Дамы и господа! Добро пожаловать на ролевую
D. Gray-man. The hidden side of war!
Присоединяйтесь к нашему небольшому миру,
Вас ждет коварная обольстительница,
имя которой приключение.
Гостевая
Список ролей
Правила
О мире
ЧаВо
Сюжет
Акции

Рейтинг форумов Forum-top.ru

D. Gray-man. The hidden side of war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Новая сказка » И даже будущее не избавит нас от старых привычек


И даже будущее не избавит нас от старых привычек

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sa.uploads.ru/t/oS4RG.png

Место: Небольшой городок в Европе
Участники: Evangeline O'Keeffe, Kanda Yu, Rina Cross, Eddard van Halen
Детали:  Больше не дети, еще не старики. Новое поколение экзорцистов ведет бой, заняв место ушедших. Уже новый генерал ищет взаимосвязанных людей, уже новые ученики приходят в Черный Орден. Старые вояки продолжают сражаться, хотя какие они старые, если им всего слегка за двадцать? Но если учитывать сколько боев они прожили, а главное выжили… Да, именно что выжили. Все, вместе или не очень, но они встретились теперь в небольшом городке. Для чего? А кто знает, быть может, просто судьба решила свести узкие дорожки нового генерала, его бывшей кохай, а ныне подчиненной и старого приятеля генерала, чудом сумевшего пережить страшные битвы прошлого. Что ждет их в будущем не ясно, но сегодняшний вечер они проведут для себя. И даже проклятые акума и новый взаимосвязанный не помешают старым приятелям хорошенько отдохнуть. Разумеется в их стиле.
Мы будем жить вечно,
Сквозь бури и битвы,
Сквозь зло и обиды,
Шагая беспечно.

Мы будем жить вечно,
Бесстрашно и вольно,
Хотя порой - больно...
Хотя порой - лечь бы...

Мы будем жить вечно,
Где жить невозможно.
Развяжем лишь ножны,
Расправим лишь плечи.

Мы будем жить вечно,
В обманщицах-сказках,
В легендах и красках
Картин безупречных.

Пусть стелет лёд вечер,
Пусть дышат тьмой двери -
Но в смерть мы не верим
И будем жить вечно...

Ольга Громыко(с)

+1

2

Сегодня дул южный ветер.
       Он играючи ласкал обгоревшую кожу её лица и шеи, путался-прятался в отросших волосах, оседал на языке морской солью и шептал на ухо радостным чаячьим криком. Веселый мальчишка, родом из Средиземного моря, он стелил к их с Дейсей ногам пыльную неровную тропку, заботливо подталкивал в спину и скрипел кронами редких оливковых деревьев.
       Ветер пел на одном из древних языков Европы. В его шуршащем, ломком голосе слышались звуки кеманчи и критской лиры, звенел колокольчиком женский смех и лилось густое, схожее своим цветом с золотом, масло. Ветер забавлялся, заигрывал, словно девчонка, и умолял двух путников в черном как-нибудь вернуться снова, забыв о своём долге.
       Если бы не чёртов Орден…
       Ева улыбнулась своим мыслям и запрокинула голову, подставляя лицо прохладным ладоням ветра. Кто бы мог подумать, что она всё же станет верным экзорцистом, смертником-добровольцем на страже этого хрупкого мира, откажется от бывшего некогда смыслом жизни ремесла Книжника, сбросит с себя прежние убеждения, как старую кожу и примет новые. Скажи кто пару лет назад, что она обретёт в холодных, сырых стенах Управления свой дом – высмеяла бы, взяла за руку брата и отвела подальше от этого психа.
       Дом. Такое странное, до сих пор непривычное слово. Склад для личных вещей, место встречи с дорогими людьми, здание, в которое раз за разом возвращаешься для того, чтобы зализать свои раны. Крыша над головой, не временная, но каждый раз одна и та же, родное гулкое эхо от каждого шага, скрип несмазанной двери её личной комнаты и шершавая поверхность спортивных матов в тренировочном зале. Товарищи, друзья, родные, чьи объятия и улыбки приносили с собой чувство безграничного покоя и лёгкого, эфемерного счастья.
       Поскорее бы расправиться с заданием. И отправиться домой.
       В руках шуршала бумага, на которой кривоватым почерком одного из Искателей было выведено название Богом забытого городишки, и описан ряд странностей привлекших к нему внимание служителей Ордена. Записку эту они с Дейсей получили как раз после выполнения очередного задания по истреблению Акума, и теперь медленно шли по направлению к цели, сверяясь с картами местности и расспрашивая случайных попутчиков. Вновь на поиски Чистой Силы и тех, кто был с ней совместим. В этой бесконечный войне за право существовании мира у них не было права отступать, несмотря ни на что.
       Спустя пару дней неспешного, почти расслабленного пути, наполненного дружескими препирательствами и нытьем по поводу полученных в стычке с Акума травм, земляная тропка привела их с Дейсей к небольшому городишку, окруженному полуразрушенной каменной стеной. Название города, написанное белой краской на деревянной вывеске, соответствовало тому, что было выведено дрожащей рукой Искателя, а это значило, что они наконец-то достигли конечного пункта.
- Надеюсь, долго мы здесь не задержимся.
       Мимо медленно проехала старая скрипящая повозка с парочкой пожилых фермеров, устроившихся на козлах, словно два подранных котами воробья. Старички важно кивнули застывшим у вывески экзорцистам в знак приветствия, и тут же уехали прочь, поднимая за собой клубы дорожной пыли. Откашлявшись и отряхнув форменную юбку, Ева устало улыбнулась Дейсе и направилась в город следом за повозкой.
       День клонился к закату, однако жизнь в городишке кипела так активно, словно здесь не так давно настало утро. Все куда-то спешили, вели между собой беседы на повышенных тонах и жестикулировали, размахивая руками как голландские мельницы. Люди толпились, собираясь в группы, и тут же расходились снова, пытались обогнать друг друга на пешеходной части и залезть на проезжую.
       Понаблюдав с полминуты за этим провинциальным броуновским движением, Ева тяжело вздохнула и обернулась к своему товарищу.
- Может, сначала найдем ночлег? Я бы поспала хотя бы пару часов, да и ванну найти было бы благом. – По дороге с криками несся местный пекарь. В его руках дымилась и соблазнительно пахла сдобой полная корзинка свежего хлеба. Пахло очень вкусно. – И поесть бы.
       Эванджелин устало потерла открытую шею и перевязала растрепавшийся хвостик. Пощипывало не до конца затянувшиеся царапины на скуле, ноги тянуло от усталости. В этой совершенно непривычной обуви, - «Ну пожалуйста, Джонни, всего пять сантиметров, это невысокий каблук», - Ева до сих пор чувствовала себя не очень комфортно, зато более уверенно. Так, собственный невысокий рост почти переставал приносить ей дискомфорт.
       Покопавшись в дорожной сумке, она вновь извлекла изрядно помятую записку.
- Слухи о призраке, летающие предметы, летающие люди. – Она сложила бумагу в четыре раза и спрятала её во внутренний карман укороченного форменного плаща. – Звучит интересно. Но сначала есть.
       Желудок призывно запел, имитируя голос большого белого кита. Да, сначала есть.

+2

3

[AVA]http://sg.uploads.ru/WCsM8.jpg[/AVA]
Канда сидел на одиноком каменном склоне, задумчиво глазея на пламенеющий пейзаж. Кроваво-алое солнце догорало на горизонте, медленно погружаясь в соленую гладь моря.
Рыжие лучи, расплесканные и отбитые от камней прибрежных скал, создавали изумительный фон из оттенков алого и оранжевого, создавая вокруг огромный костер. Закатное солнце казалось медной монеткой на краю окоема, припорошенной алыми облачками. Под склоном, у самого берега моря, лежал небольшой городок, чьего названия молодой человек не знал. Да и не хотел бы узнать. Крыши домов поселения окрасилась во все оттенки золотого и медного, к которым уже начали примешиваться алый, малиновый и пурпурный, словно подражая небу. Сидящий над городом экзорцист видел, как от садящегося далеко справа солнца расползалось яркое закатное пятно  на полотне воды, на фоне которого порт казался черным, а стоящие у причала корабли — резкими тенями.
Когда же от заката осталась лишь тонкая багровая полоска у горизонта, над землей заклубился призрачный вечерний туман. Близость воды давала о себе знать. Жар от нагретых за день солнцем камней, сменился прохладой, а там и сырым холодком, сводя на нет удовольствие от прогулки.
Внизу сновали люди, ездили экипажи, шумели волны и кричали птицы. Город жил своей жизнью. Неустанно и непрерывно выполняя обыденные действия, с головой окунаясь в свои маленькие и суетливые дела.
Быть может, будь Канда более поэтичен, он бы восхитился этим зрелищем, быть может, будь на месте молодого человека кто-то другой, например маршал Тидолл, он бы сел зарисовать это великолепное зрелище. Вот только, это именно черноволосый мечник Черного Ордена сидел на скале. И даже форма и звание маршала не сделала его похожим на собственного наставника.
Редкие солнечные лучики, умирающего солнца скользнули по лицу и волосам Юу. Солнечные зайчики игриво проскакали по иссиня-черным прядям, играя на них золотисто-рыжими бликами, пробежались по золотой отделке формы и, совсем разыгравшись, стрельнули искрой в синие глаза. С этим прощальным подарком дневное светило скрылось в море, оставив после себя закатные зарницы да огни небольшого городка на побережье Средиземного моря. Это значило, что пора и Канде двигаться дальше в путь.
Маршал потянулся, разминая затекшее тело, и пристегнул к поясу ножны. Так было гораздо удобней носить его, чем постоянно сжимать в руках чехол с ножнами, особенно когда долго путешествуешь. Безымянный город лежал перед мечником, словно на ладони, но это не означало, что к нему будет быстро добраться. Впрочем, это было для кого угодно, кроме маршала Канды Юу. К двадцати двум парень еще больше вырос, а широкий армейский шаг так и не сменился степенной поступью. Уже спустя чуть более часа экзорцист он вступал в черту города, вливаясь в его жизнь.
Вокруг успела воцариться атмосфера лени и неспешности. Простой люд заканчивал свои дела и стремился к домам или в увеселительные заведения. Все хотели отдохнуть и расслабиться после тяжелого трудового дня. Рыбаки сворачивали снасти, разбредались уличные торговцы, спешили в трактир выпивохи. Давно зажглись уличные фонари, окрашивая все в уютные желтые и темно-синие цвета. Этот город был одним из многих подобных. Этот город выглядел картинкой на поздравительной открытке. Такие встречались по всему побережью и мало чем выделялись друг от друга.
А еще такие города любили некий рыжий маршал, чье место Канда сейчас занимает, и седовласый мальчишка, идущий по его следу. И ни Мариана Кросса, ни Аллена Уолкера – тупого Мояши мечник больше не встречал, сколько бы не искал. Уже давно, два  - да нет, уже почти все три – года Юу носит звание маршала. Он много бродил по свету, даже умудрился обзавестись парочкой дурней-учеников, да вот только поставленной собой же цели так и не достиг. Что Мояши, что Джонни разом с ним, да хоть цепной пес Рувелье, все пропали бесследно еще два года назад.

«- Ничего», - криво усмехнулся собственным мыслям экзорцист. – «Все равно найду, из-под земли достану, если понадобится. Рано или поздно найду, все равно то тут, то там следит, неумеха».

Канда медленно продвигался по узким улочкам города, все глубже погружаясь в его сердце. На улице совсем стемнело, впору было бы поискать место для ночлега. Молодой человек огляделся, вокруг практически не было людей, зато где-то недалеко играла музыка. До чуткого слуха мечника донеся женский голос выводящий куплеты, под нехитрый мотив.

Лето пролилось через край
Земляничные поляны в телефонной тишине,
И загадочные страны солнце чертит на стене,
А июль полыхает сочно.
Солнечных зайчиков король
Ты шепнешь на ухо Богу волшебный пароль.
Он откроет дорогу, и новую боль
Он подарит, я знаю точно.

Маршал на это только пожал плечами и двинулся на звук, здраво рассудив, что это или какой-то постоялый двор или бар. И там и там ему смогут помочь. Чем ближе он подходил, тем громче звучал голос.

Мы никогда не умрем,
Колыбельную лету вместе споем,
Снова встретятся где-то эльф и гном,
И покажется всадник белый.
Мы никогда не умрем,
Колыбельная лету входит в дом,
Только небо и ветер там вдвоем,
Каждый занят привычным делом.

Музыка шла из небольшого здания с ярко светящимися окнами. Вывеска гласила, что тут можно  снять комнату и поужинать.
- Уже одной проблемой меньше, - пробормотал Юу, открывая дверь. Внутри было полно народа, и первого взгляда тяжело было определить есть ли свободные места. Стоило мечнику отворить дверь, как в уши еще громче впился голос девушки, достигнув своего пика.

Метод уходить далеко.
А потом возвращаться непривычно легко.
Злые стрелы несчастья летят в молоко,
Пусть враги подождут немного.
Те, кто кочуют между звезд,
Вечно склонны задать неуместный вопрос,
И во время огня и вечерних рос
Каждый шаг оценить строго.

Звезды нынче с кислинкой – стреляют, не целясь,
И картинка судьбы разлетелась,
Чтоб сложиться в новый узор – как хотелось.
Пусть летит алмазной чайкой
Колыбельная лету. Не скучайте,
Мы встретимся где-то – в конце печали
И новых дорог начале,
Ведь мы никогда не умрем...

Пока звучала песня, в зале было относительно тихо, что позволило Канде без проблем пробраться к барной стойке и осмотреться. Помещение было небольшим, максимум на дюжину круглых столиков, у одной стены стояла сцена, у другой барная стойка, а за нею коридор и лестница вверх. Едва экзорцист подошел к стойке, как к нему подплыла румяная девица, от которой за милю несло дешевыми духами. Вежливо приняв заказ и совсем не вежливо построив глазки, тряся перед молодым человеком чересчур глубоким декольте, она удалилась на кухню. А мечник снова осмотрел зал, выискивая себе место. Почти все столики заняты, оставалось только пару свободных. Но не успел маршал к ним двинуться, как его взгляд зацепился за что-то яркое и приметное, как свет костра в темноте ночи. За одним из столов сидели две знакомые фигуры в черной форменной одежде, одна из которых и привлекла внимание Юу своей яркой макушкой.

+1

4

- Давай, Кросс, дыши! - сквозь белую дымку почти пустого сознания прорывается знакомый мужской голос, но так хочется остаться в этой пелене, обволакивающей сознание и дарующей такое давно забытое чувство спокойствия. Ее пытаются вернуть, вырвать из объятий столь желанного любовника, разрушить стены отделяющие сознание от тела.
- Давай же!!! - резкий удар в грудину острыми иглами отдает по всему телу, заставляя воздух обжигающей волной наполнить легкие и сделать вдох. Внутри все горит, испепеляется вулканической лавой, заставляя откашлять соленую воду с привкусом крови и горечи. Желудок сводит спазмами, девичье тело мелко трясет от боли и холода, выкручивает суставы, но чьи-то сильные руки не отпускают ее.
- Вот так, вот и молодец. - шепот ворона врывается в сознание англичанки гулом тысячи звуков, из которых у нее не сразу получается сложить слова. Но зарождающуюся панику у нее в душе пресекает теплая рука, поглаживающая волосы, такой знакомый, позволенный немногим жест.
- Ненавижу воду,- едва слышно, одними губами, шепчет ученая, с трудом заставляя себя открыть воспаленные веки. Глаза ничего не могут разобрать, не могут даже сфокусироваться, все плывет, окрашивается кругами из кислотных цветов.
- Я знаю, знаю. - Нед бережно приподымает обессиленное тело девушки и убаюкивает как ребенка, внимательно прислушиваясь к ее хриплому дыханию. Маг же не сразу закрывает глаза, открытые с таким усилием, и успевает рассмотреть его смуглую кожу с почти побелевшими от страха и холода губами, темные глаза и черные мокрые космы, с которых на ее лицо то и дело капают капли воды. Ей следовало бы на него разозлиться, но сил так и не находилось, да и нельзя оставлять этого дурака одного. Глаза слипались под оглушающим ревом воды и криком чаек, но...
- Что это за монстр?!- чужой, незнакомый голос с истеричными нотками,- Кто вы такие?! Что она такое?!
Англичанка механически повернула голову на крик мужчины, стоящем в матроской форме, вернее в тех клочьях, что от нее остались, и указывающим пальцем на нее. В груди у Рины все сжалось, жжение в груди усилилось, отбирая на себя все оставшиеся силы. Нед осторожно опустил ее и поднялся, пресекая любой шанс ухватиться за него рукой. Вороны не Искатели. Глаза девушки наполняются склеивающей веки субстанцией, которая обжигает щеки все той же солью, наполняются свинцом.
"Не убивай его!- с последних сил борется сознание, но слабость пересиливает этот бунт,- Не убивай..."
Но, Морфей утягивает Кросс в мир снов без сновидений, не хуже глубинного течения.

Она просыпалась несколько раз, совершенно неосознанно вертелась, ощущая свое собственное тело, словно груду замерзших камней, улавливая запахи кострищ, различных травяных мазей и медикаментов, чувствуя прикосновение грубых рук, привыкших держать холодные клинки. Иногда слух улавливал скрип колес в телеге, заговорщицкий шепот, смех пробегающих детей, но, никогда не останавливался на них, пребывая, словно в коконе. А потом была темнота, обтекающая вокруг нее мягкими подушками и теплой периной, приносящая хоть какое-то чувство блаженства.
В этот раз все было по-другому. Сознание медленно, словно расплавленное железо, проникало в каждый уголочек, исследовало чертоги собственных владений, занимало свое законное место. Рина чувствовала, как ноют и чешутся руки, под стягивающими их бинтами, жжет в ребрах и звенит в голове. Она осторожно, словно кошка потянулась, нащупывая тоненькой лапкой сознания закоченевшие члены.
- Зачем ты это сделала? - настойчивый голос Неда с ноткой раздражения прервал сладостное потягивание. Но, девушке так хотелось еще немного притвориться спящей, поэтому она совершенно не спешила отвечать, вначале перевернувшись на бок, и зарылась носом в подушку. Подушка оказалась чужой, набитой слежавшимися куриными перьями, а в боку что-то подозрительно кольнуло.
- Мне совершенно не хотелось видеть твою поджаренную тушку.- лениво ответила ученая, открывая глаза, в которые тут же ударило утреннее солнышко, и устраиваясь поудобней. Теперь все движения давались англичанке легче, хотя совершенно не лишали ее чувства, будто по ней маршировала армия солдат.
- Это не повод. Ты могла умереть.
- Впервые ли?
- Твоя жизнь в прерогативе.
- И ты вновь хорошо потрудился, чтобы она осталась при мне.
Кросс услышала тяжелый вздох мужчины, который не первый раз пытался объяснить своей подопечной некоторые истины. И каждый раз этот спор заходил в тупик, подвешивая в воздухе тягучую и липкую тишину, которая просаливала собой стены. В этом случае: выцветшие обои зеленого цвета в вертикальные полосы, которые визуально уменьшали и без того небольшое пространство гостиничной комнаты, скорее всего дешевой, в которой это помещение считалось чем-то вроде элитного. Скудное количество уже давно требовавшей реконструкции мебели только подтверждали эту догадку. Ворон резко поднялся с кресла, которое по всему служило ему еще и спальным местом в эту ночь, и начал собираться. Рина не спрашивала куда, просто цеплялась глазами за почти механические и четкие движения, с которыми он поправлял оружие и застегивал манжеты рукавов. Она так же не спрашивала о том матросе на берегу, правда с годами начала казаться непозволительной роскошью приносящую только еще один рубец на сердце.
- Открой окно, как будешь уходить,- маг перевернулась на другой бок и впервые взглянула на свои руки, полностью покрытые бинтами, попыталась согнуть пальцы, но они казались негнущимися деревяшками.
"Ничего, скоро заживут",- успокоила себя Кросс и вновь закрыла глаза, представляя как из обширных ожогов вначале остаются коричневые пятна, а потом превращаются в чуть заметные белые рубцы на ладонях. Этим рукам уже не блистать своим изяществом на балах, ведь для них была предназначена другая судьба.
"Ну, так черт же с ней".

Солнце клонилось к закату, лениво переваливая свои бока за горизонт и цеплялось последними лучами за полотно небосвода. Легкий ветер разносил запах соли, звуки трущихся о пристань кораблей и неизменные крики чаек, подымал с мостовой пыль и рыбью чешую, выдувал с маленькой гостиничной комнатки тепло и запах сигаретного дыма. С наступлением заката все приобретало свои краски, тени становились эфемерно длинными, словно принадлежали не маленьким людям, а великанам или загадочным существам.
"Надеюсь, не Акума,"- Рина затянулась табачным дымом, дрожащей рукой удерживая сигарету на одном из концов которой, вспыхнул огненный цветок и тут же стал более смирным. Англичанка находила в этой плохой привычке какой-то свой шарм, таинство, впрочем, понятное только ей самой. Под ее окном продолжали копошиться люди, совершенно ей не интересные. Правда плотная занавеска на окне, не позволяла особо любопытным зевакам разглядеть и девушку, устроившуюся на подоконнике и рассматривающую белые гребешки волн, идущие от самого горизонта.
Уже три года как она стала на сторону Рувелье и каждый день не переставала задаваться вопросом "А правильный ли это выбор?". Три года Мариан считался мертвым, и ее собственная вера в обратное понемногу начала ослабевать. Нед стал ее личным псом, Третьи перешли на сторону Графа, цепочка потерь в ее личном списке становилась все длиннее. Что будет завтра? Уже не так интересно, лишь бы выжить сегодня, пережить еще один закат, где тени становятся сказочными чудовищами и не нарваться на настоящих с такими знакомыми лицами. Тэвак. Жива ли эта девочка еще? А ее тупица брат? Почему-то последнее хотелось узнать больше всего. Генеральская дочь осторожно прикрыла глаза и прислушалась к доносящейся снизу песне, которая вплеталась в ее собственные мысли, словно ветки дикого винограда.
- Госпожа!- Рина вздрогнула, тем самым сломав сигарету, и поморщилась, когда голос из прошлого всегда называющим ее так, переплелся с реальностью и оказался  принадлежащим мальчишке, днем принесшим в ее комнату бульон, из которого ученая выбрала самое съестное и отодвинула тарелку подальше. Юнец явно бежал и здорово запыхался, чем привлек к себе немалое внимание.
- Там,- малыш схватил еще пару глотков воздуха,- люди!
Кросс не стала уточнять какие и где, сообразив, что с посланием мальчика послал кто-то из старших. Поэтому кошкой спустилась с подоконника, с трудом отыскав свои ботинки и надев их не шнуруя, поправила широкую мужскую рубаху и набросила на плечи плащ.
- Веди- коротко кивнула она малышу и вышла за ним в коридор, осторожно прикрывая за собой двери. Путь оказался коротким, к лестничным перилам, где мальчишка присел, спрятавшись за частым ограждением, и тыкнул пальцем.
- Вон! - Рина таким партизанством не страдала, поэтому, не прячась проследила за пальцем, пока не увидела людей.
Потерянное поколение, очередные имена, которые будут высечены на гранитных плитах, но никто не узнает об их подвиге кроме избранных. Их жизнь - это бой, и в нем они будут жить вечно, но вечность - это ускользающий миг. Кросс, не скрываясь, осторожно спустилась по лестнице в общий зал, прикрывая искалеченные огнем руки подолом плаща, ловко маневрируя между столиками к сидящими за крайним экзорцистами. Рыжее пламя ее волос и холодная синева его глаз были идеальным ориентиром в этом людном месте.
- Где б мы еще могли встретиться?- Рина добродушно улыбнулась служителям Ордена. - Давно не виделись.

[AVA]http://s6.uploads.ru/QPRvw.jpg[/AVA]

+1

5

В таверне было шумно и многолюдно. Это могло в равной степени свидетельствовать как о хорошей еде, так и о дешевой выпивке. Третьим вариантом ещё могла быть местная певица с приятным низким голосом, поющая о смерти, жизни и войне. Струны знакомого по иным трактирам инструмента звенели, словно тетива боевого лука, и безошибочно, одно за другим, стреляли в её душу словами, которые были так знакомы экзорцисту, тоскующему по миру и втайне мечтающему встретить старость на земле, а не в ней.
       «Мы никогда не умрём», если бы. Увидеть бы лён седины в собственных волосах и тонкие борозды морщин, и то счастье, которое светит не каждому из служителей Ордена.
       У Мэттью на лбу уже залегла еле заметная вертикальная мимическая морщинка. Он жутко злился, когда Ева ему об этом напоминала, но, стоило поцеловать в этот самый лоб – сразу же добрел и смеялся месте с ней.
       Заслушавшись пением, О’Киф совсем упустила из внимания тот момент, когда они с Дейсей сделали заказ и устроились за одним из деревянных грубо сколоченных столов. В чувство её привела заноза, уколовшая прямо в мягкую, - ладно не совсем мягкую, она ведь не пропускает тренировки и много бегает - точку. Ирландка тихо ойкнула и поджала губы, сползая на край стула, подальше от угрозы. Интересно, сколько несчастных до неё садились на этот стул и сколько после этого грозились запустить тарелкой с жаркое в голову хозяевам таверны?
- Здесь почти уютно. Но дома, конечно же, намного лучше. – Она улыбнулась Дейсе, который пытался расчесать пальцами непослушные волосы. – Там можно не бояться, и спать, не прислушиваясь к шорохам за дверью. К тому же, в Управлении не поят всех разбавленным пивом.
       Дейся уже сонно моргал, опустив лохматую голову на столешницу. Отправить бы его, бледного, измученного кошмарами и видениями прошлого, в постель, укрыть сверху одеялом и дать пару суток на счастливый глубокий сон. Ева с трудом поборола желание погладить растрепанные пыльные вихры, цвет которых отдалённо напоминал того, кто год за годом ждал её возвращения, словно Рождества.
       Дождался бы…
       Песня закончилась, и вместе с утихшим перебором струн Дейся вновь сел, вытягиваясь при этом в лице так, словно увидел кого-то знакомого. Ева тут же повернулась следом, пытаясь проследить за его взглядом, и вторила Барри, ненароком копируя даже интонацию:
- Канда!
       Молодой Маршал медленно шёл в их сторону, ненавязчиво распихивая в стороны всех, кто вставал на пути. Всё те же слегка сдвинутые к переносице брови, длинные волосы и длинный плащ почти до пят. Всё то же выражение лица, что первое время пугало и вызывало желание ударить, да решимость в каждом шаге…
Дом.
       Ева всплеснула руками, поднимаясь с травмоопасного стула и шагнула в сторону Канды, стремительно атакуя его лёгкими, но оттого не менее тёплыми объятиями. Оружейная смазка, дорожная пыль и война – его плащ насквозь пропах Орденом.
- Oh, mon général! Сколько лет, сколько зим.
       Пару лет назад она бы точно получила за подобное гардой Мугена по макушке, а теперь отхватит максимум подзатыльник. В любом случае, злоупотреблять благодушием собственного Маршала определённо не стоило, так что Ева поспешно отступила назад, улыбаясь Канде так ярко, насколько позволяло её утомлённое состояние.
- А мы тут проходом. Кто б знал, как же мал этот мир.
       Она пропустила к нему Дейсю, который тоже хотел пожать руку бывшему сокоманднику, дала мальчикам, - Господи, неужели до сих пор их такими видит? мужчинам!-  переговорить между собой и усадила обоих за стол, когда принесли горячее. Ужин, сытный долгожданный и оттого невероятно вкусный, прошёл в уютном молчании, после чего О’Киф чуть ли не в приказном порядке отправила Барри спать, подталкивая в спину и не переставая при этом напоминать о том, чтобы турок не забыл перед снов искупаться - хозяева таверны ещё с порога сказали, что завтра греть воду не будут. Дейся попрощался, без конца при этом зевая и заражая своей зевотой Еву, после чего взял с Канды обещание переговорить утром и лениво поплёлся на второй этаж.
- Уснёт без ног и не проснётся, даже если семь ангелов начнут трубить конец света. - Она и сама была готова уснуть прямо сейчас, опустив голову на грубо обработанное дерево, пропахшее выпивкой и едой. Тёплый ужин разморил её, утомлённую дорогой, и тянул куда-то вниз. – Если что, в комнате Дейси две кровати – других не было, можешь остановиться там, если ещё не снял себе.
       О’Киф уже готова была и самой отправиться спать, оставив все разговоры на потом – всё-таки два дня в пути, да ещё и бой, после которого царапины на лице до сих пор противно чесались – но тут рядом раздался ещё один знакомый голос.
Земля и правда оказалась маленькой.
- Кросс! – Рыжая вновь вскочила на ноги, обнимая старую знакомую. С Риной они не то чтобы были сильно дружны, но всё же довольно часто общались по службе и хорошо общались, да и встретить приятельницу чуть ли не на противоположном конце света было более чем приятно. – Какими судьбами в этих Богом забытых краях? Уже сняла комнату? У меня есть место! Ты ела?
       Блондинка тоже выглядела утомлённой дорогой. Хотелось отпинать её спать следом за Дейсей, забаррикадировать дверь снаружи и открыть только через сутки. Или вообще через неделю.
       Что же эта война сделала со всеми ними?

+2

6

[AVA]http://sg.uploads.ru/WCsM8.jpg[/AVA]
- Канда?

Удивленное восклицание настигло молодого маршала уже у самого столика с его товарищами. В ответ мечник скривил губы в чем-то среднем между «Нет, дух святой!» и «Да-да, я тоже рад вас видеть..». Вспорхнувшая следом Эванджелин и вовсе потеряла страх и остатки стыда, заключив молодого человека в теплые, пусть и недолгие объятья. Все еще не привыкший к подобным проявлениям эмоций девушки, Канда замер восковым изваянием, не решаясь как-то отреагировать в ответ, ни объятьем, ни привычным жестом – взъерошить волосы девушки. Но вот миг прошел и экзорцистка так же скоро, как и обняла, отпустила парня. Ее радостные эмоции хлестали порой через край. Это было видно по мимике, по быстрой речи, да даже, по тому, что она не спешила вновь присаживаться за стол.
Не выдержав потока слов, Юу таки положил руку ей на головы, зарываясь пальцами в рыжие мягкие волосы, столь отросшие за эти годы. От них пахло дорожной пылью с легкой примесью шампуня и яблок.

- Спокойнее, - с давно прилипшей к лицу недовольной гримасой проговорил японец. Но потом черты его лица смягчились и следующая фраза вышла куда любезнее, с легкой насмешкой. – Бельчонок.

Это прозвище давно заменило простое и, в чем-то даже обидное для девушки, «Мелочь». К тому же сейчас оно куда лучше подходило девушке, пусть и слегка подросшей. Или не слегка?..
Канда окинул взглядом вытянувшуюся и округлившуюся где надо фигуру Евы. Вот только характер так и остался прежним – задорным и легким, пусть и слегка повзрослевшим. Рядом с такой активной девушкой Дейся казался окончательно вымотавшимся и замученным. Даже рукопожатие вышло на удивление слабым, а сама ладонь была сухой и горячечно жаркой. Поприветствовав приятеля и проронив от силы пару слов в ответ Дейсе, молодой маршал кивнул на стол, предлагая присесть.

Ужин, что принесли вскоре, был терпимым, даже неплохим, если учесть, что это была не соба и не блюдо Джери. Разговоров за столом практически не было, что вполне устраивало мечника не любившего растрачивать слова попусту. Он вообще никогда не был говоруном и весельчаком, не производил впечатление души компании. Однако, и окружение у него подобралось из людей, которые прекрасно знали его. Перед кем тут стоит изображать вежливость, если все давно свои? Если его приняли таким, какой он есть, то не смысла строить из себя клоуна. Как, например, некоторые седые недоумки.

После ужина разыгрался цирк имени О’Кифф, в процессе которого владельца Колокольчика Милосердия выпроваживали спать. Точнее выпроваживала она Ева, но Юу не пропустил случая предложить и свою посильную помощь, заключавшуюся в пинке под зад. Но в этот раз обошлись без помощи Канды. Барри поплелся в снятую комнату, а его подруга вернулась за стол.
Девушка и сама устала и зевала, прикрывая ладошкой рот. Но упорно сидела с мечником за столом. А еще она беспокоилась обо всех, как курица-наседка. В очередной раз. Поднимая при этом шум и хаос, и бурля излишней энергией возле умиротворенного маршала. При этом иногда е забота сильно походила на гиперопеку Комуи.

Японец только покачал головой, подзывая официантку – все ту же, светившую подкрашенными ресницами и давно немытой шеей – и заказал себе еще пива.  И было ли это совпадение, или же сказывалась наследственность, но вместе с выпивкой к столику подплыла Кросс. После такого в совпадения мечник перестал верить, просто пригубил разбавленного пива, поверх кухля, глядя на наследниц Мариана. Выглядела она неважно, но так можно было сказать обо всех участников вечерней беседы. Уставшие, замученные, украшенные ссадинами и синяками. Пожалуй, молодой человек выглядел в этот раз куда лучше сидевших за столом девушек. Быть может именно его присутствие, а так же наличие у него военной выправки и оружия уберегло девушек от бухих в жопу «поклонников» с недвусмысленными намеками. А ведь подобного контингента тут собралось  немало. Экзорцист провел тяжелым взглядом по залу, замечая тут же отворачивающиеся в сторону головы.

«- Да, пожалуй, оставлять их одних не стоит,» - подумал Канда, сильнее хмур брови и возвращаясь к беседе за столом.

- Сядь, Бельчонок. Если ты не заметила, то Кросс пришла из глубины зала. А там входа нет, только лестница наверх. Понимаешь? – парень перевел взгляд на блондинку и кинул, одновременно здороваясь и подзывая подсесть ближе к О’Кифф. – Но я бы послушал, какими она судьбами тут. Причем без сопровождения, - тонко намекнул мечник, стреляя глазами в зал. – И может она слышала какие-то интересные новости в последнее время? О таких вот городах.

+2

7

Англичанка выдержала на себе взгляд официантки, отходящей от столика экзорцистов, это было что-то среднее между презрением и негодованием. Видимо, местную красавицу никак не устраивала еще одна соперница за столом с прекрасным синеглазым и черноволосым принцем.
"Не сильно то и надо",- служительница Черного Братства поджала губы и элегантно уклонилась, от якобы незаметного толчка подавальщицы. Несколько лет назад, за подобную дерзость деревенскую простушку выпороли на главной площади, но статусы летят так же быстро, как и головы. Рина покачала головой, обернувшись вслед: "Дура. Может я тебя еще и спасла."
Объятия О’Киф. Горячие, крепкие, наполнены чувством радости, приносящие боль еще не успевшему оправится телу, а так же какое-то чувство легкости в душе. Англичанка прижала к себе экзорцистку, глубоко вдыхая воздух и чувствуя, как вечное чувство тревоги и вот-вот настигнувшей погони растворяется. И на смену ему приходит, что-то совершенное иное, теплое, трогательное, родное. Наверное, это было чувство, которое испытывает человек переступая порог дома, чувство защищенности, уверенности, что все обязательно будет хорошо.
- Все хорошо,- Кросс улыбнулась, коротко кивнула Канде и нехотя отпустила Эву с объятий. Они не были закадычными подругами, пересекались, общались, но всегда оставалась дистанция. Возможно, потому что они были разные, темы быстро себя исчерпывали, а после бокала вина и возвращения в Черный Орден хотелось хорошенько выспаться. А может потому, что каждая оберегала людей вокруг, держалась отчужденно, сдерживала искренние улыбки, ведь они не вечны, а за каждым поворотом за ними наблюдает костлявая леди, желающая утянуть в свой омут. Но, сейчас, чувства каким-то неясным образом выпрыгнули с груди, передавая каждой клеточки измученной плоти счастье. Когда вся жизнь - это череда потерь и разочарований, когда с каждым днем, с каждым зачеркнутым именем в списке знакомых, надежда угасает, когда те, кто может больше не вернутся  живы - счастье становится единственной адекватной реакцией на встречу знакомых, но не родных людей. Где-то за соседним столиком противно засмеялись мужчины и маленький пузырек сказки, окружающий девушек взорвался и вернул их в реальность.
Рина присела за стол и кинула грустный взгляд на бокал в руках мечника. Злобный взгляд официантки так и продолжал сверлить белобрысый затылок, так что скорее пиво перестанут разбавлять, чем оно дойдет до столика в целости и сохранности.
- Я тут уже какое-то время,- туманно ответила ученая, откинувшись на спинку стула и сложив руки на колени,- Сопровождение, скорее всего, пошло на исповедь и помолится. А то путешествует с рассадником порчи, разврата и прочих не монашеских прелестей. Сами понимаете, такие грехи прощать долго, будет не скоро.
Кросс улыбнулась своему ответу, хотя вряд ли кто-то еще оценил шутку, Эддарда сложно было назвать прилежным вороном, у него были свои цели в этой войне и свой кодекс. И почему-то этот список правил позволял смотреть на женщин без святого распятия, убивать быстро и без жалости, а в тяжелые вечера пить вино с дочерью самого невыносимого генерала Черного Ордена. Так же у него была заразительная подозрительность, которая заставила девушку обернуться, но ничего кроме непривычно вытянутых мужских спин, она не заметила. Хотя в воздухе явно промелькнул какой-то эмоциональный всплеск.
Что же было странного в этом городе? Типичная рыбацкая деревушка, которая дотянула до статуса небольшого городка с натяжкой, да и то потому, что в будущем на нее имелись виды. Вон даже главные дороги постелили брусчаткой, чтоб господа не пачкали свои платья да камзолы. Это было место, где каждый знает друг друга если не по имени, то в лицо, где самым знаменательным событием становится ярмарка с приглашенными циркачами. Тихо, уютно, хоть помирай от скуки. Старым сплетницам даже обсуждать было нечего до того момента, пока в их городке не появилась Кросс. Вести о путниках, пришедших ночью в трактир, быстро разлетелись по городишку и самые любопытные не прекращали штурмовать вопросами владелицу заведения. Женщина же в большинстве отмалчивалась или отнекивалась, поглаживая кожаный кошелечек на бедре, который был ей передан служителем Ватикана за комнату и молчания. Как было на самом деле, Рина не помнила, но предполагала, что ничем не лучший жнецов Апокалипсиса ворон, не с первой попытки нашедший место для ночлега, хотел уже штурмовать дверь, за которой отказывали в приюте и говорили, что в такую погоду все дома сидят. И впустили парочку сюда только благодаря деньгам, а не из-за большой любви к Богу, знамена которого нес на себе ван Хален. Но, история быстро обрастала всевозможными слухами, где главные герои успели побывать и беглыми каторжниками и влюбленной парой, которая решила сбежать от не одобряющих их брак родителей, и летающими чудищами в лапоточках.
- Боюсь, что наше с вами прибытие - это самое значимое событие для горожан за последние пару месяцев. - на выдохе произнесла ведьма, за пол дня успев заскучать даже за ненавистными кораблями,- Хотя, странные они. Таверны и гостиницы закрываются до полуночи, а ночью путников чуть бы не с оружием встречают. А городок то портовый, когда никогда корабль да причалит. А вы то, что здесь делаете?
Девушка напряглась. Эванджелин была рядовым экзорцистом, Канда - генералом. При многих раскладах этих двоих не могли отправить на задание вместе, разве что дело было откровенно дрянью. Но, тогда ей следовало бы волноваться самой и побыстрей уносить ноги.
"И где этого паршивого пса носит?"- про себя не то жаловалась, не то волновалась англичанка. Хотя, волноваться ей следовало за себя. Тяжелая рука укапала на хрупкое девичье плечо и Кросс от неожиданности вздрогнула, попыталась его неудачно сбросить, но все-таки взглянула на мужчину, который позволил себе такую наглость.
- Вы, что-то хотели, сэр? - сквозь зубы прошипела ученая. Ее личное пространство не позволено нарушать никому! Никогда!
- Может, прогуляемся, крошка?- мужик был пьян, от него воняло дешевой выпивкой и потом, в кривой усмешке можно было посчитать количество оставшихся зубов быстрее, чем отсутствующих. И, что самое худшее, он был не один.
- Эта тоже ничего, рыженькая,- жирная рука второго потянулась к медным волосам Эвы, остальная компания плотным кольцом оточила мечника.
"Зря это они",- промелькнуло где-то на задворках белобрысой головы, пока рука инстинктивно не потянулась к оружию, и в пальцах удобно не сжалась... Вилка? Хотя, тоже сойдет.
"А Нэд просто попросил тебя тихо посидеть..."
[AVA]http://s6.uploads.ru/QPRvw.jpg[/AVA]

+2

8

Внутри медленно растекалось тепло. Текучая медовая патока, оно ровным слоем укрывало её внутренности, смазывало хрипящие от тоски лёгкие и заполняло собой всё пространство лёгких, вытесняя поселившееся в них беспокойство. И сразу как-то легче стало дышать, и груз ответственности за горящий кострищами войны мир не давил так сильно на хрупкие, покрытые синяками плечи. Здесь, в пропахшей выпивкой и мясом таверне, в богом забытом городишке без названия и собственной точки на карте, она на какой-то краткий миг почувствовала себя в безопасности. Окутанная запахами вина и оружейной смазки, окруженная теплыми, искренними объятиями Рины и лёгкими касаниями загрубевших от работы с оружием пальцев к волосам, она вновь забыла о накопившейся за последние дни усталости.
   Хотелось растечься по столу одной сплошной бесформенной массой, и поглощать в себя всё, что могли дать эти двое. То, по чему она скучала едва ли не сильнее, чем по голосу брата.
   Чувство дома.
   Пожалуйста, не замолкайте ни на секунду. Не отводите взгляда.
- Удивительно, правда? Мы все шли с разных частей мира, чтобы пересечься именно здесь. Какое чудесное совпадение.
   В воспалённых от усталости глазах всё плыло, Рина была похожа на одно сплошное светлое пятно, а щека и спина вновь зачесались, напоминая о том, что было бы неплохо обработать раны и принять ванну, пока хозяева не ушли и не выключили печку
Но как можно было сделать хотя бы шаг в сторону от этого небольшого уютного столика, за которым сидело трое служителей Чёрного Ордена?
«Шла бы ты, пока не отключилась прямо за столом. Никуда они не испарятся, поверь мне».
   И, по хорошему, стоило бы прислушаться к такому же замученному, еле слышному шипению Мефистофеля. Но как найти в себе силы, когда всё внутри пело просто от того, как звучали их голоса – звонкий и певучий женский, низкий, с хрипотцой, мужской.
- Мы с Дейсей тут по делу. У Искателей была информация по этому городу, говорят, что-то паранормальное. Проверим и вернёмся обратно, если получится. Но сначала отдохнём эту ночь – два дня в пути провели, а до этого – десяток Акума и предыдущее задание. – Жаловаться Ева не привыкла, но в своей усталости она совсем перестала контролировать то, что говорила. – Совсем с цепи сорвались, еле справились с ними.
   Не удержалась всё-таки -  вновь почесала царапину на щеке, сморщив нос. И покосилась в сторону кружки, которую сжимал в руках Канда. Всего глоточек бы, но тогда она упадёт лицом в кровать и очнётся спустя пару суток, полностью разморенная и потерявшая контроль над собственным организмом. 
   Паршиво всё это. И Ковчег этот, и пропавший с радаров Аллен, и то, как посходили с ума Акума, крошившие на своём пути всё, до чего способны были дотянуться.
   Обнять бы Мэттью, всего на пару минут. Увидеть его обеспокоенное лицо, разгладить морщинку на лбу и убедиться в том, что в стенах Управления по прежнему безопасно. Пожалуй, тогда она вновь поверила бы в победу и шанс на спасение.
   На жизнь без Графа и проклятой войны.
   Не успела она окончательно уйти в себя, как их маленький островок покоя был безжалостно разрушен местными пьянчугами, решившими, что неплохо было бы развлечься с двумя симпатичными заезжими девушками. Один из них пристал к разозлённой Рине, второй же потянулся своими жирными руками к волосам Евы, приняв медный цвет за иноземную диковинку.
   Только этого ещё не хватало.
- Прошу прощения, я не заинтересована в знакомствах. -  От прикосновения она ловко увернулась, уходя в сторону, чем тут же рассердила подвыпившего мужчину. – Как и моя подруга, в прочем. Не могли бы вы оставить нас в покое и проследовать по своим, несомненно важным делам?
   Конечно, глупо было пытаться с ними разговаривать. Не менее глупо – пытаться отказать. Раньше, будучи ученицей Книжника, она от таких просто убегала, попутно кусаясь и раздавая пинки по чувствительным местам. Став старше, в прочем, стратегию не изменила.
   Роста она была невысокого, и выдающимися мышцами похвастаться не могла, да и активация Чистой Силы в таких провинциальных городишках грозила костром, литрами святой воды и попытками провести ритуал экзорцизма.
- Что ты сказала? Эй, ребята, говорит, я ей не нравлюсь. Посмотрим, что ты скажешь, когда я перегну тебя через этот стол, маленькая ведьма.
   И двинулся к ней, с явными намерениями воплотить свои слова в реальность.
   Действовала Ева быстрее, чем думала. Схватив пустую тарелку, она с силой метнула её прямо в лицо мужчине, и пока тот хватался за собственный кровоточащий нос, вскочила на ноги, резко отодвигая стул.
- Назад. Оба. Как я сказала, мы не заинтересованы в общении с вами. Так что не могли бы вы пойти к чёрту?
   Усталость делала её злой и агрессивной. Раньше Ева не позволила бы себе такого поведения, но сейчас ей было наплевать.
   Что, в прочем, не помогло.
   Потому что, спустя полминуты замешательства, оба мужчины вновь набросились на них. И в этот раз явно не с намерением просто повеселиться.

+2

9

[AVA]http://sg.uploads.ru/WCsM8.jpg[/AVA]
Он слушал их. Людей из своего старого доброго прошлого. Из так нелюбимого им Ордена. Саму организацию он терпеть не мог, не говоря уже о том, чтобы считать ее домом. Но вот люди из нее. Большинство – такие же жертвы обстоятельств. Усталые, замученные и принужденные работать на благо малопонятных целей. По крайней мере, те, кто  сидел перед ним сейчас. Это было у них общим. Это объединяло. Даже тут, почти на краю мира.

Разговор не был сильно таинственным, но мечник хмурился, когда кто-то из девушек повышал голос. Сам он говорил тихо. Так что слышно было только сидящим с ним за одним столом.

- Вот как. Значит, этот Ворон пока тут не появится. И фиг с ним по большому счету, - маршал повел плечом, откидывая за плечо кончик длинного хвоста из черных волос. 

- То, что мы встретились тут – просто случайность. Не более, не менее. Я сам тут проездом. Обхожу города вдоль береговой линии. Сами знаете зачем, - Канда сделал большой глоток и кухля, поморщился.

На следующую фразу от блондинки он только фыркнул, понимая, что девушка отчасти права. Город был, в самом деле, слишком мелким, чтобы тут происходило что-то интересное. Не говоря уже об интересном для некоторых конкретных личностей. Хотя кто знает, может по таким богом забытым городам они и шарятся. Но это очень сомнительно. А если Кросс попала сюда чисто случайно, да еще и люди были настолько закрытые и правильные, то искать тут Мояши, что бегает по миру в поисках своего наставника точно не стоит.

«-Выходит, я напрасно добирался сюда, - проскользнула мысль у парня, а сам он откинулся на спинку скрипящего, не слишком качественного стула. – Что за задница, млять…»

Впрочем, все было не настолько плохо. Даже негативный результат тоже результат. Еще и встреча эта. И правда, чудесное совпадение, как и сказала О’Кифф. Кстати о ней.

Обе девушки выглядели измученными, но только ирландка светила явными следами недавней стычки на лице. Покосившись на движение со стороны рыжей, Канда поймал ее взгляд на его кружку. Парень закатил глаза, но после очередного глотка все же поставил сосуд  перед девушкой. Пива там оставалось ровно половина.

Когда это вошло у него в привычку? Вот так негласно и без слов, но заботиться о ней, них? Его, всеми силами отрицаемых им самим, друзьях? Когда он стал становиться более недовольным, замечая новый раны и царапины? Когда у него появилось это странное сочувствие и желание помогать? Когда он стал гонять при встрече их еще сильней, учить, как правильно за себя постоять, приходить им на помощь? Может, это было всегда, просто не настолько явное? Сейчас уже трудно в этом всем разбираться. Это просто было. Так же само просто и явно, как маршальские погоны и пяток кристаллов чистой силы в поясной сумке. Теперь это так же просто и явно составляло его натуру, как и никуда не ушедший вздорный и резкий характер.

Было непривычно сидеть вот так и слушать самые обычные разговоры девушек. Непривычно, поскольку вот уже пару лет парень практически не бывал в Ордене и редко с кем пересекался в пути. Непривычно потому, что сейчас, повстречав старых знакомых, в некотором роде почти друзей, он чувствовал удивительное для себя чувство радости и спокойствия. Радости от встречи, радости, что с ними, двумя девушками, которых без лишних слов и жалости втянула в себя это проклятая война, все хорошо. Пока еще все хорошо. И спокойствия от опознавания того же. А еще было как-то странно уютно вновь слушать их двоих. Вслушиваться с голос, практически не слыша слов. Как-то даже умиротворяюще. Жаль только, что долго  это не продлилось. Но пока мог, Канда слушал, попивая пиво и на грани внимания улавливая фоновый шум. Наверное потому он и смог вовремя отреагировать, когда в их сторону направилась группа слегка шатающихся мужчин. И встретить их уже стоя на ногах и сжимая ножны с мечом. Грозный и натянутый, как струна. Или как штормовое небо, что вот-вот разразится страшной бурей, сметающей все со своего пути.

Их было шестеро. Не так и много, если подумать. Мечник справлялся и в куда худших ситуациях. Но одно отличие все же имелось. Там он был один и ему не приходилось заботиться о чье-либо безопасности. А тут же…

Канда выругался сквозь зубы. И как он умудрился проглядеть? Слишком расслабился в атмосфере ностальгической встречи. Не стоило быть таким беспечным, если не хочешь за это потом заплатить. В способностях девушек постоять за себя парень не сомневался. Ту же Еву он не однократно валял по матам тренировочного зала. Он знал ее силу. У нее даже стало получаться нанести пару неприятных ударов парню, прежде чем снова оказаться лежащей на полу. Но пьяное быдло, залитое алкоголем до бровей, неприятный противник. Боль не чувствует, только наоборот больше злится сопротивлению, идя на такие поступки, на какие не пошел бы трезвым. Тут если и бить, то на вынос, а это надо еще уметь. Это тебе не на акума Чистую силу направлять и укорачиваться от ответных атак. Так что вариантов действий у мечника было немного. А потому не стоит медлить, пока все не пошло по кривой дорожке.

Четверо из пьянчуг обступили маршала. Двое полезли к девушкам.

- Ты гляди, таки не баба. А жаль, ух я бы..

- Да не.. Ты че, не гони.

- Глядите у него и меч есть. Красивая цацка. Ты скажи, что еще и махать нею умеешь.

- А нукась, дай-ка поглядеть…

Дальше Канда ждать не стал. Без зазрений совести и лишних размышлений, врезал в рыло тому, что уже протянул руку к Мугену. Абсолютно не сдерживаясь. Мужик упал, закопошился на полу, выплевывая выбитые зубы, пачкая и без того нечистый пол кровью, но вставать не спешил. Зато зашевелились его дружки. С криками «Бей, суку!» они ринулись на японца.

Все было просто. И быстро. Удар рукоятью Мугена в солнечное сплетение одному, апперкот другому. Он завалился спиной назад, чтобы не встать до конца разборок. Чистый нокаут. Третьему достался пинок клепаным сапогом в пах. Мужик тоненько взвыл, оседая на колени и держась за поврежденное место. Не прошло и пары мгновений, как противники так или иначе, но потеряли боевой пыл. Вот только это были еще не все идиоты, что решили развлечься за чужой счет, и тогда маршал пошел дальше.

Ближе всего был придурок, что приставал к Рине. Ученую осаждал здоровенный бугай, против которого сжатая в руках вилка, все равно, что зубочистка против носорога. По всей видимости, это он был инициатором и главарем в этой буйной массе, что решила найти девочек на «поразвлечься».

Бугай был пьян, туп и неповоротлив. А потому девушка имела хорошие шансы если не отбиться, то продержаться достаточно долго. Но это уже не требовалось. Подлетевший Канда, просто снес ту тушу мощным пинком, заставив впечататься в стену, а после пары тумаков и вовсе оставил лежать, считая звезды над головой. Оставался последний. Парень оглянулся в поисках него и как раз вовремя.

Он еще успевал подойти на помощь, хотя О’Кифф и без того белочкой прыгала вокруг, оправдывая свое прозвище. Но дело стало пахнуть керосином, когда мужик схватил со стола кружку Канды и замахнулся на девушку. Хотел ли он кинуть ее, или ударить ней – уже не важно. Потому что между нападающим и Евой непреодолимой стеной вырос экзорцист, ловя в полете руку с тарой. В затем, что есть силы пнул этого урода в живот. Все так же, не отпуская руки. Когда же мужик согнулся пополам, едва не выблевывая содержимое желудка, добил ударом колена в челюсть. На этом противникам впору было бы закончиться. Как минимум так думал мечник, не заметив из-за стола очухавшегося нападающего, которому Канда выбил зубы. Зато беззубый отлично заметил японца и ринулся на него, с непонятно откуда взявшимся ножом. И даже успел задеть, но потом красивой ласточкой улетел в сторону ближайшего стола. Стол под его весом хрустнул и сломался посередине, погребя летуна под собой.

Вслед за ним поднялось еще двое. Экзорцист сплюнул и, хрустнув пальцами, сделал шаг в их сторону, игнорируя наливающийся кровью рукав. Один из нападающих схватил стул, другой бутылку. Стычка намеревалась перейти на новую стадию, согласно традициям старых добрых кабацких драк. Но не успела. Не успел подошедший к экзорцисту мужик замахнулся на него стулом, как рядом громко прозвучало:

- Довольно, иначе я вызову полицию!

Присутствующие оглянулись и заметили молодую женщину, что стояла, уперев руки в бока и сверлила их взглядом. Кто она такая было непонятно, но вероятнее всего, девица являлась явно не простым посетителей заведения. Нахмуренные брови, заложенные в прическу волосы и строгое закрытое платье. Она могла быть как владелицей заведения, так и просто уважаемым тут клиентом, которому не нравилось соседствовать с дракой.

Под ее гневными взглядами зачинщиков потасовки выпроводили, а экзорцистов заставили раскошелиться за попорченное имущество, мотивируя это тем, что битые и так получили сполна.

Канду пытались уговорить снять плащ, чтобы его перевязали, но мечник только отмахнулся от предложения. Больше всего жалко было саму форму, которую не скоро выйдет на новую поменять. Придется штопать. А пока шум и гам вызванный дракой успокаивался, японец внимательно приглядывался к новой участнице событий. Что-то в ней настораживало экзорциста, но он упрямо не мог понять что именно.

+1

10

Она помнила сгорающие за ее спиной дома и трактиры, помнила цену, которую ей приходилось платить, каждый раз используя магию. И помнила приказ Рувелье : "Никто из живых не должен знать кто ты, Кросс". Англичанка пыталась игнорировать его, но жизнь каждый раз доказывала - это невозможно. И опять за ее спиной стоял рев огня, закипала пролитая кровь, оставляя после себя только красные дорожки, которые смоют дожди. За годы работы в Ордене Рина поняла точно - Бога нет. Иначе, он не позволял бы своим служителям делать все эти бесчинства, прикрываясь именем Всевышнего и всеобщим благом. Малькольм часто говорил о меньшем зле, о важной для них победе, об их предназначении и высшей цели. И для ее достижения не следует медлить, ведь там, на небесах, им простят все грехи.
"А простят ли? Ведь мы и сами не готовы прощать"
Ведь человеку, у которого отбирают жизнь все равно, умрет он ради высшей цели, либо от руки грязного ублюдка, которую просто нужны его деньги. Смерть встречает всех, приходит ко всем по-разному, не всегда с церковными знаками на спинах. Но, костлявой старухе все равно после каких громких фраз, она сомкнет свои белесые пальцы на чьей-то шее. Служители Ватикана давно уже никого не спасают, а просто, как и все, пытаются выжить, исполняя глупые приказы.
Рина знала запах человеческой крови. Иногда с ужасом просыпалась по ночам, ощущая его железный привкус, и подолгу сидела в ванной, пытаясь его смыть. Тщетно. Он ее никогда не покинет.
"Просто не пользуйся магией и они будут жить"
Натянутая нить напряжения, звенящая в ушах лопнула. Англичанка вскочила, ловко развернувшись к мужику лицом, и умудрилась ногой пнуть разделяющих их стул. Урона никакого, но нападающий запнулся и повис на спинке, услужливо подставляя ведьме открытое лицо. Вилка не страшное оружие, если ты не готов убивать. Одним больше, одним меньше. Ей есть до этого дело?
"Не надо",- тоненько пищит в душе давно забытый детский голос. Рина замирает, останавливает руку в каких-то сантиметрах от глаза мужика. Он не успел даже испугаться, а Кросс ошалело смотрит на свою конечность. Что с ней сделала эта война? Во что она ее превратила?
Канда приходит как нельзя вовремя, мощным ударом отправляя противника в нокаут. Хомут, держащий ее тело в напряжении, ослабевает, позволяет вздохнуть чуть свободней. Все будет хорошо. Они все будут жить. Все. Ведь экзорцисты - спасители, а ей просто надо отдохнуть. Слабость накатывает на ученую совершенно неожиданно, она пошатнулась и оперлась рукой на стол. Для нее битва закончилась быстро, но оставалась еще Эванджелин. Только волнение о ней заставило ведьму поднять глаза, не способные сфокусироваться на одной точку. Все плыло.
"Черт! Гадство!" - Рина тряхнула головой, но только чисто инстинктивно поняла, что что-то не так.
- Берегись! - она могла бы остановить нападающего мужика с ножом магией.
"Они должны жить! Должны!" - твердит сознание. Ему тоже надоели горящие дома и горы трупов. Не сегодня, только не сегодня. Но, разве есть выбор? Дочь Мариана готова, ей нужно просто набрать побольше воздуха в сжавшиеся легкие и произнести заклинание. Все просто: кто-то умирает, а они должны жить.
- Довольно, иначе я вызову полицию!
Все остановилось, в мгновение ока, после команды рассерженной женщины: суровые, подоспевшие на выручку своим, мужики потупили взгляды, а уже побитые перестали жалобно постанывать и почти затихли. Дочь генерала не знала незнакомки, но догадывалась, что она имеет сильное влияние на жителей городка. Ведь полиция прибыла б не скоро, да и вряд ли смогла как-то помочь в разбушевавшейся драке.
- А кто платить за ущерб будет? - возмутились из-за барной стойки.
- Они,- нежданная спасительница кивнула на служителей Ордена.
- Предлагаю обсудить этот щепетильный вопрос,- пришедшая в себя ведьма оторвалась от стола и улыбнулась.

Кросс держала у себя в руках долговую расписку, как-то по особенному улыбаясь этой бумажке. "Семейное" - скорее всего, подумают ее друзья.
"Рувелье будет счастлив. Хотя, вначале осчастливлю Нэда",- дочь Мариана вернулась к столу, за которым Канду все еще пытались уговорить обработать рану. Уговоры не действовали, но его печальные взгляды на форму были более многозначительные.
"Небось, в Ордене не появлялся уже с год, со словами плевал я на вас всех." - про себя усмехнулась ученая и положила клочок бумаги на стол, не спеша садиться.
- Ну, что я вам могу сказать? Встреча без драки - это не встреча. И народ тут знает, что такое долговой вексель. Видимо раньше тут часто случались подобные инциденты.
- Кто вы? - Рина обернулась и увидела за спиной все ту же женщину, которая остановила драку. Пожалуй, для девушки не было так удивительно, что слабая представительница слабого пола может подобное сотворить. Поговаривали, что раньше в Турции, если женщина бросала на землю перед стоящими и готовящимися сражаться на смерть, платок - никто не смел на него наступить. Прекрасные леди всегда могли либо начать войну, либо ее остановить. Но, конкретно эта личность, дочери Мариана не понравилась.
- Могу задать тот же самый вопрос. - ведьма нахмурилась и сложила руки на грудь.
- Я видела такие плащи. Рыжеволосый мужчина, а потом мальчик...
- Где? Когда? - Кросс рванула вперед и схватила за руку женщину.
- Не здесь. - но терпением ученая никогда не отличалась.
- А где?
- Приходите в церковь, на берегу моря и мы спокойно обсудим все вопросы.

[AVA]http://s6.uploads.ru/QPRvw.jpg[/AVA]

+2

11

В этом мире было немного вещей, которые Эванджелин искренне ненавидела. Лицемерие, чрезмерная жестокость, войны… И да, пьяные драки в кабаках, начатые из-за глупости этих самых пьяных. Преимущественно малообразованные, лишенные элементарного воспитания провинциальные пьянчуги способны были на ровном месте организовать погром, грабёж и массовое насилие. Проще говоря, превратить любой вечер в сущий кошмар.
     Собственно, именно это с ними и произошло.
     От первого выпада в свою сторону Ева благополучно увернулась, уходя назад. Воспользовавшись медлительностью оппонента, она обошла стул, за которым пряталась, и метнулась за спину нападавшему, намереваясь стукнуть его по затылку попавшейся под руку кружкой. Идти напролом и вступать в открытое противостояние – значит сразу проиграть. Мужчина был на голову её выше и килограмм эдак на пятьдесят тяжелее, а значит бесполезно даже пытаться хоть как-то его задеть, разве что точными, чёткими ударами по болевым.
     Требуемая цель была достигнута лишь на половину – мужик, хоть и был пьян, оказался проворнее ожидаемого. Он успел повернуться следом за ней и снаряд угодил ему прямо в лоб, рассекая и так уже изрядно потрёпанную прошлым ударом кожу лица.
     Заплывшее и залитое кровью лицо нападавшего исказилось в какой-то берсерковой ярости. Он вновь закричал, в этот раз очень эмоционально и убедительно рассказывая Еве о том, что именно сделает с ней, когда дотянется и схватит девушку за ржавые волосы. И это было унизительно и обидно до такой степени, что в ответ О’Киф не удержалась от краткого, но очень ёмкого ругательства. Проиллюстрировав его жестом.
«Вот кто тебя за язык тянул, ненормальная?»
- Чего только в коридорах Ордена не услышишь.
     Рядом с ней рухнул один из «поклонников» Рины, сбитый с ног Кандой. Мужчина растянулся на грязном полу, как сделали до него несколько других его приятелей, и отправился в бессознательный сон. Но оппонент Евы, не впечатлившись судьбой друзей, стал только злее, подстёгиваемый наглостью ирландки. Схватив с ближайшего стола огромный кухоль с пивом, он побежал на неё, замахиваясь для удара. И не то, чтоб у неё было много места для манёвра. Если честно, его не было вообще.
«Активация?»
     Выпустить Мефистофеля она не успела – между ней и потенциальной угрозой вклинился Канда, ловко перехватывая руку мужчины и парой метких ударов выводя его из строя.   
     На этом, пожалуй, потасовке нужно было бы закончиться. Но пьяному, как известно, по колено не только моря, но и горы. Один из противников Канды, ещё недавно валявшийся в отключке, пришёл в себя и решил вновь атаковать. В руке у него блеснул металл.
- Осторожно!
     Мужчина пролетел мимо них, сбивая собой стол, и оставаясь лежать на нём памятником ужасам алкогольного опьянения. Вслед за ним вступить в схватку с маршалом Чёрного Ордена решили ещё двое, такие же злые и неконтролируемые, как и первый. Запахло жареным и большими проблемами, к которым измученные экзорцисты готовы не были. 
     Но, как это иногда случается, помощь приходит с неожиданной стороны:
- Довольно, иначе я вызову полицию!
     На удивление, угроза привлечь правоохранительные органы подействовала. Местные хулиганы успокоились, а минутой позже и вовсе покинули заведение, забрав с собой бессознательных приятелей и оставив позади полуразрушенный кабак, с битой посудой, покуроченной мебелью и залитым кровь полом.
     Рина, как истинная леди и дочь своего отца, взяла на себя роль дипломата, и отправилась обсуждать вопрос оплаты ущерба, который по непонятным причинам повесили на служителей Ордена. Ева же просто выдохнула, прикрыв лицо ладонями. Измученное бессонницей тело ныло от физической нагрузки, голова пошла кругом.
- Если мы закончили… - Она рассеянно обвела помещение взглядом и неожиданно наткнулась на то, чего увидеть не ожидала. – Ты ранен?
     У Канды и правда оказался рассечен рукав. А под ним – длинный и неприятный порез, который стоило обработать и зашить, пока в рану не попала зараза. Но, очевидно, сам Канда считал иначе, потому что на все предложения, просьбы и угрозы со стороны своей ученицы он отвечал не иначе как отказом, фырканьем и попытками прикинуться глухим. Спустя пять минут ирландке пришлось махнуть на него рукой – не было ещё такой битвы, в которой она одержала бы над ним верх, да и веки опускались сами по себе, не реагируя ни на щипки по коже, ни на похлопывание по щекам.
     Вернулась Рина, гордо держа в руке долговой вексель. Следом за ней подошла и их сегодняшняя спасительница, недавно грозившаяся вызвать копов. И как бы Еве не был интересен их разговор, немного подозрительный и настораживающий, желание спать было сильнее.   
     Она тряхнула головой, пытаясь собраться с остатками мыслей.
- Прошу прощения, но на сегодня я пас. Это сильнее меня. Буду рада видеть вас здесь за завтраком.
     Она прикрыла рот ладонью, маскируя за ней зевок, кивнула головой повелительнице полицейских и потянулась к своей чашке чая, чудом оставшейся стоять на столе, и даже сохранившей в себе несколько глотков жидкости.
     Она уже не помнила, спрашивала ли своих друзей о наличии у них комнат.
- Если что, у нас с Дейсей есть свободная кровать. – Ева сделала неопределённое движение рукой. – Точнее, и у него и у меня. – Снова взмах и вздох. - Неважно. И, если кому-то здесь нужно зашить свой плащ – у меня есть нитки.
     Последнее она сказала, бросив красноречивый взгляд в сторону Канды. Затем девушка махнула рукой Рине и, шатаясь от усталости, пошла в сторону лестницы. Если ей повезёт, то вода в лохани будет тёплой.
     О большем она и мечтать не могла.

+2

12

[AVA]http://sg.uploads.ru/WCsM8.jpg[/AVA]
Раздались два женских возгласа:

- Берегись!

- Осторожно!

И отборный мат низким рычащим голосом, уведомляющий о том, что предупреждения запоздали и тот, кто дошел до парня – сам виноват, а после красивая ласточка тяжелого пьяного тела до ближайшего стола.

Но это было уже давно, почти пять минут назад, а сейчас японец изучал полученный результат.

Пренебрежительно относиться к собственной жизни Канда учился более десяти лет. А перестать полагаться на регенерацию не разучился даже за те два года, за которые она сошла практически на нет. Сейчас его раны зашивали медленно. Очень медленно. Скоро будет, так же, как у обычных людей, уже сейчас оставляя после себя уродливые белесые полоски шрамов. Но и это не изменило привычки парня пренебрежительно отмахиваться от медицинской помощи и беспокоиться из-за царапинах. Даже если эти «царапины» во весь бок и обильно орошают землю кровью. Или как сейчас длиной от плеча до локтя и едва ощутимо покалывает. Порез вышел не сильно глубоким, но рукав теперь  пробрел дополнительное вентиляционное отверстие, он светил испачканной кровью кожей и топорщил мокрые, потемневшие края. На самом деле, не смертельно, если, разумеется, никакая зараза не попадет. Кровь еще сочится, падая красными каплями с запястья и пачкая пол, но и это скоро пройдет. Тут самому плащу нанесли больше вреда, чем руке. Раны на теле имеют свойство заживать, а вот с тканью такое не прокатывает.

Связываться с Комуи и запрашивать новую форму из-за такой херни как порезанный рукав во время кабатской драки? Да Канда скорее свои сапоги сожрет без соли и перца, чем сделает это. Не говоря уже о возвращении в Главное управление Черного ордена. Чего, спрашивается, он там забыл? Правильно, нихрена. И плевать молодому маршалу, что за спиной у него уже судачат о том, насколько он похож по частоте появлений в подразделении на своего предшественника, чье место занял. Он все равно настолько редко там появляется или встречает кого-то из Ордена, чтобы это его не волновало. А даже и появляйся – все равно бы только мотнул хвостом и ушел по своим делам. Кто-кто, а Канда никогда не отличался чувствительностью к различного рода слухам относительно своей персоны. Привык за все те же более десяти лет сознательной жизни.

Вопрос О’Киф застал Канда за разглядыванием ущерба для рукава. Подняв взгляд, мечник наткнулся на полные сначала удивления, а потом и переживаний, зеленые глаза.

- Мелочь, - фыркнул в ответ мечник, опуская руку и прикидываясь пнем. Или, как минимум, кем-то таким же чувствительным и слышащим. Игнорировать уговоры залечить и перебинтовать свои раны он учился куда больше времени, чем знал свою неформальную ученицу.

Вернулась Рина, помахивая долговой распиской и улыбаясь той самой улыбкой, которая сама за себя говорит «у нас иначе просто не бывает». За ней следом подошла та самая девица, что остановила драку. Что она хотела от младшей Кросс, Канда не расслышал, ухватил только отрывок фразы.

-… плащи. Рыжеволосый мужчина, а потом мальчик...

Сначала мечнику казалось, что он ослышался, но судя по тому, как на незнакомку накинулась блондинка – это не было слуховой галлюцинацией. Маршал и сам шагнул ближе, возвышаясь над девушками черной грядой. Уже по иному, уверено и привычно руки держали ножны Мугена, а залегшая между бровей складка говорила о том, что от него не скроется тот, кто обладает нужной молодому человеку информацией.

До нежданной «спасительницы» Канда так и не успел дойти. Голос Евы застал его на полпути, заставив обернуться на рыжую девушку. Экзорцистка выглядела измотанной и едва ли не терла слипающиеся глаза, как уставший ребенок. А на фразу про нитки парень даже фыркнул.

- А две руки у тебя к ним еще не найдутся? – никто и никогда не видел маршала Канду штопающего одежду. И не увидит. Никогда. Просто потому что после его штопки вещи все так же малопригодны для использования. Но раскрывать этот небольшой факт своей биографии мечник не стремился. Как-то же до этого прожил без штопки, значит и сейчас справится. В крайнем случае, он всегда сможет что-то придумать или найти того, кто поможет с этим щепетильным и тонким делом – зашивать прореху.

Но вот девушка уже ушла, а проблема, вернее задача, вставшая ребром, остались. А значит впору брать быка за рога и добывать такие жизненно необходимые сведенья.

- Так кого вы говорите, видели? Как они точно выглядели? – синие глаза скользнули по его собеседнице. С виду самая обычная горожанка. Ни внешностью, ни одеждой не выделявшаяся. Разве что от каждого ее движения и жеста, от каждой правильной и уместной складочки одежды, от каждого волоска, закрученного в строгую прическу, так и веяло правильностью и соблюдением железной дисциплины. – Где? Когда? – повторил вопросы своей подруги маршал, даже сам того не подозревая. Он так и возвышался над девицей, наседая на нее с вопросами. – Они еще тут?

Его вопросы звучали несколько грубо, практически властно, без возможности не ответить. Рука крепко сжимала верное оружие и казалось, что вот-вот и он его применит, чтобы добыть ответы. Но этого не понадобилось. «Спасительница» ответила:

- Меня зовут Мери Энн. И я предполагаю, что вы не хотели бы обсуждать это прямо тут. С таким количеством сторонних ушей, - она говорила негромко и очень недовольно. Словно тон Канды, а может и сами слова, или же непонимание таких простых истин, ее возмущало до глубины ее правильной души. – Как я уже и сказала вашей подруге, - девушка сделала немного неровный жест, говорившей о ее нервозности, поправляя и без того идеально уложенные волосы. -  Приходите в церковь, на берегу моря. Это в двух кварталах отсюда. Там мы сможем все обсудить. Приходите завтра утром.

На этом молодая женщина не стала дальше ждать ответа и, резко повернувшись, направилась в сторону двери. Видимо на этом она решила, что их разговор окончен. Вот только сам мечник с таким выводом резко не соглашался. Но только он хотел протянуть руку, чтобы сцапать плечо незнакомки чтобы, развернув обратно, заставить говорить, как его остановило предупреждение Рины. А потом уже и сам молодой человек заметил, как периодически кивая знакомым Мери Энн прошла к выходу, а за ней и парочка мужчин, с невыразительными физиономиями и телосложением чем-то очень напоминавших телохранителей или вышибал. А парочка подобных им осталась сидеть в зале и только погладывали то на девушку, то на Канду.

Экзорцист в полголоса выругался.

- Что ты об этом думаешь? – он повернулся к блондинке, кривя губы в раздраженной гримасе. – Стоит пойти проверить или дело пахнет выгребной ямой?

Для себя мечник давно уже решил, что даже если это очень похоже на ловушку – он все равно пойдет, чтобы в этом лично убедиться. Вопрос стоял только в том несет он ответственность только за свою жизнь, или еще и за чужую.

- Я бы сходил, посмотрел, что нас ждет там. И ждать для этого утра мне совсем не хочется.

+1

13

Кросс хотела ответить что-то в своем стиле, мол, да, она обязательно заглянет на свободную кровать. Но в итоге, девушка только усмехнулась и помахала рыжеволосой экзорцистке рукой на прощание. Ева выглядела настолько уставшей, что ее вряд ли бы разбудили даже пляски с бубном у кровати и медведи с балалайками. К тому же новая знакомая вызывала у англичанки больше вопросов, которые хотелось решить либо на месте, либо в ближайшее время. Мери Энн, как представилась неожиданная спасительница, не была аристократкой, но всячески пыталась таковой казаться. Чего только стоили эти идеально уложенные волосы, при этом пахнущие дешевым жиром и гарью, но больше всего женщину выдавали руки. Сморщенные от работы и почерневшие, всем своим видом будто кричащие: "не прикасайтесь ко мне". От чего нежные пальцы могли становиться такими?
Рина знала, когда следует нападать, а когда отступать. Этому учило не столько время, как постоянное чувство опасности, не отпускающее служителей Рувелье. Пускай это поле боя останется за Мери Энн, дочь Мариана привыкла выигрывать войну, а не сражение.
- Хорошо. Мы придем,- ведьма учтиво кивнула, хотя затылок развернувшейся женщины, вряд ли смог оценить этот жест. Зато его по достоинству оценили не слишком умные сопровождающие незнакомки. Кросс знала, что такое находиться под охраной, а еще лучше знала, что такое быть женщиной в мужском мире, поэтому без особого труда вычислила телохранителей. В отличие от Канды, вечно рвущегося в бой самурая. Кросс резко шагнула в бок, оказавшись в поле видимости мечника, и отрицательно качнула головой. Судя по сменившемуся взгляду экзорциста и бурной словесной ругани - он все прекрасно понял.
- Думаю, что наша "спасительница" не так проста, как хотелось бы верить. Да и... Не верю, я в совпадения, Канда.- генеральская дочь поморщила нос и прищурилась,- Могу поспорить, что в церкви нас будет ожидать сюрприз.
Идти в сумерках по незнакомой местности? Пару лет тому назад Кросс с уверенностью назвала бы себя самоубийцей, идею откровенным бредом, а ее инициатора больным на голову. Но, сейчас, разум девушки работал совсем по-другому. Как только взойдет солнце, служители Ордена по дороге к назначенному месту будут видны как на ладони. А за ночь, не то, что армию Акума можно перетянуть, ее можно накормить, одеть, обуть и прочитать лекцию о несанкционированном разрушении ландшафта.
- Как говориться, кто ходит в гости по ночам, тот поступает мудро,- Кросс усмехнулась и театрально зевнула, - Через полчаса возле черного входа? Наши неожиданные надзиратели вряд ли будут сидеть долго. И как раз успеешь заштопать плащ.
Рина заговорщицки подмигнула и поспешила ретироваться подальше от парня и возможности получить Мугеном по вертлявой заднице. Пожалуй, она слишком много себе позволяла.
"К черту! До старости я все равно не доживу"

***
Она больше всего не любила ждать, но ее приучали к этому с детства. И в итоге полжизни, девушка должна была провести в ожидании большего, чуда, тех, кто ее не любил, но постоянно оказывался рядом. Рина должна была убивать свое время глупым, красивым и богатым ничего не деланием, в то время, как мир жил, вдыхая полной грудью. Но, все же, иногда ожидание может быть полезным.
За полчаса можно успеть многое: собраться, дать последние указания мальчонке, проверить правильно ли закреплен меч в ножнах и не слишком ли он заметен под широким плащом, проверить талисманы и щит. От Акума ничто кроме чистой силы не спасет, а банальным хулиганам хватит и хорошего пинка под задницу. Для кого же меч? Рина скорее по привычке носила его при себе, чтоб никогда не забывать, как легко он выскакивает с ножен и сколько горя может причинить. Нося оружие, она невольно поняла, что такое храбрость и что такое отсутствие выбора. И жизнь вновь напоминала, что какой бы уставшей не была ведьма, но смерти будет все равно.
"Иди и сражайся." - Словно мантра звучало в ее голове. Возле оговоренного места встречи ее уже ожидали, к счастью Канда, так что Кросс смогла из себя выдавить даже подобие улыбки.
- В путь?
Огни города уже вовсю горели в окнах, замысловатым мягким светом отливая на брусчатке бликами. Улицы были почти пустынны, последние "нищие" покидали свое рабочие места, смывая струпья и болячки с лиц и тел. Вскоре они пойдут к своим семьям, кормить детей и кричать на непутевых мужей, либо пропивать подаяния в ближайшей корчме. Так было всегда, таков великий круг жизни. Ведьма мягко ступала по мощеной дороге, на улице было свежо, ветер крепчал, где-то вдали было слышно, как скрипят борта небольших рыбацких суден. А море пело свою песню, интересно, о чем? Столько веков существовал великий океан, разрывая барабанные перепонки симфонией шторма, напевая нежную колыбельную волн, все так же продолжал это делать. Некоторые вещи, действительно остаются вечностью - прекрасной, манящей, но никогда ее не постичь простому человеку. Для этого люди слишком быстро умирают.
Два квартала, о которых говорила Мери Энн, показались Рине недопустимым преувеличением, так как в этой стороне моря дома попадались реже, а сама церковь стояла на отшибе. Возможно, в более давние времена ее использовали как маяк, но вскоре городишко пришел в упадок и надобность в нем пропала. Мощеная дорога вскоре превратилась в обычную, песчаную, на ней попадались корни деревьев с ближайших садов и грубо обтесанные камни. Источники света попадались все реже, а глаза не успевали перестроиться.
- Гадство!- Кросс споткнулась, но вовремя обрела равновесие, хотя могла совершить чудный пируэт. Не то на плохие слова действительно слетаются черти, не то их притягивала сама дочь Мариана, но из ближайшей чащи вышло трое, преграждая путь.
- Повторение - мать учения? - девушка скептически подняла бровь и хотела уже потянуться к оружию, но что-то было не так.
- Канда! Они...! - ведьма не успела закончить предложение, резко отпрыгнула назад и произнесла,- Связующие перья!
Талисманы окутали еще не успевшего до конца превратиться Акума, он глупо застыл, не успев завершить метаморфозу, плотно сжатый магическим заклинанием. Залп оружий сзади! Девушка сама не помнила, как успела из магического пространства достать искательский щит и активировать его. Потрепанный с выцветшей розой ветров, он уже не первый раз спасал ее жизнь. Рука заныла от пришедшего на нее удара, ведьма чувствовала, как что-то в ней предательски хрустнуло и под бинтами чавкнуло. Но, она хочет жить, значит, выдержит и этот бой.
- Abata Ura Masarakato - видимых изменений не было, перед бойцами все также простиралась окраина городишки, выцветшие заборы и буйно выросшие лопухи между кустами шиповника. Но, ветер больше не проникал и не шевелил ни один стебель, море не пело свою колыбельную, внешний мир замер в магическом пространстве Кросс. Понимал это Канда или нет? Англичанка не могла этого точно знать, но полагала, что опытный воин поймет. Времени на разговоры не было, барьер позволял контролировать количество врагов, но уж никак не их действия. Акума. Семь штук, из них только трое второго уровня, все остальные Третьего. Рина почти облегченно вздохнула, осознавая, что здесь нет ни Ноев ни Четвертого уровня. Один из врагов все еще лежит, пришибленный магическими талисманами на полу и выпутаться из них. Удар пришелся совсем не кстати, ученая даже толком не успела на него отреагировать, поэтому глухо свалилась на спину, выставляя щит, в который тут же уперлось колено Третьего уровня.
- Ты не экзорцист.- Машинным голосом произнес демон.
- Какой догадливый!- сквозь зубы прошипела генеральская дочь, впрочем, не оставаясь долго в долгу. Акума нельзя убить ничем кроме Чистой Силы, но вред им причиняет и другое оружие. Удар видоизмененным пространством был достаточно сильным, чтоб творение Графа пошатнулось и выпустило ведьму со своих тисков. Ученой же хватило и малейшей свободы, чтоб шустро перекатиться и вскочить на ноги. Ее маленькое магическое королевство теперь раздирали звуки войны, не слышимые никому кроме находящихся внутри. Акума не жалели способностей, желая побыстрее расправиться с добычей, казалось, что каждый сантиметр поля битвы будет покрыт воронками взрывов. Рина не жалела себя, сдерживая натиск врага, пытаясь не мешаться под ногами у экзорциста, но в тоже время прикрывая его. Когда все закончилось, в ушах стояла непривычная тишина, такая звенящая и устрашающая, что казалась нереальной. Англичанка убрала магический барьер, в который тут же влетели звуки прибоя и, казалось бы, не родного мира.
- Ну, что ж, братец, поговорим? - девушка устало присела возле того самого Акума, который так и не смог вырваться из плена. Он противно засмеялся, заставив Кросс поморщить нос.
"Модифицирую тебя и заставлю ботинки себе вылизывать"
- Глупая девчонка. Ты не заметила? Жатва уже началась! - Рина прищурила глаза, пытаясь понять, о чем говорит демон. Ей потребовалось несколько секунд, чтоб вспомнить страшные картины, которые она уже видела. Жатва. Кровь. Лужи крови. Кости поломанные, словно тонкие ветки деревьев. Сухожилия, как белые ленты, вырывающиеся из-под кожи. И крики раздираемого в клочья человека. Один за другим. Один за другим… Крики и кровь. Растворяющиеся тела в яде Акума и красные плащи.
- Канда… Это была действительно ловушка,- ведьма еще не в силах прийти в себя,- Нам нужно назад! Там же Ева! Там же все!
Кросс сорвалась на ноги и побежала, что есть силы. Она видела то, чего не видят остальные. Она знала, что скоро город накроет паутина заклинания, не ее заклинания. И тогда все умрут. Как в тех городках, в которые никто не успел.

[AVA]http://s6.uploads.ru/QPRvw.jpg[/AVA]

Лучший пост сезона Июнь-Июль 2017

+1

14

Нэд смотрел в окно, задумчиво разглядывая прохожих. Кто-то куда-то бежал, кто-то разговаривал со знакомым, а кто-то просто праздно шатался по городу. Все такие разные, но в то же время одинаковые. Одинаково счастливые от неведения и праздной жизни. Для них война было чем-то отдаленным, похожим на мифы и сказки старух у камина, которыми пугали непослушных детей. Знал ли хоть кто-то из них о том, что сейчас происходит в мире? Об Акума, Графе и Экзорцистах? Возможно, но никто не предавал этому значения, считая, что одни фанатики сражаются с другими. "А так ли они неправы?"
Ван Хален обернулся и увидел, как Рина в очередной раз начала шевелиться и бормотать что-то во сне. "Опять кошмары, малыш?". Он встал и подошел к девушке, вглядываясь в её измученное лицо покрытое испариной. Он мог сражаться с людьми, мог выкладываться на полную в схватках с врагом, но он не мог изгнать ту тьму, что сейчас поглощала Кросс. Он не мог ей помочь, ведь даже Вороны не способны сражаться с кошмарами. Но он был рядом, наблюдая с какой-то тоской за метаниями девушки, надеясь, что скоро этот дурной сон закончится.
Через несколько минут она проснулась открыв глаза. Эддард успокоился встретившись с ней взглядом. Он ничего не хотел говорить, но слова будто сами вылетали из его уст. Беседа была странной, непростой, непонятной. Но, наверное, душевной, задевая те самые струнки, благодаря которым душа человека превращается из серого куска во что-то более стоящее. Он встал и открыл окно, и направился к двери, оглянувшись лишь раз. У него было задание и он должен был идти. Он волновался, не хотел её оставлять одной, но и не мог постоянно быть рядом. Из-за этого он только бы начал "душить" её. Такую свободную и такую непокорную.
***
Эддард вышел на улицу, был вечер, и хотя день уже подходил к концу, воздух был очень плотным и горячим.
- Как же жарко…, - про себя произнес Ворон и пошел по улице.
Что он знал? Он знал, что в город прибудут Дейся Барри и Эванджелин О’Киф. Знал, что в городе намечается заварушка. Его и отправили сюда поэтому. Вернее, отправили Рину, разбираться с магией, а он как всегда должен был сохранить блондинистую задницу целой и невредимой. Он усмехнулся про себя подумав об этом и направился к начальнику охраны этого города. У него не было ни контактов, ни связных, он был вынужден выкручиваться сам. Кто из них мог быть Акума, Нэд не знал, поэтому приходилось быть предельно аккуратным. "Эх, если бы сейчас у меня был проклятый глаз Аллена Уолкера". Мужчина тряхнул головой, отбрасывая эту мысль, ведь на самом деле, даже не смотря на всю практичность, быть проклятым ему явно не хотелось.
- Странное? Да перестаньте, что может быть странного у нас в городе? У нас кошка родила 12 котят, да один пьяница утонул в местной канаве. Вот все и странности. А так, живем как все нормальные люди, - начальник покручивал свой ус, что-то отчаянно вспоминая. А потом неожиданно взглянул на Ворона и спросил: - Извините, а вот вы кто такой? Выглядите очень странно?
Ван Хален ничего не желал объяснять и распинаться. По большому пузу и круглой ряхе было ясно, что сей тип и его подчиненные вряд ли могли что-то знать, помимо того, где можно съесть самого вкусного молочного поросенка. Нэд сделал как обычно, показав бумагу и разрешения, и не сказав больше ни слова решил пройтись по городу. Солнце почти зашло за край горизонта и жара спала. Стало легко дышать и двигаться. Людей становилось все меньше и меньше на улице, поэтому пришлось пройтись по паре питейных заведений, расспрашивая народ там.
Нечетки указания вели к нечеткому исполнению. Эддард не знал, что он ищет и какое задание Ватикана выполняет. Он лишь знал, что должен быть здесь и приложить все усилия для того, чтобы не допустить беды. Люди были замкнуты и разговаривали неохотно. В какой-то момент Ван Хален даже пожалел, что с ним не было Токусы. Этого Ворона люди обожали и почему-то  тянулись к нему. Да что уж тут скрывать, порой мужчина ловил себя на мысли, что сам обожает своего друга.
Но кое что узнать все же удалось. В городе появился экзорцист и по описанию его формы, он был не простым экзорцистом, а Маршалом. Более того, экзорцист был не европейцем и по описанию местных был похож на японца. "Канда", - пронеслось в голове и Нэда. С одной стороны данная новость вселяла уверенность, так как при наличии Маршала шансы на успехи в любом деле увеличивались. Но с другой стороны, не могло быть совпадением то, что такое большое количество людей из Ордена оказались в одно время в одном месте, особенно в таком небольшом городе. "Грядет что-то плохое".
Эддард потратил ещё немного времени, чтобы наложить талисманы на ключевые позиции и направился в таверну, где они с Риной остановились. Он почему-то был уверен, что белокурая магичка уже встретилась с экзорцистами и возможно уже ввязалась в неприятности. Но все-таки он надеялся, что они дождутся его. В таверне подкупленные ребята рассказали ему о произошедшем и о том, что Рина с Кандой куда-то ушли. Зато два других экзорциста похоже были в своих комнатах. Нэд решил зайти к ним. Поднявшись по лестнице, он увидел, как дверь О'Киф открывал странный тип держа в руке нож. Ворон среагировал моментально. Подлетев он ударил незнакомца в ногу, и выломав руку перехватил нож приставляя его к горлу противника:
- Рассказывай, кто ты такой и что делаешь? – он сильнее надавил ножом на горло, чтобы противник не мог шевельнуться.
Но тот что-то испугано бормотал и заглянув в комнату Ван Хален увидел в окне Акума, который поднимался и готовился открыть огонь. Времени думать не было, работали только рефлексы. Вылетели талисманы, закрывая всю стену и окну, а губы произнесли:
- Крылья защиты!

+2

15

[AVA]http://sg.uploads.ru/WCsM8.jpg[/AVA]
Маршал согласно кивнул на слова ведьмы. Он тоже не верил в совпадения. Особенно в такие. Нет, в случайной встрече экзорцистов не было ничего странного. Если они же неожиданно пересеклись с подопечной Рувелье – ну бывают совпадения, кабацкая драка – всегда и постоянно. Пьянь в таких заведениях не переводится, а две привлекательные девушки в нетипичной одежде всегда привлекают внимание. Случайная «спасительница» - ладно, но вот то, что она охраняется, как наследница графа и при этом в ней так и сквозит какая-то фальшивость. Да и сведенья о Мояши и чертовом Кроссе.. Все вместе это выглядит уже как откровенная подстава. От ее ощущения так и зудит между лопаток, словно от недоброго взгляда. И чем скорее Канда избавится от этого неприятного ощущения – тем больше нервов сохранит он сам и его окружение. А как он это сделает – проверив все в лобой атаке или узнав по секрету – совсем не важно.

- Опоздаешь – ждать не буду, - кивнул на слова девушки мечник и повернулся к лестнице, где скрылась Эванджелин. Намек парень решил пропустить мимо ушей, хотя хитрые, понимающие глаза Рины успел заметить.

«- Будто у меня сейчас есть на это время», - фыркнул про себя японец.

Комнату старого напарника он нашел с третьего раза, перед этим наткнувшись на две закрытые и одну занятую. Парень уже спал без задних ног и даже не услышал мечника, вошедшего в помещение. Канда на это лишь покачал головой.

« - Совсем распоясался без присмотра и тренировок. Надо будет как-то перехватить его и загонять до десятого пота, чтобы знал, как беззаботно дрыхнуть на вражеской территории», - решил про себя Канда.

Он и правда слишком привык опекать товарищей. По своему, но не присматривать за ними. Кто-то скажет, что он стал неженкой, кто-то, что он стал добрее, но сам-то экзорцист знал, что он просто принял эту свою жизнь и решил ее прожить максимально полно. На пределе сил и возможностей, чтобы ни о чем потом не сожалеть.

- Растяпа, - прошептал японец в сторону спящего, скидывая свои вещи у второй кровати. Рана слегка стрельнула болью, но маршал привычно проигнорировал ее. И не через такое проходили. Вот только, если он планирует иди в ночную разведку – стоит ее все же перевязать. Матерясь, сквозь зубы, Канда достал из сумки антисептик и щедрой рукой полил на порез. Сначала слегка защипало, а потом японцу показалось, что его обожгло огнем. Ругаться резко захотелось в два раза сильнее.

«- Млять, это когда бы я еще заливал раны лекарствами? Даже не так, это когда бы я еще вообще задумался о том, чтобы обрабатывать свои ранения и носить с собой лекарства? Гребаная регенерация…»

Но вот быстрое лечение в стиле маршала Канды была проведена, и он принялся заматывать порез куском льняной ткани, игравшим роль бинта. Одной рукой, на самом себе, да еще без опыта вышло неряшливо, но и на том сойдет. Так что Юу решил не мучать себя с этой задницей больше. Теперь можно натянуть обратно плащ и… и мечник вспоминает о прорехе на плаще. А еще о словах О’Кифф про нитку с иголкой.

Колебался Канда всего какую-то секунду, после чего сгреб с кровати плащ и Муген и шагнул прочь из комнаты.
В отличие от комнаты Бари, комнату Евы он нашел сразу. В отличие от предыдущей, он даже предварительно постучал. Хотя не стал дожидаться ответа и разрешения войти. Это помещение было точной копией того, которой маршал только что покинул. Различие разве что было в их обитателях. Запоздало экзорцист понадеялся, что девушка еще не спит. Как-то не хотелось будить понапрасну свою.. кого? Напарницу, ученицу, подругу, старую знакомую, протеже или… Кого?

Канда только фыркнул, качнув головой, решив, что сейчас не время для подобных размышлений. Тем более что само время утекало сквозь пальцы.

- Бельчонок, ты там говорила о швейном наборе. Раз ты его с собой носишь – наверняка умеешь пользоваться. Так что у тебя сейчас есть возможность проявить себя.

Просить о чем-то японец никогда не умел. При просьбе слова всегда застревали у него в глотке тугим комом, не давая произнести ни слова. Со временем он научился хоть немного озвучивать свою потребность. Только выглядело это все так же неприглядно. Везло только, что просьбами маршал обращался нечасто и к людям, которые безоговорочно его понимали. Даже сейчас Юу надеялся, что девушка сможет его понять и помочь. Чтобы ко времени выхода решить проблему дырявости в униформе.

Отпущенные полчаса уже практически подошли к концу, когда Канда покинул комнату Евы. Тихо выскользнул и так же тихо прикрыл за собой дверь, оставляя в комнате засыпающую ирландку. Но это не помешало ему оказаться на месте встречи первым. С заново перевязанной рукой и заштопанным плащом. План минимум был выполнен, план максимум… что же… Парень ухмыльнулся.
На место встречи Кросс пришла спустя пары минут после экзорциста.

«- Не опоздала и ладно», - кивнул на вопрос ведьмы мечник.

Путь оказался длиннее, чем предполагал мечник. Была ли то вина ночного города, на удивление пустынного и тихого, или же того, что два квартала обернулись всеми тремя… А может Канда просто задумался о возможных перспективах и они ему настолько не понравились, что нехорошее предчувствие не отпускало. И как оказалось не зря. На половине пути экзорцирст заметил за ними следку, хотя сразу и не мог понять кто это – простые бандиты, охочие до наживы, давешние драчуны, решившие взять реванш, или кто похуже. Впрочем, едва парочка ночных гуляк вышли на пустырь, все сомнения развеялись. Их окружили. И намеренья у нападающих были явно не самые дружелюбные. Тут еще блондинка решила попытаться прорыть носом землю. Безуспешно, так как девушка сразу выровнялась, но это словно стало сигналом для атаки.

Канда повторил ругательство, но в более нецензурной форме. Руки привычно легли на меч, вынимая его из ноже. Ловушка захлопнулась, закрывая в себе экзорциста и ведьму. Или все же бедных несчастных акум?

Противников было семеро. Одного Ведьма быстро скрутила подозрительно знакомыми талисманами. Маршал даже досадливо сплюнул, показывая свое отношение к Воронам и его техникам. А дальше все завертелось в безумной пляске. Двое против семи. Один против семи с обузой, которую должен оберегать от яда акума. Хотя, это же самое теперь должно относиться и к самому японцу. Больше у него не существует щита небрежности в виде регенерации, способной поглотить смертельный вирус.

Мечник еще раз выругался, куда более сильнее, чем в предыдущий раз.

- Муген, поехали. Два иллюзорных лезвия, - рука привычно сдалась на рукояти второго меча. И очень вовремя. Увидев Чистую силу, большинство противников переключились на Канду, предпочитая уничтожить наиболее опасного противника сразу.

- Экзорциииист, - прошипела змееподобная тварь, прежде чем быть разрубленной пополам. И правильно, нехрен было так глупо и так нагло атаковать. С этим пусть спокойно гниет в земле, где ей самое место. Но стоило одному чудищу полечь пол клинком Мугена, как на ее место тут же стало другое. Они кружили вокруг мечника, стараясь атаковать все разом, но от этого только больше мешали друг другу.

- Вторая иллюзия, Восемь цветков Богомола, - мстительно проговорил Канда, уничтожая Третий уровень и тут де рассекая зазевавшегося второго. Противников стало в два раза меньше. Теперь они старались держаться подальше от острых лезвий. Муген оставлял на них пока только царапины. А стоило мечнику приблизиться, как а него летела новая атака. В какой-то момент боя они решили выбрать лучшую для себя тактику. Как свора собак атаковали и тут же отходили давая возможность напасть соратникам.

- Да идите вы в… с... под.. и… на… мрази поганые , - выдохнул маршал, вконец озверев от наглости демонов. – Иллюзия первая, Адские жуки!

Призванные создания тут же смели одного из противников, открывая японцу путь к наступлению. Окруженный Жуками акума стушевался и пропустил удар, отделивший его уродливую башку от тела. Не успела она упасть, как маршал развернулся к оставшимся двум противникам. Пользуясь моментом ошеломления правый из них распался на красивые восемь кусков, вырезанных второй иллюзией.

- А теперь поговорим, падаль? - спросил Канда, сверкая зверской ухмылкой, оборачиваясь к последнему. Бой и так затянулся слишком надолго для таких противников.  Но ничего, у него еще будет время рассчитаться за это.

Только сейчас экзорцист заметил, что время вокруг застыло. Воздух стоял на месте, на деревьях не шевелился ни один листик. Как если бы они были помещены в игрушечный стеклянный шар, соблюдавший этот крохотный клочок пространства вдали от основного потока времени.

«- Ведьма!» - в очередной раз подумал мечник, скашивая глаз на запыхавшуюся блондинку с щитом Искателей в руке.
Но размышлять дальше было некогда. Последний акума пошел в атаку, чтобы быть повиснуть на мече самурая, а потом и вовсе упасть к его ногам дымящимися развалинами.

Японец фыркнул и стряхнул меч от крови монстров, прежде чем спрятать его в ножны. Дело сделано. А если дочь Кросса хочет поиграть с новой игрушкой – он не будет ей мешать. Рина тем временем тоже встряхнулась, что-то пробормотала и в уши ударили звуки. Обычные звуки, которые бывают ночью у подножья города. Только сейчас экзорцист осознал, насколько неестественным было то пространство, где они сражались. Хотя в целом это был разумный ход со стороны ведьмы. Главное, чтобы он не обернулся еще большей ошибкой.

Пока кросс говорила со своим пленником, Канда осматривался на предмет подкрепления к акума. И дернул же его черт оглянуться в ту сторону, откуда напарники пришли.

- Сууукаааа… - Протянул маршал. Быть может он добавил бы еще что-то более существенное и крепкое, но он не мог. Он спешил, едва ли не раньше Рины срываясь с места и что есть мочи летя обратно. Над городом поднимался дым и желтело первое зарево пожаров.

И, все таки, они немного не успели. Совсем чуть-чуть. Какую-то бешено малую секунду. Потому что трактир, где они были полыхал ярким заревом, занявшись, словно спичка. Огонь охватил весь второй этаж, плясал на крыше и теперь подбирался к первому. Потому что здание скрипело и стонало, грозя в скором времени сложиться. Потому что не было никаких криков изнутри, но зато изрядно ротозеев снаружи. Потому что над головой Канда прогудел знакомый колокол, отдаленно напоминающий похоронный. Потому что звук этот преследовал стайку акума высоко в небе. Потому что в руках у одного из них была хрупкая женская фигура, едва различимая с земли.
Потому что мечник, не раздумывая, рванул в горящее здание, чтобы самому проверить и убедиться во всем.

И там на него кто-то налетел, едва не сбивая с ног.

+1

16

Первое, что сделала Ева, переступив порог своей безликой тесной комнатки – оглушительно чихнула. Пыль в помещении стояла столбом, светлым и настолько густым, что при любом движении воздуха скручивалась на полу в миниатюрные смерчи. Ирландка даже на какой-то краткий миг почувствовала себя в этой комнате незваной гостьей, потревожившей истинных хозяев гостиничного номера – земляных клопов и прочих обитателей нестиранных подушек и одеял.
     Сервис, конечно, на уровне. С другой стороны, не пищат крысы – уже хорошо.
     Вода в лохани оказалась чуть теплой, но вполне чистой и пригодной для купания, полотенце Ева демонстративно выкинула в окно, придерживая за угол самыми кончиками пальцев. Быстро отмыв волосы от дорожной пыли и растерев себя жесткой мочалкой до красноты, она на одной ноге допрыгала до кровати и поспешно переоделась в одежду для сна, стуча зубами от холода. На дне небольшой дорожной сумки обнаружился любимый костяной гребень, открытые окна впустили свежий ночной ветер, на котором девушка принялась сушить голову, прислонившись спиной к стене. 
-Ублюдок, я тебе покажу как обзывать мою жену потаскухой!
- Смотри штаны не намочи, смельчак!
     Ева закатила глаза к покрытому паутиной потолку и вопросила у него: «Доколе»? Не получив ответа, она вновь чихнула и направилась в сторону кровати, размышляя над тем, стоит ли скинуть на пол всё, включая матрас, и лечь спать на голой пружине. В металле, насколько ей было известно, клопы не водились.
     В дверь постучали, когда она уже придирчиво рассматривала и вертела в руках клетчатое одеяло. Канда появился в спальне, не спрашивая разрешения – просто вошел и тут же напомнил ей об обещании заштопать пострадавший в потасовке рукав. Проигрывать ему она умела профессионально, а вот отказывать – нет, потому уже спустя минуту Эванджелин нанизывала на иглу тонкую шерстяную нить и жестом просила Канду снять с себя плащ.
     Его порез, неаккуратно перемотанный куском ткани, все еще приманивал к себе взгляд, но предлагать свою помощь вновь она не решилась, сконцентрировавшись на мелких, аккуратных стежках. Плотная ткань плаща поддавалась с трудом, Ева колола себе пальцы и еле слышно шипела под нос, пока пьяницы на улице выясняли степень легкости поведения хозяйки таверны.
- Вот у людей интересы… Пиво да девки. Уж лучше Акума и Нои.
     Канда хмыкнул, Ева запоздало осознала, что озвучила свои мысли вслух и тут же слегка виновато улыбнулась ему, сильнее сжимая норовившую выскользнуть иглу.
     Всё завтра. Все разговоры, все попытки выудить из него информацию о доме и уболтать своего вредного генерала на спарринг. Только бы не напоролся на неприятности и вернулся обратно без новых дыр на форменной плаще.
- Вы поосторожнее там, хорошо? И берегите Рину, она все же леди.
     Последние силы покинули её вместе с хлопнувшей за ним дверью. Ева упала на кровать, опуская тяжелые веки, и провалилась в сон прежде, чем коснулась влажной головой подушки.
«Акума. Здесь воняет Акума».
     Встревоженный голос Мефистофеля заскребся внутри, за шиворот вытаскивая из долгожданного сна. В воздухе еле ощутимо пахло горелым, внизу слышался странный, непривычный для подобного времени суток шум, а в грудине сжималось в комок беспокойство.
     Ева впрыгнула в сапоги, не потрудившись переодеться, и поспешно накинула поверх ночной рубашки форменную куртку. Лишенный должного отдыха организм бунтовал головной болью и слабостью, но обращать внимание на это у неё не было времени.
Мефистофель шипел и гнул спину рассерженной кошкой, предвкушая сытную трапезу. 
- Экзорцисты! – Нараспев протянули где-то за стенкой. – Я знаю, что вы здесь, выходите поиграть!
     На активацию Чистой Силы ушло меньше секунды, и в коридор Ева вылетела уже с вооруженным до зубов Мефистофелем. От мгновенной и позорной смерти её спасло только то, что облаченная в черное нежить летела впереди – первые пули срикошетили о каменную кость и взорвались, брызгая во все стороны ядом.
     Мефистофель с визгом бросился в бой со Вторым уровнем, пока Ева стучала кулаками во все двери и толкала перепуганных постояльцев к лестнице на первый этаж. Помогал ей в этом полуодетый и безумно злой Дейся.
     Ещё бы, поспать им так и не дали.
- Эти козлы выследили нас!
     Новая очередь просвистела в метре от неё, насквозь прошивая и частично обрушивая деревянную крышу  - Первый завис прямо над таверной, беспорядочно паля по окнам. Прикрыться ладонями она не успела – в лоб что-то стукнуло, и Ева завалилась на спину, слушая пугающий треск не то дерева, не то собственного черепа. Перед глазами заплясали звезды, по лицу потекло горячее, а сознание поплыло, пытаясь ускользнуть от неё во тьму.
     Внизу завизжали перепуганные селяне. Ева свистом призвала Мефистофеля и с трудом поднялась на ноги. Покачиваясь из стороны в сторону и сбивая собой все углы, она кинулась к не успевшим эвакуироваться гражданским, оставляя зарвавшийся шар на уже активировавшего свою Силу товарища.
     По коридорам уже пополз едкий дым.
     Внизу её поджидало ещё двое. И пока она боролась с первым, второй успел с самодовольным смехом умыкнуть у неё из-под носа единственного человека, оставшегося в помещении – хозяйку таверны. Засранец был настолько проворен, что Мефистофель успел лишь задеть его краем косы.
- Поймай его! Вперед, Второй уровень!
     В горло уже начал забиваться дым, голова раскалывалась от боли и шла ходуном, ноги путались друг о друга, к горлу подкатывала тошнота, а лицо заливало кровью, но ирландка все равно упрямо кинулась следом за своим костлявым воином.
Чтобы на пороге впечататься в кого-то многострадальным лбом и рухнуть вниз.
- Твою…
     Она инстинктивно выкинула вперед руку с бесполезным против Акума столовым ножом и поползла назад, вытирая свободной рукой залитые вязким и красным глаза. Сверху вниз на неё смотрело большое чёрное пятно. Моргнув, она узнала в нём человека, который ещё недавно просил её зашить ему плащ.
-Канда? – Ева закашлялась и убрала нож, пытаясь подняться на ноги. Покачнувшись, она снова завалилась на бок. – Там Дейся наверху, помоги ему. И козлы утащили хозяйку этого дома.
     Наверху что-то вновь взорвалось, перекрытия между этажами опасно заскрипели и оглушительным шумом обрушились, обдавая экзорцистов жаром. Ева закашлялась и судорожно похлопала себя ладонями по занявшейся пламенем ночной рубашке.
     Хоть бы Дейся был в порядке. Хоть бы он был в порядке.
- Дейся!
     Снаружи послышался звон Колокольчика. Ева облегченно выдохнула и вновь попыталась встать.
     Но не смогла.

Отредактировано Evangeline O'Keeffe (03-12-2017 12:14:04)

+1


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Новая сказка » И даже будущее не избавит нас от старых привычек