но правильные решения; нельзя жить подобно книжному персонажу; невозможно выбрать, когда бояться, а когда нет и прожить при этом сотню лет.
"А ты вообще можешь прожить столько?"- из самой глубины сознания шептал утробный голос, но англичанка слишком хорошо и так давно знала на него ответ. И почему-то этот простой, но лишенный надежды ответ сейчас придавал сил. В этот момент ее жизнь была в ее собственных руках, не в руках родителей, слуг и телохранителей. Но что с ней делать?
Кросс не знала, что ее заставило вылезти из своего кокона и взглянуть на битву, звуки которой не затихали. Глаза заслезились от попавшего в них луча солнца, но времени не хватало даже на то, чтоб осознать это. Эддарда одновременно атаковали сразу два матроса, и он кое-как с ним справлялся, но на него летел третий с доской в руках.
- Берегись! - времени у ворона оставалось совсем мало, и он пожертвовал раненной рукой, закрывшись ею. Рина ахнула, почти ощущая силу удара и боль от него на себе, и попыталась отползти дальше. Казалось, что конец боя предрешен с самого начала, но служитель Ватикана демонстрировал удивительную боеспособность и выносливость на зло нападавшим. Этим человеком нельзя было не восхищаться в этот момент. Где-то в глубине души дочери генерала было даже стыдно за свою всепоглощающую ненависть к Ворону, но пока что она твердо уверовала - все происходящее было кровавой ценой за ее свободу. Англичанка подтянула ноги как раз вовремя, потому что на место, где она только что была, упал очередной поверженный противник, разбрызгивая кровь с разбитого лица. Он взглянул на перепуганную девчушку безумным от боли и боевого запала взглядом.
- Даже не думай.- твердо произнесла леди, с непонятно откуда взявшейся смелостью и мыслью защищаться до последнего. Взгляд мужчины стал растерянным, а вскоре и вовсе погас, отключаясь вместе с сознанием.
- С тобой все в порядке? - Рина кивнула, переводя дыхание и не в силах отвести взгляда от покореженного лица матроса, но только спустя пару секунд поняла, что Нед на нее не смотрит и спохватившись ответила:
- Да.
Речь Ворона была осмысленной и медленной, поэтому казалась диковинкой совершенно не сочетающейся с его быстрыми движениями в недавнем бою. Дочь Мариана поднялась и подошла ближе к оратору, став за его левым плечом, но не проронила ни слова. Если внимание публики на этом корабле следовало завоевывать силой - то Нед это сделал, а лишнее слово от причины насилия могло только ухудшить положение. Была бы Кросс на месте матросов, она непременно прислушалась к словам парня, хотя подобного поведения не простила. Морские волки оказались же, не настолько мудры.
- Да о ком ты, черт побери, говоришь?!- не сдержалась аристократка и выглянув из-за плеча своего спасителя "прожгла" взглядом матроса. Но он только показал свой оскал.
- Отзовите своих людей, или Вам не будет кем командовать! - Рина взглянула на капитана корабля огласив свое требование,- И поверьте, я не собираюсь шутить!
Сумасшедший начал смеяться, сложившись пополам и похоже в недоумении были все собравшиеся на палубе.
- Да что с ним такое? -шепотом спросила англичанка у Ворона, не зная, что даже и думать.

+1

10

Эддард приподнял бровь услышав голос своей "пленницы". Он лишь поражался насколько сильным и непоколебимым оказался характер девушки. Обычная леди уже либо смирилась со своей участью и превратилась бы в послушного овоща, либо сошла с ума. Но оба случая явно не подходили под случай Рины. "Она действительно интересный человек".
- Да что с ним такое?
- Я не знаю. Но ничего хорошего ждать не приходиться.
Нэд смотрел, как сумасшедший матрос терял остатки разума. Глаза бегали из стороны в стороны, тело было исхудавшим и принимало какие-то неестественные позы. Безумец начал резать руку своим кинжалом. Из раны начало течь что-то густое и фиолетовое, похожее больше на гной, нежели на кровь, пара капель коснулись палубы и ту начало как будто разъедать. Шел дымок и раздавалось характерное шипение. "Неужели Акума?" А сумасшедший вместо того, чтобы корчиться от боли, смеялся и был очень доволен:
- Древний бог будет мною доволен. Я стану вестником конца, он меня вознесет, он меня очистит, хахахаха.
Все замерли и никто не знал, что делать. Пираты, совсем растерялись и лишь прижимались к деревянным поручням. Капитан лишь что-то бормотал себе под нос, проклиная всех морских тварей, начиная с акул и заканчивая самим Кракеном. А Эддард же отчаянно пытался придумать, что ему делать, как реагировать и с чем он столкнулся. Первая мысль была Акума. Но что-то в этом всем было неестественным, даже для прислужников Графа. Тем временем безумец начал резать свою вторую руку и заливаться ещё более безумным смехом. Речь уже перевести не представлялось возможным. Слова смешивались с каким-то бормотанием и шипением. Наконец он воткнул кинжал себе в сердце и упал!
Все застыли на местах. Никто не решался сделать первый шаг или сказать слово. Атмосфера продолжала быть накаленной, но ужас и страх начинал отступать. Никто не рискнул подойти к телу лежащему посередине палубы и это было правильным решением, потому что через несколько секунд, оно встало и начало преображаться. Фиолетовая жидкость поглотила две трети тела матроса, изуродовав, превратив в четырехметрового монстра. Остатки человеческой кожи неестественно растянуло и выглядела тварь отвратительно. Гной словно бурлил, кое где появлялись нарывы и лопались, и из них появлялись глаза, которые смотрели то на одного человека, то на другого. Двое матросов моментально вывернуло, а в глазах остальных читался ужас.
Все замерли. Пока чудовище быстрым движением не схватило ближайшего пирата за горло и не подняло над палубой. Бедолага орал и пытался вырваться, но гной начал покрывать несчастного и сжигать, уродовать, уничтожать. Когда прожжённое тело перестало кричать и извиваться, монстр выкинул его за борт с такой силой, что тело пролетело по крайней мере 50 метров и упало в воду.
Ждать не было смысла, поэтому Ворону пришлось придумывать план на ходу. "Ничего, не в первой". Парень достал колья и метнул три в противника. Две иглы попавшие в гниль, моментально были поглощены, а одно в плоть, если так можно было назвать то что осталось от безумца. Электрический разряд принес боль противнику, тот заорал, но вырвал орудие и выкинул так же за борт. "Это его только разозлило". Монстр издал утробный рык и взглянул на Нэда. В глазах не было ничего человеческого. Это была машина, это была безумная машина.
- Крылья защиты.
Ван Хален успел быстрым движением достать нужное количество печатей и они окружили их с Риной. Почти в ту же секунду монстр рванул к ним и на полном ходу врезался в барьер. К счастью тот выдержал, но напряжение чувствовалось даже внутри. Монстр начал колотить руками по барьеру, и было очевидно, что он долго не продержится.
- Ты должна оставаться тут как можно дольше, - Ворон давал быстрые указание своей спутнице. – И не смей умереть или своевольничать.
Взглянув на Рину парень понимал, что вряд ли его слова могли хоть как-то подействовать на девушку, но может хотя бы к совету выжить блондинка прислушается. Подгадав нужный момент он снял барьер, выскочил в бок и метнул два кола в монстра. Тот заблокировал летящие предметы фиолетовой рукой и зарычал. Этого времени хватило на то, чтобы Нэд использовал львиную долю печатей и снова наложил барьер на Кросс. Выманивая чудовище на другую сторону палубы, Эддард произнес:
- Ну что красавчик, потанцуем?

+2

11

Она мечтала о его смерти, о том, как в его глазах будет угасать жизнь, и девушка будет наблюдать за этим, не скрывая улыбки. Но сейчас, когда кровь Ворона капельками окрашивала палубу корабля, Рина с замиранием сердца молила их прекратить падать на старое, просмоленное дерево. Нужно было перевязать рану, остановить кровь, а не рваться в бой сломя голову! Разве некому на этом корабле? Сколько матросов, которые не так давно хотели совершить расправу над другим человеком, над ней самой, а теперь что? Все прижались по углам и могут только наблюдать. Люди. Кросс ненавидела бездумную толпу, которой управлял только стадный инстинкт. А ведь вместе у них было больше шансом победить чудовище. Это понимали многие, но напуганные люди ничем не лучше глупых овец...
Выпад, еще один! Жижа вокруг бывшего матроса шипит, ядовитыми каплями падая на палубу и прожигая ее в тех местах. Мерзко, Рина с отвращением кривит губы, но не в силах оторвать взгляда от смертельного танца. И вот создание пошло в контратаку, сокращая дистанцию, прижимая пса Ватикана к борту. Кросс забывает, как дышать, забывает об усталости, навалившейся на ее плечи, под ее кожей пульсирует страх, перемешанный с адреналином. Сколько еще Нэд продержится, растягивая свою смерть глупым героизмом, сражаясь на пределе собственных сил? Ответ очевиден, жесток и бьет в солнечное сплетение, выбивая из головы последние слова Ворона: "Ты должна оставаться тут как можно дольше."
Она никому ничего не должна! Не должна была с самого своего рождения, но покорно следовала чужим указаниям. Ведь как еще могла жить леди? Хотя, Кросс с удовольствием бы так и прожила еще на пару десятков лет, продолжила свое скучное существование с приемами и чаепитиями. Но, созданный ею образ стал для нее тесным, с него пора было вырасти. Сейчас, ибо потом могло не настать.
Обжигающий легкие воздух, казался теперь другим, зеленые глаза больше не смотрели взглядом напуганной лани, а искали выход. Он не должен был правильным, наполненным грации и придворного этикета, об этом стоит забыть, оставить позади. Что-то, как будто лопнуло в ее сознании и на свет появилась другая Рина, которая осознавала свою неготовность принять бой, но крепко сжимала кулаки с пониманием - эту битву нельзя проиграть.
- Вы так и собираетесь смотреть, как эта дрянь разрушает ваш корабль?! После него, оно займется вами!- маг не знала, что именно подтолкнуло матросов действовать, ее слова, или та тонкая нить напряжения, что лопнула вместе с ними. Но, часть матросов, с криком бросилась на монстра, рассеивая его внимание. Кросс, выражалась про себя, пока снимала защитный барьер, перебирая простенькие заклинания, талисманы ей еще пригодятся.
- Тесните его к борту! - скомандовала девушка, впопыхах собирая падающие на палубу ритуальные листы. К счастью, одно из заклинаний сработало, не зря Мариан постоянно называл Ватикан идиотами. Матросы действовали слаженно, нападали на чудище группками, выбирая для атаки оружие подлинней, Нэд кружил ближе и не давал ему контратаковать, да и вообще подумать над какой-то стратегией.
- Стреляйте в него!- как гром с небес прогремел голос капитана, который, как оказалось, тоже не терял времени и вооружил свою команду. Послышался залп, второй, душа девушки воспряла надеждой, ведь возможно у них все получится. Но... Чудовище, раньше бывшее членом команды, остановилось, подняло руки к солнцу, которое зловеще затянули тучи и захохотало.
- Древний бог смеется над вами, глупцы вместе со мной!- то, что произошло дальше, англичанка осознала спустя какое-то время. Монстр ощетинился иглами, словно еж, а потом в доли секунд выстрелил ими, пронзая все, что встречалось на пути. Кто-то крикнул: "Ложись!", послышался хруст дерева, костей и человеческие крики, заглушающиеся клекотом крови. Рина в последнее мгновение прыгнула на пол за бочками и прикрыла руками голову, чувствуя как "иглы" пробивают дерево у нее над головой, словно бумагу. А дальше опять оглушающий смех, от которого по спине бежала дрожь. Оружие, продемонстрированное команде, втянулось назад, в все ту же жижу, бездыханные тела упали навзничь, кто-то еще стонал от полученных травм, а безысходность словно человек, ходила среди выживших, нашептывая им исход. Кросс поднялась на ноги, с ужасом наблюдая, как жизнь покидает человеческие тела.
- Где же ты, пес?- в горле девушки стал горький ком. Неужели это конец?

+1

12

Атака и защита. Вот что главное в хорошем поединке. Именно баланс этих двух составляющих приносил победу. Боец, который хорош в нападение, но плох в защите мог напороться на контратаку и быть убитым одним движением. Вечная защита тоже не могла принести победы. Эддард использовал все методы и приемы, чтобы нащупать слабое место монстра, но все было бесполезно, фиолетовая слизь служила надежной защитой. Чудовище нападало чаще и было сильнее, единственная ошибка могла стать последней. "Как же тебя одолеть?"
Ворон заметил, как Рина сняла его защиту, что было и не удивительно для дочки Кросса. Её непокорство раздражало, но возможно в нем и была своеобразная изюминка девушки. Если бы не сражение, мужчина нашел бы способ обезопасить свою подопечную, но безопасного места сейчас на корабле не было. Её речь, наоборот, похоже воодушевила команду, и появился шанс сплотившись одолеть чудовище. Ван Хален теперь всеми возможными способами отвлекал противника на себя, давая возможность команде атаковать со спины. Но результата не было. Нэд смог проскользнуть за спину сам и нанести удар по ноге в месте, которое не было затянуто порчей. Удар не вышел сильным и оставил лишь порез, из которого потекла красная кровь. Монстр разозлился сильнее, поднял руки и ощетинился.
- Берегись, - выкрикнул Ворон и упал на палубу. Через мгновение произошел взрыв и полетели иглы. Подняв голову, Нэд увидел, что часть команды была убита. Кто-то ещё мучился в конвульсиях, поглощаемые порчей, некоторые тела лежали бездыханно на палубе. Он нашел быстро взглядом Рину и ругнувшись про себя, обрадовался тому, что она жива. "Везучая же зараза".
- Где же ты, пес?
"Что мне делать? Как уничтожить его?", - думал мужчина. Эддард привык попадать в неприятности. Привык всегда искать пути решения проблем. Но сейчас казалось ничего не могло их спасти. Лишь чудо. Но разве могло это чудо появиться тут? Нет, надеяться на вмешательство высших сил было глупо, поэтому надо было срочно придумать план. И план родился. Но для его реализации нужно было проделать несколько действий.
- Капитан, разверните с командой бортовое орудие и готовьтесь к выстрелу по чудовищу. Стрелять только по моей команде.
Ван Хален еле успел увернуться от взмаха монстра. Похоже тот пришел в себя после залпа игл и собирался закончить начатое, уничтожить все живое на этом корабле. Нэд действовал точно, использовал большой размер и неуклюжесть противника. Спровоцировав того на вертикальный удар и отскочив в самый последний момент. Монстр пробил палубу рукой и застрял. Времени было мало.
- Кросс, - Ворон взглянул на девушку и усмехнулся увидев в её рука сжатые талисманы. – Хочешь доказать, что ты умнее всех, придумай как усилить выстрел.
Слишком много времени потрачено. Монстр уже освободился и словно разъяренный бык летел на ворона уничтожая остатки снасти находящейся на палубе. "Мне нужно выиграть для них время". Нэд запыхался, пот тек градом, а силы покидали тело, слишком трудный был бой. Но он старался выиграть как можно больше времени для команды. Сам же в голове он продумывал последнее действие, которое зависело только от него.

+2

13

Рина не знала, как она держалась, не понимала, как держаться и остальные, где находились силы продолжать бой да и вообще стоять под этим жалящим лучами солнцем. Девушка чувствовала себя жалкой, растерзанной, чужой в этом эфемерном мире разряженного воздуха взрывающегося криками и звуками битвы. От точных, отполированных движений Ворона рябило в глазах и подташнивало.
"Он вообще человек?!"- Кросс сердилась, но сознание благодарило все высшие силы за бьющуюся ключом жизнь в теле Эддарда. Пусть он всего лишь временный кат, каким-то невообразимым образом ставший на это время соратником, но в такой ситуации и малому будешь благодарен. Внутреннее чутье подсказывало дочери маршала, что в критический момент она сможет положиться на служителя Ватикана.
"Ох... Но, лучше бы они были как можно реже," - от этой мысли стало смешно. Если путник не найдут способа победить, то для них не будет больше ни сложных, ни легких ситуаций, для них будет только вечность в ином мире. Они умрут, умрет и этот жаркий день в море, хотя все они будут до последнего цепляться за жизнь. И наверное, впервые в своей жизни, девушка поняла, что значит цепляться за свой короткий век в этом бренном мире. Ведьму перестал раздражать нашептывающий молитву матрос, воздух прекратил так яро обжигать глотку. Ей никогда не приходилось бороться за свое выживание и вот теперь, нужно было находить силы стоять под этим жалящим лучами солнцем. Чтоб встретить новый рассвет, а не кануть в Лету вместе с прошлым. Рина очень хотела выжить. И для этого пойдет на все.
- Стрелять?! Ты сошел с ума? Мы же разнесем корабль! - первой опомнилась бывшая аристократка и рванула вперед. Слишком резко, в висках запульсировало и ее накрыл туман головокружения. Но, бой продолжался, на слабость не было времени, и англичанка отодвинула себя на второе место. Сейчас есть только проблема и поиски ее решения. Рине казалось, что она стала багровой от злости, после следующей фразы ван Халена. Хотелось ответить что-то ядовитое, с каплями презрения, либо как полагалось в таких случаях леди - смолчать. Кросс же просто глубоко вдохнула, позволяя разумной части своего характера взять власть над эмоциональной.
"Вот так, девочка, а теперь за дело." - ученая сжала и разжала кулаки, перебежкой направилась под самодельные баррикады, за которыми капитан с оставшейся командой отстреливались.
- Что у вас есть?- по-деловому поинтересовалась белобрысая, присаживаясь рядом с морским волком. Пару матросов вздрогнули и отступили назад от "проклятой" женщины, кто-то подался вперед, для непонятно какой цели, но капитан остановил их жестом. Мужчина долго рассматривал зеленые глаза леди, по ее скромному мнению излишне долго, но потом кивнул и начал рассказ.
Как девушка и думала, выбор у них был не богат. Время индустриальной революции и паровых двигателей обошло этот корабль стороной, пользовались они все еще примитивными вещами. И только чудо, а еще хорошее знание архипелага, помогало выживать пиратам в эту эпоху. Рина вздохнула, устало потерла переносицу, после чего начала медленно, словно маленьким детям, на пальцах объяснять, что нужно сделать. На нее смотрели суровые лица, которые пережили многое и многих. На слабую и беззащитную девочку полагали надежды, возможно, ей не доверяли, возможно, это было все зря, но она продолжала объяснять, чувствуя как впервые на ее плечи ложиться ответственность. И наконец-то англичанка поняла, насколько эта ноша тяжела. Инструктаж закончился, и после короткой паузы все начали работать, будто слаженный механизм. Кросс корректировала и направляла людей, оказавшись в своей стезе. На пса Ватикана она старалась не смотреть, но мысленно себя подгоняла.
"Быстрей, ты можешь это делать быстрей"
***
- Пли!
- Но...!
- Стреляй! - дочь маршала выхватила огнево и подожгла фитиль с примитивной носовой пушки, наспех перестановленной на поле боя. Оружие выплюнуло ядро и врезалось в мерзкую слизь, покрывающую тело монстра, зашипело, проникло внутрь и потом... Взрыв был оглушительным, разметал "щит" создания вокруг, обжигая тело того что было раньше матросом. Чудище взвыло, под растянутые усмешкой тонкие губы бывшей леди. Ее подарочек удался.

+2

14

- Стрелять?! Ты сошел с ума? Мы же разнесем корабль!
"Доверься мне". Возможно стоило это произнести вслух, но Ворон знал, что этого не потребуется. Он почему-то был уверен, что Рина справится. Она же Кросс, а Кросс всегда справляется тем или иным способом. Можно было ненавидеть эту семейку всей душой, но не переставать при этом уважать. Вряд ли каждый мог похвастаться тем же. Да и лучшим способом сберечь девушку от неприятностей было занять её чем-нибудь, потому что прятаться она явно не собиралась. А самая большая неприятность сейчас – это монстр на палубе, который собирался уничтожить корабль и весь экипаж. Так что выбирать приходилось из двух зол. Ван Хален взглянул в глаза Рины и улыбнулся краешками губ, а потом молча развернулся и пошел в атаку на противника.
"Ну что Ворон, настало время использовать все что ты знаешь". Нэд подхватил пиратскую саблю и нанес рубящий удар, противник успел схватить рукой клинок и выдернуть, нанося удар ногой по мужчине. Эддард отскочил на пару шагов назад наблюдая как чудовище смяло клинок словно тонкую ветвь и отшвырнул в сторону. Сабля упала на палубу, зашипела и из неё пошел дым, а через несколько секунд коррозия начала съедать метал. "Значит ты ещё и токсичный придурок". Касаться врага было крайне опасно, что осложняло в разы задачу Ворона, но тот не привык искать легких путей, поэтому он использовал любые подручные предметы, которые только мог достать: ножи, палки, доски. Все оружие лишь рассыпалось и плавилось в руках злодея.
Ван Хален постоянно поглядывал на приготовление Рины и команды, похоже девушка смогла взять лидерство над матросами. "Умница девочка". И опять атака, опять отскок. Бой начал напоминать какой-то бешеный танец или сражение вороны с огромным злым псом. Крылатый зверь нападал на врага явно больше и сильнее, пытаясь как можно больнее клюнуть пса. Ворона никогда не задумывалась о способах, её интересовал лишь результат, поэтому основными точками для нападения служили глаза. Так же и Нэд пытался атаковать в самые незащищенные места Чудовище. Оно же в свою очередь как и пес, злобно отбивалось, и всего одна ошибка могла решить исход битвы. Адреналин в крови и годы тренировок делали своё дело, Эддард смог оттеснить противника к центру палубы и явно утомить. Ранить монстра пока не удавалось, зато тот явно устал и просто махал руками разрушая все что попадется на пути.
После очередного прыжка противника, корабль накренился, к счастью ненадолго. "Больше нет времени ждать, пора". Похоже Чудовище опять застряло и пыталось разобраться с остатками палубы, это дало какое-то время. Нэд поднял два меча и закрепил их на поясе и достал все имеющиеся и него талисманы. Парень обернулся и взглянул на приготовления, которые похоже были почти закончены. Встретившись глазами с Риной и кивнул. "Кросс ты знаешь, что делать".
Чудовище, тупое как пень, уже забыло, с кем дралось и решило напасть на пиратов. Набрав воздух в грудь, Нэд вышел на центр палубы и закричал:
- Эй ты красавица, уже сдулся?
Реакция не заставила ждать, если в черепушке оставалась хоть малая часть интеллекта, она была обижена и явно намеревалась наказать обидчика приказывая огромному телу нападать. Ворон стоял пока противник бежал к нему и в самый последний момент выкинул руку со всеми атакующими талисманами, не дожидаясь, пока они покроют тело произнес:
- Огненные крылья.
После такого взрыва вряд ли выжил бы хоть один человек, но перед ним стоял не человек, поэтому чудовищу потребовались лишь секунды, чтобы прийти в себя. Но этого то и нужно было Ворону, он пригнувшись проскользнул под рукой, забежал на обрубок мачты и с высоты прыгнул на монстра. Противник успел обернуться, но Нэд уже падал пронзая его грудь мечом. Меч вошел по самую рукоятку, чудовище взревело и вонзило руку с когтями-лезвиями в бок Нэда. Боль пронзила Ворона, он стиснул зубы. "Ах ты мразь". Эддард выкинул руку с защитными талисманами, нанося их на проклятый клинок.
- Связующие перья!
Талисманы покрыли весь кинжал с частью руки, и вспыхнули характерным огнем делая свое дело. Монстр с удивлением посмотрел сначала на руку, потом на парня. Ван Хален оперся ногами в противника и выхватив второй меч размахнулся и используя все оставшиеся силы с криком отсек руку с запечатанным кинжалом. "Сдохни тварь". Плоть отлетела в сторону, а чудовище взревело, размахнулось и швырнуло парня в сторону. Эддард отлетел на несколько метров, сил встать уже не было, теперь все было в руках его компаньона. "Кросс, теперь твоя очередь". Ждать долго не пришлось, и через мгновение он услышал:
- Стреляй.
Ядро вошло в монстра, как в желе. Казалось тот даже не покачнулся, и все уже пропало, как через мгновение раздался взрыв, разметая чудовище на ошметки. "Сработало". Враг был уничтожен, и хоть ещё оставалось множество вопросов, это бой был окончен.
Нэд перевернулся на спину и взглянул на небо. Такое голубое и чистое, словно и не знающее той грязи, что творится на земле. И перед тем, как потерять сознание, Эддарду показалось, что по его лицу пробежался легки морской бриз. Это было самым приятным чувством, за последние пару дней, поэтому невольно Ворон улыбнулся. Глаза закрылись, а в голове пронеслась последняя мысль:
"Самый долгий путь к смерти – это жизнь".

+2

15

Что она запомнит? Пришпиленного оружием, словно иглой бабочка, монстра? Как будто юный натуралист по игрался во всевидящего Бога, пронзая живое существо. Разлетающиеся вокруг остатки бывшего матроса? Зловонный запах пронзающий все вокруг и Рина была уверена, что упавшая рядом с ней часть лица продолжала шевелится. Или может быть то, как ее вырвало на палубу? Желудочный сок обжигал горло, заставляя его спазмировать, а из груди вместо всхлипов вырывался хрип. Она убила монстра. Все правильно.
А так ли это? Разве она не убила человека?
Так кто же из них монстр?
- А что с этим делать? - Кросс не знала, сколько времени прошло и что заставило подняться ее с колен и подойти ближе. Все было как во сне, тонуло в бесконечном мареве обжигающей в горле кислоты, но последние шаги англичанка преодолела уже бегом, распихивая столпившихся зевак.
"Ах,"- уроженка Британской Индии в изумлении смотрела на то, о чем еще недавно мечтала. Алая, словно молодое вино, кровь Ворона, пропитывала его рубашку и старое дерево корабля. Не ведая, что творит, она мягко опустилась на колени и приложила дрожащие пальцы к шее парня, там, где еще должна биться жилка. Ее собственное тело охватила паника в те секунды ожидания. Тук. Тук. Слабый, но все же уверенный ритм успокаивает, хотя бы на пару мгновений.
"Живой. Живой!" - Рине впервые хотелось плакать, от осознания этой мысли, но сейчас не до слез. Для них теперь вообще больше нет времени. Да и морской бриз сдувал с ресниц всякую влагу.
- Капитан! Ветер! Мы можешь поднять главный парус! - все в ожидании приказов, вот-вот готовых слететь с губ морского волка. И Кросс это понимала, знала, что когда это случится - жизнь Нэда перестанет их волновать.
- Стойте! - она подняла на мужчин зеленые глаза и всматривалась в их суровые лица,- Вы так и бросите его здесь? Он спас ваши жизни.
Рина ловко расставляла акценты в своей речи, ее этому учили с детства, а не убивать. Последний взгляд, прямой, но все же полный каких-то надежд для капитана судна. Но море его сделало непрошибаемым для подобных вещей.
- А чем ты расплатишься деваха? - мужчина неприятно усмехнулся и англичанка инстинктивно обняла себя за плечи. Она слабая женщина в чужом для нее мире. Пальцы капитана жесткими клещами сжались у девушки на подбородке, на светлой фарфоровой коже, Кросс не привыкла к такой грубости.
- Может быть собой? - лицо ведьмы исказилось, она смотрела на пирата горящими изумрудами глаз. Лучше смерть - чем позор и не ее...
"А твоя,-" договаривает внутренний голос, зарождая в утробе рык.
- Ладно, леди.- сквозь зубы прошептал мужчина и отпустил ее подбородок,- Эй, вы, двое! Парня в трюм, заштопайте его, негоже ему как собаке помирать. А вы, бездельники! Наверх! Поднять паруса!!!

"Это сон, дурной сон. Я сейчас проснусь, обязательно проснусь. Не будет больше этой вони, вшей, под ногами постоянно не буду сновать крысы. Я думала, что их всех сожрали матросы, а они выжили. И я... Выжила. Зачем? Сколько времени прошло? День? Два, три? Я схожу с ума, определенно. Я хочу домой! Выпустите меня кто-нибудь!!! Никто не прейдет, Рина, никто не прейдет... Прекрати уже стонать, пес!!! Прекрати!!! Почему ты не умер?! Ненавижу тебя. Не-на-ви-жу!"
Ворон мечется в бреду уже несколько ночей, или дней? В темном и душном трюме непонятно, но Кросс постоянно сидит рядом с ним, гладит по волосам, утешает, когда он в бреду кого-то зовет. Раны серьезные, а что она может? Беспомощность убивает англичанку и она тихо воет, проклиная все подряд.
- Тихо. Тихо. Все будет хорошо. Не умирай. Я пошутила. Только не умирай. - словно заклинание каждый раз шепчет дочь Мариана. Команда нашла воду, пищу, но Рина успокоилась только тогда, когда пришел лекарь и Нэд перестал метаться в бреду, звать тех, кого он потерял давно. И тогда, она совершенно глупо уснула, свернувшись калачиком у мужчины под боком.

+2

16

Нэд падал. Долго, даже слишком долго, но вспомнить почему он падает было невозможно. Ван Хален что-то забыл. Забыл что-то очень важное, то что забывать нельзя. А может нужно было наоборот это забыть, а он вспомнил и поэтому падает. Но куда он падал? Парень взглянул вниз и не увидел ничего кроме темноты.
- Неужели ты не помнишь, как тут оказался?
Голос был отчетливый, но Эддард не видел того, кто говорит. Ему казалось, что он уже слышал где-то этот голос, но вспомнить где, он не мог. И неожиданный удар о землю. Нэд слышал, как хрустят его кости, ломаясь, почувствовал, что умер. Но не умер.
- Вспомни зачем ты здесь и освободись.
Ван Хален хотел ответить, но не мог, потому что у него не было рта. Как такое возможно? Видимо в этом жутком месте было возможно все, потому что через секунду он уже стоял у двери, деревянной, жутко знакомой. Открыв её, он попал в коридор, где на скамейке сидел мальчик и плакал. Рядом с ним прошли экзорцисты, с их оружия капала кровь. "Чья это кровь? И что это за мальчик?" Эддард уже догадался, что это он сам, маленький, в том самом приюте смотрителем которого был его отец. Но что-то было не так, почему экзорцисты уходят, и почему на их форме кровь?
- Ты был нужен своему отцу, но ты его предал, ты убил его. Человека, которому ты был нужен.
Моргнул. Другая дверь. Зайдя в неё Ворон увидел тренировочную базу Ватикана. 10 мальчиков тренируются под надзором старших. Их никто не щадил, и из 10 в итоге остались только 2. Остальные либо были переведены, либо… Парень мотнул головой, он не хотел вспоминать этого.
- И тут ты предавал тех кому ты был нужен.
Ещё одна дверь. Открыв её он стоял в белой комнате, а перед ним был дракон. Как в книгах из Японии, которые хоть и были редкостью, но все же иногда попадали в руки Ворона в библиотеке семьи Рувелье. Дракон смотрел на него.
- Как долго ты ещё будешь так жить? Как долго ты будешь уничтожать, а не создавать? Чем ты лучше тех, кого презираешь.
Нэд разозлился, он хотел ответить дракону, но рта не было. Он не мог ничего произнести. "Почему я ничего не могу сказать?"
- Ты говоришь, но не слушаешь. Найди ответы на вопросы, которые ты задаешь себе каждый день.
Перед ним уже стоял не дракон, а он сам. Словно он стоял перед зеркалом, только это было не зеркало.
- Когда ты находишься в темноте, внезапный луч света может ослепить или даже обжечь тебя, но что выберешь ты, вечно бродить в темном лабиринте или выйти на свет и, наконец, Увидеть?

***

Нэд открыл глаза. Все тело болело, тяжело было даже дышать. Он не понимал где он. Прошло несколько секунд, пока он не сообразил, что помнит последнее. Бой с монстром. Ван Хален даже попытался пошевелиться, но все тело пронизала боль, он сжал зубы. Он ещё раз осмотрелся, похоже он в где-то в трюме. Качка. Значит он плывут, он отчетливо ощущал движение, значит ему не показалось и ветер действительно подул.
Ворон ощущал что-то теплое у себя под боком, осторожно повернувшись он увидел Кросс, которая задремала. Он не понимал, но почему-то в этот момент он улыбнулся, не сильно, лишь краешками губ. Но такой улыбкой, которой улыбаются близким и дорогим людям. "А ведь ты могла меня выкинуть за борт, доплыть с пиратами и там уже в Англии, используя свои связи вернуться обратно". Он смог поднять одну из рук и мягко провел ей по голове девушки. И смотря на её золотистые волосы, слова дракона отчетливо повторились в его голове.

+3

17

Ей снилось лето. Лучи солнца, проникающие сквозь мягко качающуюся от ветра тюль, высокое голубое небо, в небосводе которого можно было утонуть, шум экзотических растений и деревьев. Птицы летали над головой, кружась в замысловатом танце, поблескивали темными крыльями, словно черными диамантами, и вновь вздымались ввысь. Мир лениво качался в ярком мареве, играл своими красками, природа изобиловала. Девушка почти вживую ощущала на коже нежные прикосновения порывов ветра, аромат цветов и свежей выпечки. И казалось, что ноги в изящных туфельках действительно могут провалиться в мягкой траве, зеленым ковром, окружающим небольшое пространство. Рина знала, что это всего лишь иллюзия, но не желала просыпаться, глупо улыбаясь во сне. Видение прошлого успокаивало, заставляло забыть о сегодняшнем дне и его трудностях. Ведь она больше всего хотела вернуться в это лето, где англичанка еще была маленькой принцессой далекой страны. Мягкое касание по волосам, показалось дочери Мариана продолжением сна, и она только шире усмехнулась уголками губ, потянувшись в сторону ласки.
"Проснись!" - это был какой-то непонятный образ огромной змеи или чего-то подобного. Кросс поднялась на постели, как заведенная, сбросив с себя чужую руку, ощутив незавидный контраст. Широко распахнутые глаза, с испугом рассматривали бедное убранство каюты, бегая по ней, но не находя ничего, что могло бы причинить вред. Англичанка взглянула на Ворона, и вздрогнула, встретившись своим взглядом с его. Прикосновение уже не казалось таким сказочным, этот хрупкий хрусталь разбила реальность.
- Как это понимать? - щеки Рины вспыхнули румянцем, и она вскочила на ноги,- Что ты себе позволяешь?
В ее глазах стоял гнев, смешанный с обидой. Она не какая-то там девка с подворотни, к которой можно вот так вот прикасаться и делать все, что заблагорассудиться. Дочь маршала, кем бы ее сейчас не считали, оставалась леди и неосознанно до сих пор пыталась этому званию соответствовать. Где-то внутри она понимала, что перегибает палку, что если бы пес Ватикана хотел с ней что-то сделать, то уже сделал бы. Но, физическая и эмоциональная истощенность играли со своей хозяйкой в замысловатую игру, преувеличивая все содеянное. И вбитые в светлую голову англичанки правила, каким-то необъяснимым способом продолжали влиять на ее жизнь.
- Я вижу, что мои дорогие пассажиры уже не спят,- капитан судна стоял в дверном проеме, подпирая его плечом, и ехидно усмехался, рассматривая полуживого парня и кричащую на него девушку.
- Сладко ли вам спалось? Мисс,- - пират с театральной учтивостью кивнул в знак приветствия. Рина только фыркнула и гордо вскинула подбородок. Пока что она еще не поняла, что ее раздражает больше отсутствие банального воспитания либо его наигранная версия.
- Доброе утро,- сквозь зубы выдавила леди.
- Утро?- морской волк явно хотел поиздеваться, поэтому его лицо выразило не менее театральное удивление,- Но уже день, юная леди. Хотя, это для такой черни как мы нужно подыматься пораньше и работать в усладу ваших прекрасных глаз.
Мужчина сделал широкий шаг вперед, девушка отпрыгнула назад, врезавшись в одну из балок спиной, ее лицо исказилось в гримасе толи боли, толи злости. Но, похоже, это заставило капитана почувствовать себя довольным всем происходящим и перевести внимание на более интересовавшие его вещи.
- Как ты, парень? Клянусь морским дьяволом, никто уже не верил в твое спасение! - пират как-то уж слишком добродушно засмеялся, что заставило Рину нервничать. Угрозы, издевки - все это мелочи, дочь Мариана прекрасно понимала, что это слова, которые тешат мужское эго, поэтому старательно им подыгрывала. Англичанка прислушалась к шуму за пределами каюты, если с одним человеком она справиться, то, что делать, если их поджидала засада? Шум волн заглушал шебуршание оставшихся крыс, на палубе вверху все так же были слышны топот ног и разговоры, но больше ничего разобрать не удавалось.
- Лихо вы разделались с моим матросом,- продолжал морской волк,- Нет, я не виню вас, на кону были жизни других, да и моя в том числе. Но, я свой долг откупил, моя жизнь в обмен на твою, жизнь команды на жизнь девицы. Теперь мы квиты, парень. И меня интересуют ответы на вопросы. Например, кто ты такой?
Рина стояла тихо, позволяя себе дышать через раз, чтоб не нарушить тонкую нить мужского разговора. Сейчас много что зависело от ответов Нэда, а еще больше от ее собственного поведения. Кросс отвела руку за спину и готова была в случае чего произнести заклинание. Больше у нее выбора не было. Либо она мертвая леди, либо - живая ведьма.

+1

18

- Что ты себе позволяешь?
Действительно, что он себе позволяет. В какой-то момент Ворону даже показалось, что его рукой двигал не он сам, а кто-то извне. Будто бы кукловод, дергая за ниточки двигал телом героя, аккуратно вкладывал мысли в голову и вершил судьбы. Будто бы он всего лишь кукла, персонаж книги, чьей-то больной фантазии, автора который захотел превратить жизнь Нэда в страдание и боль. И что самое гадкое, существование Эддарда зависело лишь от прихоти и настроения безумного божества, который решил, что может вершить судьбы написанных им же персонажа.
Ван Хален тряхнул головой, это была дурная мысль, непонятная и неправильная, возможно навеянная тем, что ему приходилось служить Ватикану, людям, которые считали солдат лишь марионетками в большой войне. "Точно, им просто на всех пофигу". Мужчина взглянул на Рину, ему показалось, что она смутилась, но возможно это была лишь игра света в темном и сыром трюме. Он ничего не ответил, да и отвечать особо было нечего, он не знал ответов. Хоть он и искал их каждый день, вопросов возникало все больше и больше. Так и сейчас, это был порыв, какое-то инстинктивное движение, может быть навеянное тем, что ему было необходимо защищать свою подчиненную и оберегать от всех неприятностей.
Зашел капитан, они с Риной перекинулись парой язвительных фраз. Ван Хален хотел встать и дать по морде пирату, который хотел застрелить его подопечную несмотря на уговор. Эта крыса заслуживала одно, гнить где-нибудь в сточной канаве. Но сейчас они зависели от этого человека и его команды, застрять второй раз на водных просторах желание никакого не было. Поэтому мужчина лишь стиснул зубы и промолчал, надеясь, что они как можно скорее достигнут берега и распрощаются с этой проклятой шхуной и её командой.
- Как ты, парень? Клянусь морским дьяволом, никто уже не верил в твое спасение!
- Как видишь, живой, - Нэд пристально взглянул в глаза капитана: - вы с командой, должно быть, разочарованы?
Капитан лишь рассмеялся, и присел на тюк с какой-то снастью. Вытащив из кармана пиджака трубку и табак, он начал заниматься любимым делом, раскуривать трубку. Для начала старик долго вытряхивал старый табак.
- Ты можешь думать все что тебе угодно, я лишь спасал жизнь моих людей, ты бы поступил так же, уж поверь этот взгляд я везде узнаю. Ты пойдешь на все, ради своей цели, - пират взглянул на Кросс и что-то пробурчал себе под нос.
"Ублюдок", - Нэд даже попытался приподняться с кровати, но тело поразила боль, бок и плечо горели пламенем. Он лишь громко фыркнул, чем видимо опять развеселил старика. Тот уже набивал трубку свежем пахучим табаком. Пахучим его мог назвать лишь тот, кто вообще не разбирается в запахах, ведь запах был скорее вонючим, словно табак месяца два пролежал в нужнике и пропитался этим ароматом. Но видимо, у морских крыс дела сейчас шли не очень, и приходилось курить то, что под руку попадалось.
- И меня интересуют ответы на вопросы. Например, кто ты такой?
Нэд вопросительно приподнял бровь. Что конкретно интересовало капитана? То, что он служит Ватикану и имеет все подорожные грамоты, печати и разрешения, старику было известно. Именно такая печать служила наградой за их сделку. Видимо моряка интересовало кое-что другое. Почему служитель Ватикана, обладал навыками борьбы не уступающей дюжине его солдат. На этот вопрос Эддард не хотел отвечать. Слишком много чести, для предателя, который почему-то решил, что они квиты. Капитан уже был дважды должником Ван Халена, но считал, что они в расчете. Но Ворон понимал, что сейчас он сражаться не мог, хоть он и верил в пылкий характер Рины и её знание, переданные ей Марианом, все равно это было его задание и рассчитывать он мог только на свои силы. Сражаться мужчина сейчас не мог, а значит должен был разговаривать.
- Ты знаешь кто я и откуда. Ты знаешь все что тебе нужно знать. И мы ни разу ни квиты, ты стрелял в мою подопечную и ты спасал только свою жизнь.
Капитан, наконец, раскурил трубку и пустил густой клуб дыма, который медленно поднялся к потолку. Видимо тон Ворона не нравился моряку, но он решал, что делать дальше. Через минуту стало невыносимо душно находиться в этом месте, дым был едкий и вонючий. Наконец, моряк снова заговорил.
- Может ты и прав, а может и нет. Я мог скинуть тебя в море, забрать печать, а девку продать в каком-нибудь порте и расплатиться этим с командой. Но ты жив, она жива. Зачем мне это надо? Ты можешь меня бросить на берегу не выполнив свое обещание. Так почему я должен придерживаться первоначального плана и верить тебе?
Старик опять затянулся и пустил клуб дыма. Видимо не рассчитав, он сам же и закашлялся, что-то ворча про распутных русалок и морских чертях. Эддард думал. "Что же делать, он явно хочет чего-то большего от этой сделки, он хочет получить гораздо больше". И Ворон бы мог предложить больше золота, помилование всем членам команды, а не одному капитану, мог предложить новое судно, у церкви было много денег и влияния, но это была ловушка для себя же самого. Никогда нельзя менять условия сделки, пираты никогда не удовлетворяться, а человеческая жадность не имеет границ.
- Потому что без меня ты, твоя команда и твой корабль уже давно бы были на дне морском. Но это не главное. Главное в том, что ты можешь убить меня и продать её, можешь даже забрать печати и грамоты, можешь пропить с командой все, что выручишь. Вам будет хорошо и весело, и совесть вас мучать не будет. Но ты хочешь не этого, ты хочешь вернуться к своей семье, свободным человеком, человеком которому будет не стыдно взглянуть в глаза семье и жить вместе с ними, начать все сначала, что-нибудь построить, а не разрушить в очередной раз. Но для этого у тебя есть всего лишь один путь, доставить нас на сушу и соблюсти уговор. Тогда ты станешь свободным не от гнева армии её Величества, а от своих демонов внутри.
Эддард произнес все это ровным спокойным голосом. Это было все что Ворон мог предложить капитану. А будет ли этого достаточно, решится в ближайшие минуты. Повисла тишина, тяжелая и тягучая, словно прокуренный воздух в коморке, и лишь редкой поскрипывание досок и шум морской волны разбавлял эту тишину.

+1

19

Ведьма, вздрогнула, когда ворон попытался подняться, ей показалось, что она на себе ощутила, как напряглись еще не зажитые соединенные ткани ран. Ощущение было гадкое, Кросс слишком хорошо знала, насколько серьезные были его ранения. А еще... Англичанка отчетливо видела, как меняется аура мужчины, как он был близок к той грани не возврата, которая отделяет живых от мертвых. Пожалуй, глядя на его измученное тело, к такому же заключению пришел бы и человек, не обладающий магией. Но, видеть, как тоненькие лучики энергии покидают живое создание, угасают с каждой минутой... Тогда Рине действительно было страшно. Ведь она вновь останется совсем одна. Пожалуй, сейчас дочь маршала отчаянно нуждалась хоть в ком-то, даже в паршивом псе Ватикана, который поломал ее жизнь. Лишь бы живой. Лишь бы не вновь это жалящее в груди и давящее чувство абсолютного одиночества.
Аристократка поморщила нос, когда до нее донесся запах табака, с которым так ловко орудовал пират. Ничего общего с дорогими сигаретами ее отца, дым которых въелся в ее память с самого детства. Рине хотелось еще больше вжаться в древесину корабля, проникнуть туда, где свет и взор других не смог бы ее достать. А еще чтоб не чувствовать эту вонь дешевой трухи, что-то среднее между заплесневевшими листьями табака и рыбьими потрохами. Ворон был спокоен, хотя бы делал видимость этого спокойствия, Кросс была напугана, наверное, даже больше чем  тот день на палубе. Она слишком гордая, что бы признать подобное, но незнакомое место и вся ситуация пугали ее до дрожи в коленках. А возможно, это было просто нервное. Ведь леди не должны переживать подобные тяготы, англичанка просто не была готова к подобному повороту событий.
"Спокойно, девочка, наделать глупостей ты всегда успеешь, а вот исправить их будет сложнее."
Густой и едкий дым окутывал каюту, заставлял глаза ведьмы слезиться и щекотал в носу. А еще было ужасно душно, казалось, что тело само покрывалось какой-то липкой субстанцией, она налипала на воздух, тянулось чуть разогретой смолой. Голос Эддарда не дрожал, хотя был довольно слаб, бесцветен, как будто темнота каморки и дым высосали из него все краски и силы. Рина облизала губы, чисто инстинктивно сжав их в тонкую полосу. Это был переломный момент, либо они достигнуть соглашения либо... Кросс даже не могла предположить, чем для нее это все закончится. Тишина растянулась, секунды казались минутами, минуты часами, морской волк вглядывался в черты лица служителя Ватикана, англичанка смотрела просто перед собой. За дверью слышалось чье-то нервное перешептывание. Аристократка оказалась права - они здесь были не одни. Что, если все пойдет очень плохо? Что, если пират сейчас вытянет пистолет и застрелит Нэда? Или вначале ее? Сердце девушки забилось сильнее, разгоняя по телу адреналин, заставляя чаще вдыхать пропитанный вонью воздух.
- Эх, парень,- капитан противно засмеялся, от чего Рина вздрогнула и еще долго унимала дрожь,- Ты не плохо меня прочитал. Но...
Кросс не знала, что будет дальше, но понимала, что что-то очень плохое, ведь хищный блеск в глазах мужчины не мог скрыть даже табачный дым. Ведьма резко оторвалась спиной от балки и почти выпорхнула из своего убежища, желая перехватить руку капитана.
- Стой! Я все расскажу! - дочь Мариана остановилась и подняла руки под дулом револьвера, моментально отреагировав, на знакомый с детства предмет.
- Так, так,- мужчина опять улыбнулся и зашагал кругами вокруг девушки, насколько это позволяло пространство комнаты,- Наша леди решила вмешаться в разговор? Не правильный выбор.
Последняя фраза была произнесена почти шепотом у ее уха, от чего сердце упало куда-то вниз. А потом резкая боль пронзила тело девушки, морской волк потянул за связанные в низкий хвост волосы Рины, наматывая их на руку.
- Эта девица стоит твоей жизни, парень? - от неожиданного рывка на глаза аристократки выступили слезы, и она не видела, что происходило.
- Что же в ней такого ценного, а? Не так она уже и хороша, худая как щепка, даже полапать не за что толком.- Словно в доказывание своих слов капитан прижал к себе англичанку и облизал ее щеку,- Хотя, кожа чистый бархат.
Кросс было противно, и она затрепыхалась в крепких руках мужчины, словно бабочка, желая вырваться из плена. Но его, казалось, это совсем не смущало, скорее, забавляло, а за пределами каюты слышались откровенные смешки.
- Отпусти меня, либо тот матрос будет не последним монстром на твоем корабле!- в сердцах крикнула дочь Мариана,- Ты уже обрадовал свою команду тем, что ты сам натворил?
Капитан еще раз потянул девушку за волосы, повернул к себе лицом и отпустил.
- И как это понимать, леди?- зловещим шепотом заговорил морской волк.
- Вы взяли то, что вам не принадлежит и не принадлежит этому миру, я ведь права? И после этого все началось, неудачи, странности, а теперь еще и твой человек стал монстром.
Лицо Рины пылало от обиды, злобы и боли, но она ясно и прямо смотрела в лицо своему обидчику, рассматривая изменения в его виде. Она тоже умела попадать в точки.

+2

20

Нэд в очередной раз убедился в том, что с гнилого дерева, спелых плодов не соберешь. Как бы он не распинался и не давил на логику, пирата это не убеждало. Жажда денег и наживы была сильнее, чем все пафосные речи о семье. Ну а что ещё ждать от человека, который всю свою жизнь грабил, убивал и насиловал. Что он ещё сделал хорошего и полезного? Осушил половину погреба на Тортуге? Таких как он много, и к сожалению, крайне мало тех, кто даже при возможности мог бы начать новую жизнь, начать что-то создавать, а не разрушать. Возможно это судьба, а возможно просто человеческая слабость и натура. Слабость, которой активно пользовался Тысячелетний Граф.
- Стой! Я все расскажу!
Эддард вопросительно поднял бровь, взглянув на действия Рины. "Что ты сможешь ему рассказать девочка?". Что и следовала ожидать от пирата, он повел себя грязно и подло. Сделал больно его подопечной, вытащил пистолет. В общем пользовался на полную своей властью в данный момент. Ничего не могло переделать человека.
Ван Хален сжал руку в кулак под покрывалом, настолько сильно, что ногти врезались в ладонь и он почувствовал острую боль. Злоба его раздирала, хотелось убить всех, безжалостно, желательно помучив перед этим. Ворон знал множество способов причинить людям боль. Ломать кости, резать плоть, и это только начало. Но он был не дураком, он понимал, что сейчас слаб и ранен, ему не сразиться с оставшейся командой и они с Кросс погибнут бессмысленно. Поэтому нужно было следовать плану.
Нэд сохранял абсолютное спокойствие, не дергался, не орал и не паниковал. Он лишь внимательно слушал переговоры капитана и Рины. Если таковое можно было назвать переговорами. Скорее это были грязные домогательства до женщины. Он нутром ощущал всю похоть и грязь этого человека и его команды. Эти люди могли бы победить в соревновании по самым отвратительным отбросам на земле. Но они были людьми, а значит страдали всеми людскими пороками. Жадность, похоть, страх. И именно страх был одним из самых удобных способов воздействия.
События накалились до предела и настало время вмешаться.
- Ты знаешь о чем она говорит, и ты все расскажешь.
Ван Хален начал подниматься с койки. Было ужасно больно, раны ещё не зажили. Но он вставал, потому что не мог иначе, он должен был бороться, сражаться, не сдаваться. Он должен был идти вперед и только так становясь сильнее.
- Я бы не делал этого на твоем месте парень.
Капитан наставил пистолет на Ворона и указал им обратно на койку. Но Эддард встал и выпрямился. Он не корчился и не вздрагивал, хотя раны болели сильнее с каждой секундой. Он сделал один, два шага к пирату, смотря в его глаза.
- А я бы на твоем месте отпустил её и послушал, что я скажу. Если конечно ты с командой хочешь жить. Потому что перед отплытием, я покрыл дно корабля талисманами и могу их взорвать в любую секунду. И ты грязная тварь и твоя чумазая команда сдохните скотской смертью.
Он грубил, хамил, злил капитана. Но Нэд не боялся его. Свой страх Ворон давно похоронил, вместе с отцом и прошлой жизнью. Может быть сказывался адреналин, а может годы тренировок и сила воли, но парень сделал ещё пару шагов и уперся грудью в пистолет. Капитан с силой отшвырнул Кросс и смотрел на Ворона.
- Ты блефуешь. Зачем бы тебе это делать, ведь ты тоже умрешь. И умрет она. Нет никакой бомбы, да и тем более в таком состоянии ты ничего не сможешь сделать.
Ван Хален заметил, как рука моряка чуть-чуть подрагивает, а глаза начали бегать. Вот он страх, этот ублюдок сомневался, он не хотел верить, но в каком-то дальнем уголке его сознания все же закрался червячок сомнения и начинал прогрызать себе дорогу в мозг капитана.
- Ты видел бой и видел на что я способен. Неужели ты настолько туп, что думаешь, будто я слепо бы доверился таким отбросам как вы? Мне нужно лишь щелкнуть пальцами и посудина пойдет ко дну. И, кстати, если ты надеешься застрелить меня, то она тоже может его взорвать. Но я не упущу такой возможности убить вас самолично.
"А сможет ли она?". В этом Ворон сомневался, хотя не исключал возможности, ведь Рина была дочерью Кросса, мастера магии. Но до этого доводить не хотелось. Правда времени было мало, рана открылась, он чувствовал это и силы покидали мужчину, он слишком мало времени лечился, если лежку в загаженном трюме можно назвать лечением. Он мог потерять сознание в любую секунду. Но Нэд не шевельнулся, не повел бровью и никак не показал этого. Ведь он был просто обязан разрешить очередную проблему.
- И ты знаешь о чем она говорила. Кинжал. Да, по глазам вижу, что вы испугались и не выкинули его, а просто спрятали.
Глаза капитана начали бегать ещё сильнее. Эддард додавил человека до предела, и если перейдет черту, то действительно получит пулю в грудь. Но мужчина знал, что делать. Когда животное загнано в угол, и готово героически умереть сражаясь с неприятелем, нужно лишь показать выход.
- Я повторю это только один раз поэтому слушай внимательно. Ты уберешь пистолет, отзовешь своих людей. Ты довезешь нас в целости до места назначения не более чем в течении двух суток, да я знаю, что мы уже где-то близко. Ты расскажешь все про этот кинжал, матроса и всю историю в подробностях. И ты отдашь этот кинжал мне. За это я дам тебе последний шанс выжить и получить оговоренную награду. Ни больше, ни меньше.
В глазах начало мутнеть. "Соберись, соберись!". Он мог простоять совсем недолго, нужно было срочно лечь. Но сейчас нельзя было сдаваться и отступать. Их с Риной жизни висели на волоске.
- Я считаю до трех и взрываю корабль. Раз…
Ворон смотрел в глаза пирата и ждал того, что произойдет дальше.

+2

21

В тот момент, когда девушка выскочила со своего укрытия, вплелась в разговор, вновь поставила себя под удар, она не думала о героизме, о том, что спасает жизнь человеку, для которого ее действия пустой звук. Как оказалось потом, Ворон был исключительно неблагодарным и самоуверенным типом, привыкший жить по своему собственному графику и кодексу. Но, в тот момент, Рина не хотела быть убийцей, не хотела видеть смерть очередного живого существа, которое находилось рядом. Эддард все еще был ненавистным ей псом, но в тот момент англичанке он казался меньшим злом, по крайней мере, знакомым. Да, она прекрасно знала, что не бывает ни меньшего лиха, ни большего, что оно всегда остается таковым. Но, глупое сердце, девичье, неокрепшее и не покрывшееся защитным панцирем, не могло принять чужой смерти. Не здесь и не сейчас.
Глаза капитана менялись, он рванул англичанку за волосы выше, заставляя еще шипеть и танцевать перед ним на носочках. Ее напряженное от боли и злости лицо было красным, в глазах плясал дикий огонь, но она все так же чувствовала себя беспомощной маленькой леди. Хотя могла бы что-то сделать. Могла, но боялась не рассчитать силу, самой себя и того чем являлась. А еще отпустить прошлое, забыть, что она леди Старк, внучка Губернатора колонии Великобритании - Индии, что она Королева, потому что так ее нарекли. Ведь если сейчас англичанка сделает своей выбор, выберет борьбу, а не тихое влечение и подчинение ее мир рухнет. Взорвется его оболочка, которую так долго строили и шлифовали, разорвется тысячами лент и красочных платьев, драгоценностей и остроносых туфелек. И в ней останется только ведьма, желающая разрушений, боли и войны. Потому что это ее уродливая сущность, видна только при свете заклинаний.
Кросс упала на пол, когда мужчина ее отпустил и грубо отшвырнул от себя, словно нашкодившего котенка. Ладони и колено тут же заныли, но девушка коснулась своих волос, ведь ей казалось, что за время борьбы их вообще не осталось. Голова ныла, где-то под пальцами, зарытыми в локоны, ощущалась острая пульсация, но Рина заставила себя поднять глаза и ахнуть. Нэд был мертвецки бледен, глубокие запавшие тени под глазами, исхудавшее и измученное лицо. Но, он подымался с постели, превозмогал себя, чтоб выиграть этот бой. Ведь вся его жизни была сплошной войной, о чем красочно говорили шрамы на теле, всепоглощающей душу и тело бойней. Кросс смотрела на Ворона, затаив дыхания, боясь, что лишний ее вздох заставят его упасть и больше уже не встать, но если чудеса существовали - то это было одно из них. Наследница Мариана вслушивалась в крик чаек за бортом, плеск волн чертового океана, человеческий гомон. Они все сливались в какую-то непонятную мелодию, дрожь военных барабанов на казни, плач детей и крики матерей о погибших. Слова ван Халена уже ничего не значили, он сам был словно твердь, которую невозможно было разрушить, доказательством того, что нет ничего невозможного для человеческого тела. Пожалуй, Рина могла бы им восхищаться, если бы не ненавидела так страстно и сильно, если бы в ее сердце было еще для чего-то место. Девушка прижала ладонь к своим губам, боясь, что вскрикнет от ужаса или восхищения. Ей хватило самообладания молчать и в нужный момент, совершенно бесстрастным голосом заметить:
- Он это сделает. Нам нечего терять.
Ведьма знала, что все слова служителя Ватикана блеф, но его вид и уверенность даже в ней селили тот самый один процент сомнения. "А вдруг? А вдруг?!"- панические нотки звенели в ее светлой голове. Что тогда будет с ней? Если корабль взорвется, хватит ли у нее сил выбраться из него? Как далеко пираты отплыли от берега? Здесь есть вообще хоть кто-то живой? Каюта начала казаться англичанке маленькой коробкой, которая сжималась с каждой секундой, скрип досок - зловещим хохотом какого-то высшего существа, которое наблюдало и играло с молодыми людьми. Разговор достиг апогея, сейчас либо все закончится хорошо, либо плохо. Сердце Рины выплясывало безумный танец, захлебываясь музыкой адреналина. Что будет, когда Нэд произнесет три? Его карие глаза, словно маленькая тьма, гипнотизировали смотревшего в них человека. Дверь распахнулась резко, настолько, что англичанка вздрогнула и подпрыгнула, да, похоже, и не она одна.
- Кэп, прости, но мы хотим жить,- в дверях стоял один из матросов, со взвезенным оружием направленным на морского волка. Кросс тихонько выдохнула.
- Слабак, опусти игрушку! Они блефуют!
- Нет! Нам надоело быть твоими марионетками! Эти люди могут нам помочь!
- Идиоты.- сквозь зубы процедил капитан и бросил пистолет на пол.
Ведьма опустила глаза и впервые готова была лишиться чувств, но непонятно по какой причине сдержалась. Возможно потому, что не была уверена в том, что Ворон не сделает того же. Ведь судя по его виду, его не то что с креста только сняли, а заставили еще и на нем танцевать зажигательный танец.
- Ненавижу корабли,- с уверенностью прошептала наследница Мариана и устало прикрыла глаза. Ей казалось, что если это путешествие закончится, для нее больше не будет невыполнимых задач.

+1

22

- Идиоты.
У Нэда не дрогнул ни один мускул. Атмосфера резко разрядилась после того, как капитан бросил пистолет, но Ворон понимал, что пока задание не окончено о не имеет права расслабляться. Его поражала сила воли старика, если бы не команда, которая откровенно начала ныть, то все могло закончиться и иначе. Все такие морской волк обладал своим отвратительным шармом и силой. Но сильная усталость от приключение и какая-то разумность помогли сменить настрой в трюме и капитан сдался. "Лучше синица в руке, чем журавль в небе, да Капитан?"
Ван Хален отошел и присел на край кровати. Он на пару мгновений взглянул на Кросс, чтобы убедиться, что с девушкой все порядке. Возможно, ему стоило как-то ей помочь, но сейчас было не до этого, потому что партия продолжалась и нужно было выведать все что возможно у капитана. Рина шевелилась и дышала, а значит была жива, большего пока знать было и не нужно. Возможно для девушки это станет неплохим вводным уроком в грязный и жестокий мир, в котором ей придется прожить ещё долгую жизнь.
- Расскажи мне про матроса, где вы его подобрали, кто он такой?
Старик вздохнул и присел. Было ясно, что он до сих пор недоволен и где-то в дальних закоулках его сознания бродила мысль убить Ворона. Но что было сделано, то сделано, а значит нужно было рассказывать. Поморщив лоб, капитан начал говорить:
- Рассказывать тут и не о чем. Парня звали Бейн, откуда он никто не знает. Сидел в местном трактире, выпивал, искал работу, а мне как раз нужны были люди в команду. После последнего дела трое пошли кутить в местный бордель, так там их какие-то местные бандиты и зарезали за то что их девок лапали. Было это за день до того, как ты пришел и дельце свое предложил. Думаешь так просто найти смышленых моряков? Сейчас уже не тот век парень, помяни мое слово пройдет ещё лет 10-20 и железные кастрюли полностью вытеснят старый добрый флот. А что там? Там не надо много думать и работать. Там надо форму красивую надеть и монстров металлических кормить углем.
Старик что-то ворчал себе под нос по поводу будущего мореходства, славных приключениях и замечательных контрабандистах. Ворон уже не слушал этот гундеж, а задумался о том, было ли совпадением то, что за день до их отплытия в команду присоединился монстр, происхождение которого до сих пор было не ясно. Мог ли это быть Граф или кто-то другой… "Случайности не случайны, да Нэд?"
- Так, ближе к делу. Что о Бейне знаешь, что с кинжалом?
- Ну, ходили слухи, что Бейн ходил под парусом "Летучего Голландца". Да-да, того самого парень. Но только вот что я тебе скажу, это все легенды, которые никто так и не смог подтвердить, и любой пройдоха рассказывает истории как плавал под знаменитыми парусами. Но мне то было все равно, мне нужны были люди в команду, а сложен парнишка был неплохо, да и в мореходстве разбирался, а остальное было не важно. Хоть он с "Черного Принца" будь её неладной королевы Британии, главное, чтобы умелый был и место свое знал. – капитан почесал бороду и крикнул за стену. – Эй, герои хреновы. Тащите кинжал, чтоб его.
Но долго ждать не пришлось и уже через несколько секунд Нэд держал завернутый в парусину кинжал. Мужчина медленно развернул его и заметил, как помощник капитана испуганно вышел из трюма, а капитан как-то сжался и насторожился. Но все было нормально, талисманы покрывали самое лезвие, рукоять и даже часть руки монстра, с которой слезла кожа и мясо и осталась лишь голая кость. Ван Хален проверил талисманы, и убедившись, что все надежно, опять завернул оружие и положил рядом с собой. Заметно было, что капитану полегчало.
- Ну а про кинжал что можешь сказать?
- А что я про него могу сказать? Был у Бейна ножик красивый, мои парни все хотели отнять его, да к своему счастью не успели. Не знаю, что это и откуда. Ходили слухи, что Бейн его привез его с какого-то острова, где "Летучий Голландец" хранил свои проклятые сокровища. Только я в это не верю. Или не верил, не знаю парень, напиться надо и забыться на неделю, а потом думы думать.
Эддард чувствовал, как в глазах темнеет и все плывет. Ему нужно было ещё что-то узнать, но он уже достаточно туго соображал. Все силы уходили на то, чтобы не рухнуть. Он вдохнул воздух полной грудью и выдохнул, взглянув на Рину, как бы спрашивая, не хочет ли он что-нибудь добавить или узнать.

+1

23

Рина боялась спугнуть момент, нарушить его хрупкую оболочку спокойствия и мира. Ведь, бесспорно, она могла это сделать, но предпочла гордо выпрямиться и внимательно слушать. Рассказ ей казался странным, несуразным, но после всего, что она видела, кем являлась... И все же в существование призрачного корабля поверить было более чем сложно, как его до сих пор никто не видел, ведь современные суда были быстроходны, а развитие не стояло на месте.
"В этом мире все еще есть место тайне..."- ведьма вспомнила давно сказанные ей слова другим магом, и под сердцем что-то кольнуло. "Отец... Где же ты?"
Англичанка видела, как напрягся капитан, глядя на замотанное в парусину оружие, как по-деловому осматривал ту же вещь Ворон. Но, Рина все никак не могла отвести взгляда от поблескивающее между талисманами лезвия, которое пленяло ее разум.
"Холодное",- где-то в глубине сознание прошептал внутренний голос, увлекая девушку за собой в теплую пелену воспоминаний.

Мариан спал одетым, развалившись на софе, вместе с недопитой вчера бутылкой вина Романи Конти, вся его одежда, да и тело было пропитано запахом выпивки, женщин и сигарет. Маленькой Кросс надо было быть тихой, как шаги кошки когда она подкрадывалась к своей добыче. Она закусила губу, когда дрожащими руками вынимала с кобуры револьвер, к которому впредь ей нельзя было прикасаться, и бросила на "отца" осторожный взгляд. Почему он? Почему этот мужчина должен оказаться ее родней и обладателем Чистой Силы, которая могла бы спасать людей и от таких как он. Мариан пошевелился, и сердце маленькой леди пропустило удар, упало куда-то вниз, она застыла в  нерешительности, коротко схватив ртом воздух. Секунда. Другая. Грудная клетка экзорциста продолжала свои медленные и ритмичные движения, девочка бесшумно выдохнула и прикрыла глаза. Успокоиться. Сейчас ей нужно было успокоиться и сделать последнее движение. Раз. Рука удобней перехватила рукоять и напряглась. Два. Резкое, но осторожное движение и сладость запретного плода уже чувствуется на ее розовых детский губах.
Правосудие. Красивое слово о чем-то возвышенном, особенно в глазах ребенка. "Правосудие". Оружие против Акума так легко легло в руку десятилетней Рины, обожгло пальцы холодом стали, заставило почувствовать, но не ощутить, свою тяжесть. И вновь маленькая кошечка вышла победительницей, тенью просочившись с комнаты отца туда, где свет лился золотыми лучами в зеленых листьях экзотических деревьев.
Добежав до столетних деревьев, которые, казалось, вечность будут защищать от всех бед, ветров и печалей, маленькая леди остановилась и спряталась за одним из стволов. Она наконец-то смогла отдышаться, успокоить бешеный ритм фокстрота которое устроило ее сердечко и улыбнутся. Искренне и по-детски. У нее все получилось, и эта мысль окрыляла маленькую девочку с золотом волос, в которых запуталось солнце. Рина села на траву, опираясь спиной об толстый ствол дерева, совершенно не задумываясь о своем новом платье, ведь она была очарована другим. Девочка преподнесла револьвер к своим изумрудным глазам и начала заворожено рассматривать оружие, касаться кончиками пальцев замысловатых узоров на нем, изучая каждую линию. Кросс улыбнулась самой себе, ее взгляд менялся от удручающе-загадочного до полного восторга. В какой-то момент леди не смогла просто сидеть на месте, она пружинкой вскочила на ноги и, обхватив Правосудие, обеими руками прицелилась куда-то вдаль.
Она была слишком увлечена, чтоб услышать его шаги, наверное, поэтому так испугалась, когда твердая мужская рука упала на револьвер и по-хозяйски его сжала. Рина вздрогнула и перевела свой испуганный взгляд маленькой птички на отца. Он был зол, с ореолом своих кроваво рыжих волос напоминая мистического Ареса. Маленькие ручки тут же отпустили теперь не такую холодную сталь, по сравнению со взглядом карих глаз. Младшая Кросс тоже поменялась, крошечная искренняя птичка в ней тут же сменилась еще не идеальным образом аристократки с чуть вздернутым подбородком и спокойным взглядом. Мариан отпил со своей бутылки, его дочь кивнула и отвернулась. Экзорцист мог хвастаться своим оружием перед дамами, пользоваться им для привлечения внимания и только она одна, его родная кровь, была недостойна прикоснуться к Правосудию. Она была ему не нужна. Она была для него помехой. Маленькой девочкой. Очередной птичкой в красивой клетке. Всегда недостойна его. Но все же Кросс. И от этого слезы, градом дорогого жемчуга катились по ее щекам. 

Девушка задумчиво коснулась своей щеки, но она была сухой. Слезы покинули ее глаза, словно были запретным плодом, который никто не смел сорвать. Пора взросления, осознания явилась не с глазами мудрой старухи, а суровой реальностью и жестокостью мира. Вода, все связывающая и сглаживающая углы, теперь отдаляя бывшую наследницу великого семейства от места, которое было ее домом долгих восемнадцать лет. Рина знала, что теперь ей нужно жить своим умом и будто подтверждением этому стал взгляд Эддарда, будто спрашивающий, что она думает по этому поводу. Но, Кросс только покачала головой.
- Нам всем нужен отдых. А завтра будем принимать решения. Кинжал останется у нас.
Не было возражений или согласия, капитан поклонился и сдержанно попрощался, оставляя своих узников или гостей вдвоем.
- Я не верю в сказки и...- девушка сделала шаг к молодому человеку и хотела продолжить дальше, но Ворон опасно пошатнулся. Кросс вовремя подскочила, придержала за плече и его горячий лоб уперся ей в живот. Нэд бредил, погружаясь в мир грез, а ведьма как-то мягко и по-домашнему опустила ладонь на его волосы и провела по ним.
- Спи, завтра будет новый день,- англичанка уложила ван Халена на постель и села на пол возле его кровати, вертя в руках оружие.
- Ходить сон коло вікон, а дрімота - коло плота. - Рина тихонько пела колыбельную для Ворона, ставшего оружием и для оружия. Ведь все они видели сны.

+1


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Закрытые » Когда ветер молчит